03.02.2010 00:00

Контекст

Рональд Рейган: Спад — это когда работу теряет сосед, кризис — когда работу теряете вы, а выздоровление экономики — когда работу теряет Джимми Картер.

Надежда есть

Мы живем в глобализованном мире, поэтому [быстрое] восстановление [после кризиса] возможно в любой стране. Не уверен, что Китай оправится быстрее, чем, скажем, США, поскольку экономика Поднебесной очень зависит от состояния мировой торговли.
Эрик Маскин, нобелевский лауреат по экономике, в The New Times

Надо объединяться

Крепнущая вера в то, что финансовой системе удалось избежать коллапса и что мы потихоньку возвращаемся к прежнему состоянию, свидетельствует о серьезном недопонимании сложившейся ситуации… Международным рынкам необходимо международное же регулирование, но существующий его вариант основан на принципах национального суверенитета… Каждое правительство прежде всего озабочено состоянием экономики собственной страны. В итоге развивается тенденция, которая угрожает подорвать и даже разрушить международные финансовые рынки… [Если регулирование не станет полностью международным], финансовые рынки будут разрушены игрой на разнице между условиями регулирования на разных рынках. Бизнес будет мигрировать в страны с наиболее мягким регуляционным климатом, подвергая остальные государства неприемлемому риску.
Джордж Сорос в «Ведомостях»

Зачем банкротить?

В конце 2008 года суды ждали, что возрастет количество банкротств, но ожидания не оправдались. По предварительным данным, в 2009 году рост числа дел о банкротстве составил примерно 10%... Отсутствие резкого скачка можно объяснить тем, что кредиторы не хотят нести расходы по оплате процедуры банкротства, когда видят, что им эта процедура не даст никаких результатов.
Валерия Адамова, председатель Федерального арбитражного суда Московского округа, в «Коммерсанте»

Крест Медведева

Президент, желающий бороться с коррупцией, никогда не внесет кандидатуру Сергея Дарькина для переутверждения губернатором Приморья на третий срок. Это действие — из серии безусловных табу, нарушение которых ставит на медведевском проекте борьбы с коррупцией окончательный, ...не подлежащий никаким двойным толкованиям репутационный крест.
Владимир Милов в «Газете.ru»

Миф о влиянии

Сейчас существует мифологизированное представление о роли большого бизнеса. Большой бизнес на политику не влияет вообще… Просто у нас любой бизнес очень сильно зависит от государства, учитывая во многом нелиберальный характер нашей экономики. Поэтому мы связаны с государством сильнее, чем нам того хотелось бы.
Петр Авен, президент Альфа-банка, на «Эхе Москвы»

Деловая лень

Бизнес ленив в смысле инноваций и не очень хочет ими заниматься. Для достижения какого-то пусть временного, но монопольного положения за счет инноваций нужно придумать новую технологию, использовать новые материалы, создавать новые рынки, а это тяжело. Поэтому бизнес, как, впрочем, и любое другое существо, пытается действовать по прямой. Если можно работать без инноваций, бизнес так и будет делать.
Михаил Прохоров, владелец группы «Онэксим», в «Эксперте»

Внепартийность

[Лоббистские] технологии к концу нулевых заметно изменились. Раньше, рассказывает влиятельный лоббист, депутаты и партийные боссы говорили: «Дашь на партию?» Теперь все понимают — это несерьезно. Теперь играют роль личные отношения или оказание взаимных услуг.
Русский Newsweek

Новости партнеров