03.04.2010 00:00

Моя борьба с коррупцией

Яна Яковлева Forbes Contributor
Начать следует с законов — возбудителем и рассадником коррупции являются именно они

Главный закон, определяющий жизнь российского предпринимателя, — это, к сожалению, Уголовный кодекс. Его расплывчатые формулировки позволяют лишать человека имущества, прав и свободы. Три года назад я убедилась в этом на собственном опыте. И мой же опыт показывает, что бороться с системной коррупцией вполне возможно.

Начать следует с законов — в России возбудителем и рассадником коррупции являются именно они. Чиновник или следователь всегда могут сделать вид, что прочитали закон так, как им выгодно. Вольные формулировки, многословие, запутанный язык позволяют использовать законы в своих интересах.

Я по профессии инженер и не имею юридического образования, но это не мешает мне задуматься о логике и последствиях некоторых статей УК. Первый закон, который вторгся в мою жизнь, — это статья 234, предусматривающая наказание за «незаконный оборот сильнодействующих веществ». Мое первое открытие, не требующее юридического образования, заключалось в том, что законного оборота этих веществ нет. Отсутствует — вместе с законом, регулирующим такой оборот. Хорошо, а что такое сами сильнодействующие вещества? Оказалось, что не существует не то что юридического, а даже химического или медицинского определения этого понятия. Был только список этих веществ, составленный общественной организацией «Постоянный комитет по контролю за наркотиками». В этом списке не было логики, хотя бы потому, что в нем перечислялись такие разные вещества, как растворители вроде ацетона и, например, тайские таблетки для похудения. Тем не менее на основании этого списка суды спокойно сажали людей, обвиняемых в торговле веществами из списка, на срок до восьми лет.

Благодаря объединению химиков всей страны, которых коснулись уголовные преследования по статье 234, правительство наконец утвердило официальный список сильнодействующих веществ, исключив из него растворители. Мы добились тогда не только своего освобождения, но и отвели угрозу уголовного преследования от других химических компаний. К сожалению, для тех, кто торгует таблетками для похудения, все осталось по-прежнему. Сидят. Их судят так же, как и три года назад, но теперь по правительственному списку.

Вот почему я убеждена, что нужно сконцентрироваться на реформе законодательства. Законы, подобные 234-й статье УК, необходимо срочно переписывать. Сейчас для этого очень благоприятное время.

Год назад предпринимательская организация «Бизнес Солидарность» начала кампанию против содержания под стражей лиц, обвиняемых в экономических преступлениях. Президент Дмитрий Медведев поддержал эту идею, и мы видим, как меняется законодательство, усложняя недобросовестным следователям доступ к использованию закона в своих целях. Может быть, завтра будет не так легко закатать бизнесмена.

Другая мина, заложенная под любой бизнес, — это статья УК 174.1 об отмывании преступных доходов. В последние годы ее могли прикрепить практически к любому экономическому обвинению, утяжеляя наказание (до 15 лет лишения свободы), было бы желание следователя. При сравнении формулировок законодательства России и других стран выяснилось, что между ними пролегает пропасть. У нас установлено наказание за «использование преступных денежных средств в предпринимательской деятельности», тогда как за рубежом наказывается «использование в незаконной деятельности». Это не описка и не спорная трактовка. Это «закладка», позволяющая любой бизнес назвать прачечной. Я писала об этом, обращалась к депутатам, объясняла, возмущалась. Спасибо президенту, который внес законопроект, меняющий формулировку этой статьи. Теперь ее невозможно будет просто так «приклеить» к работающему бизнесу.

Что делать дальше? Меня очень беспокоит статья 159 — «Мошенничество». Вы только вчитайтесь: «Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». В эти две строчки можно вписать любой контракт, любое действие. В них десятки тысяч приговоров на годы зоны. В американском криминальном кодексе состав этого преступления описывается на двух листах. У нас — две строчки.

Не могу оставаться равнодушной, видя, как налоговые инспекции собирают НДС по второму разу, обвиняя предпринимателей в неправильном оформлении счетов-фактур на купленный ими товар.

И, конечно, работа по улучшению законов пошла бы быстрее, если бы чтением кодексов увлеклись еще пара тысяч предпринимателей. Для начала.

Новости партнеров