03.02.2010 00:00

Здоровые инновации

Как вывести российскую фармацевтику на передовые рубежи

У адмирала Нельсона до последних дней жизни в непогоду ныла рука, ампутированная во время сражения при Тенерифе. Нейрофизиологи называют это фантомными болями.

От боли в несуществующей конечности страдает и отечественная фармацевтика. Ситуация в отрасли не блестящая. Ее вклад в ВВП не превышает 0,5%, при этом она покрывает лишь 20% потребностей страны в лекарствах. Львиная доля производственной активности сводится к упаковке китайских, индийских и других полуфабрикатов. Тем не менее дискуссии на правительственном уровне и в прессе создают ложное ощущение, что отрасль лишь слегка недомогает. Основной причиной недомогания объявляют давление «Большой фармы» — западных фармкомпаний, ведущих экспансию на нашем небольшом, но быстро растущем рынке. «Пациенту» прописана легкая оздоровительная терапия: вытеснение «Большой фармы» с помощью протекционистских мер. По замыслу регуляторов, это позволит отечественным разработчикам и производителям резко увеличить выпуск лекарств, в том числе инновационных.

Политическая воля давно стала реальным инструментом в фармацевтике: во многих странах предусмотрена возможность контроля цен на лекарства, зарубежным производителям установлены квоты, а местным созданы преференции. Трудно спорить c тем, что импортозамещение — это рациональная стратегия в условиях, когда, по словам премьера Путина, «отечественный производитель, по сути, гость на собственном рынке». Но сами по себе протекционистские барьеры не переведут отрасль на инновационную модель развития. Если мы хотим лечиться качественными препаратами собственного производства, отрасли требуется не легкая терапия, а комплексная реанимация.

Советская фармацевтика никогда не была инновационной. Она ориентировалась на массовое производство по минимальным ценам, что, как правило, означало копирование зарубежных технологий. В общем объеме производства доля действительно инновационных отечественных препаратов меньше 1%. Инвестиции в их разработку невозможно окупить на небольшом внутреннем рынке, а пациенты чаще всего принимают решение о покупке того или иного препарата «самостоятельно», то есть под действием рекламы. Поэтому то, что подается у нас как инновации, обычно представляет собой лишь активный маркетинг.

И все же именно сейчас есть основания для создания в России инновационной фармацевтики. И цель эта может быть достигнута не вытеснением, а взаимовыгодным партнерством с «Большой фармой».

Разработка инновационных лекарств — высокорисковая деятельность. Принятые в развитых странах требования к эффективности и безопасности увеличивают срок разработки препарата до 10–14 лет и удорожают процесс до $1 млрд за один препарат. В условиях жесткой конкуренции крупные компании стремятся вывести часть цикла исследований и разработок туда, где издержки ниже. В России по ряду причин (низкая зарплата врачей, слабое развитие страховой медицины, унаследованная от СССР единая система регистрации больных, позволяющая оперативно формировать группы для исследований) лекарства можно разрабатывать и дешевле, и быстрее.

Компании, способные заниматься разработкой инновационных лекарств, в России есть. В обмен на снижение рисков и стоимости исследований они могли бы получать от «Большой фармы» эксклюзивные права на производство и продажу инновационных лекарств в России/СНГ, а также лицензионные выплаты от распространения лекарств в остальном мире. Это превратит Россию из полигона, где на гражданах испытываются лекарственные кандидаты для зарубежного производителя, в полноценного участника и бенефициара мирового процесса инноваций. Кроме того, на глобальном рынке имеется большое количество качественных лекарственных кандидатов. Приобретение прав на их разработку и продажу позволило бы нашим компаниям диверсифицировать портфель своих разработок и снизить инвестиционные риски.

Сравнение отечественной фармацевтики с адмиралом-калекой, конечно, хромает. Главное различие в том, что почти отсутствующую инновационную отрасль можно нарастить. Но одними приказами этой проблемы не решить. Потребуется модернизация, устранение кадрового дефицита и — главное — интеграция в глобальный фармацевтический бизнес.

Автор — директор по инфраструктурным программам ГК «Роснанотех»

Новости партнеров