03.03.2010 00:00

Лидер без миссии

Федор Лукьянов Forbes Contributor
Превратится ли Америка в эгоистическую великую державу

Выступая в январе с ежегодным посла
нием «О положении страны», Барак Обама сказал: «Я не приемлю второго места для Соединенных Штатов». Даже предположение о том, что Америка может не быть первой, революционно для руководителя гипердержавы.

Стремление к лидерству заложено в американском политическом сознании, но всемирные контуры оно обрело в XX столетии. После Первой мировой войны США вступили в европейскую игру. После Второй мировой — возглавили Запад. Наконец, после холодной войны оказались глобальным лидером — их системный оппонент не выдержал гонки и самоустранился. Быстро оформилось представление о том, что Америка а) по полному праву достигла вершины могущества и б) это является оптимальной и естественной формой международного устройства.

Барак Обама — четвертый хозяин Белого дома (после двух Бушей и Клинтона), для которого лидерству Америки нет альтернативы. Вместо силового и одностороннего подхода предшественника он предлагает коллективные действия против общих вызовов, естественно, под патронатом Вашингтона. Однако события не вписываются в заготовленные схемы. Никто не бросает США открытого вызова. Но энергия процессов, которые ранее были зажаты в тиски биполярной конфронтации, вырвалась наружу и не поддается регулированию. Растут новые державы, появляются негосударственные игроки, расшатывающие всю конструкцию, и региональные центры с разнонаправленными амбициями.

Красноречивый пример того, как лидерская идея наталкивается на непонятную субстанцию, — отношения с Пекином. Американские эксперты долго выискивали доказательства того, как по мере развития капитализма Китай будет приближаться к западной модели и встраиваться в американоцентричную либеральную систему, оценив ее выгоды. Этого не происходит. То есть выгоды КНР извлекает, но встраиваться не собирается. Как и противостоять. Китай наращивает экономическую мощь и совершенствует способы ее обеспечения не против Америки, а в обход ее.

Как отмечали в нашумевшей статье 2007 года ученые из Университета Беркли Назин Барма, Стивен Вебер и Эли Ратнер, «мир без Запада» предпочитает укреплять связи внутри себя. Это закладывает основы для развития новой, параллельной, международной системы». Например, статистика фиксирует быстрый рост в последние пять лет китайского товарооборота со странами Юго-Восточной Азии, Индией, Бразилией, Южной Африкой. Сбалансировать зависимость от американского рынка, сформировавшуюся за десятилетия и сыгравшую пагубную роль во время кризиса, трудно, пока основное потребление происходит на Западе. Но тенденция характерна. То же в сфере доступа к источникам сырья: КНР работает там, где Америка либо недостаточно активна, либо не присутствует по политическим причинам, — в Зимбабве, Судане, Бирме, Иране и т. п.

Американское лидерство не вдохновляет и других. Россия, по сути, не принимала его даже в самый свой прозападный период, в первой половине 1990-х. Развивающийся мир возлагает на США ответственность за неспособность урегулировать региональные конфликты. Европа клянется в верности, но не готова брать на себя риски для поддержки действий Вашингтона в отдаленных уголках планеты.

Возможно ли появление Америки, которая не будет мыслить в категориях доминирования и превратится в «нормальную» великую державу? Согласно опросу, опубликованному в декабре 2009 года службой Pew Research, 41% американцев считает, что глобальная роль Соединенных Штатов сейчас «менее важна, чем 10 лет назад». Это самый высокий показатель скептицизма за 30 лет, а по сравнению с 2004 годом число скептиков удвоилось. 49% граждан полагают, что США «нужно заняться своими делами», — максимальная цифра с 1964 года. При этом 44% — тоже максимум за 45 лет — думают, что Америка должна идти своим путем, не обращая внимания на мнение других стран.

Сочетание последних двух выводов (заняться собой и не обращать внимания на остальных) настораживает. Изоляционизм в глобальной экономике невозможен. Значит, альтернативой лидерству, которое предусматривает наличие миссии и ответственности, является просто воплощение в жизнь меркантильных интересов и обретение конкурентных преимуществ, невзирая ни на что. В принципе, так действует Китай. Но если его подход возьмет на вооружение Америка со своей огромной мощью, это чревато для мира тяжелыми потрясениями.

Автор — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

Новости партнеров