03.06.2010 00:00

2009-й, китайский

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Дегустация

Памятные урожаи в Бордо часто полу-чают особенные имена. Урожай 1982 года прозвали американским — превознесенный тогда еще начинающим винным критиком Робертом Паркером, он возбудил жажду американцев настолько, что изменил вектор французского винного экспорта. А миллезим 2009 года — несмотря на то, что его вина пока не выпущены в продажу, — уже называют китайским. По сравнению с прошлым годом число заявок на приобретение лучших бордоских вин этого миллезима в Китае выросло больше чем на половину, предприимчивые посредники начали игру на повышение за месяц до объявления первых цен, а специалисты предупредили потенциальных инвесторов о грядущем росте числа подделок.

В сказках могучие силы природы сочувствуют главным героям. В точном соответствии с канонами сказочного сложения великий урожай в Бордо случился тогда, когда главные действующие лица винного рынка — и продавцы, и покупатели, и даже независимые наблюдатели — его действительно очень ждали. Владельцам бордоских шато и негоциантам надо было латать дыры в бюджете, протертые за три не самых счастливых года винной истории, обладателям частных коллекций настала пора пополнять запасы в своих погребах, а винные критики, чтобы о них не забыли, искали повод провозгласить еще один «урожай века».

Хотя вина 2009 года еще не готовы и на розничном рынке их можно будет приобрести только через два года, эксперты прочат им большое будущее. Вышеупомянутый Роберт Паркер, пока не решаясь поставить 2009 год над уровнем нашумевших 2005-го и 2000-го, все же признался, что это вино «может оказаться лучшим за 32 года работы». Вечно оппонирующие Паркеру британские эксперты, объединенные вокруг журнала Decanter, на сей раз проявили редкое единодушие и объявили данный винтаж самым великим едва ли не за полстолетия. Сами виноделы, как будто не веря свалившемуся на них счастью, воздерживаются от категоричных оценок, предпочитая принимать комплименты и ждать информации от соседей. До июня все топовые шато выжидают: кто первый назначит цену и откроет сезон фьючерсных сделок.

Особенность системы продаж бордоских вин в том, что их можно купить en primeur, то есть оплатив желаемое количество ящиков до официального выпуска готовых вин в розничную продажу. Цены фьючерсов формируются по итогам недели дегустаций, которая проходит каждый год в конце марта — начале апреля. В мае-июне шато объявляют цены первого транша и корректируют их в зависимости от спроса. Аккредитованные бордоские негоцианты покупают фьючерсы у винных хозяйств и предлагают их своим клиентам — импортерам, рестораторам, кавистам и частным клиентам. В случае удачной конъюнктуры разница между первыми фьючерсными ценами и рыночной стоимостью уже выпущенного вина может составлять 200–300%, обеспечивая инвестору до 100% прибыли в год. Однако вино может и не оправдать ожиданий — когда-нибудь первоначальная оценка «примёров» оказывается завышенной, либо экономический кризис снижает спрос. Так, с осени 2008 года индекс цен на топовые бордоские шато медленно, но верно падал. Прервался негативный тренд только этой весной.

На волне ажиотажа снова стали расти не только цены удачных урожаев, но и фьючерсы топовых шато предыдущего, гораздо менее однозначного, 2008 года. По данным специализированного сайта www.liv-ex.typepad.com, за два последних месяца они поднялись на 30%. Chateau Lafite 2008 в начале мая преодолел планку £6700 за 12-бутылочный ящик.

Цены, объявленные в мае владельцами бордоских замков второго и третьего эшелонов, в среднем примерно на 15% выше уровня 2008 года. Так Chateau Certan de May (Помроль) 2009 года можно приобрести по €73 за бутылку, а это же вино 2008-го сейчас торгуется примерно по €62,50. Chateau Guiraud (Сотерн) 2009 года стоит €32, а 2008-го — €26,50, Chateau Petit Bocq (Сент-Эстеф) 2009 года — €10,50, а 2008-го — €8,00. При этом стоит учесть, что в нижних сегментах рост цен на великие миллезимы обычно оказывается более сдержанным, чем в условной первой двадцатке.

Однако «первую двадцатку» каждый влиятельный винный критик определяет по-своему. Только для девяти топовых замков Бордо (Lafite, Latour, Mouton, Haut-Brion, Margaux, Cheval Blanc, Ausone, Petrus и Yquem) место на винном Олимпе священно и неприкосновенно. Оценка же так называемых супервторых гран крю левого берега (Leoville Las Cases и Leoville-Poyferre, Pichon Baron и Pichon Comtesse, Cos d’Estournel и La Mission Haut-Brion), а также лучших правобережных (Lafleur, Le Pin, Pavie, Angelus, Trotanoy и других) каждый год становится предметом живых и иногда жестких споров винной общественности. Когда Роберт Паркер поставил Chateau Pavie 2003 года сто баллов из ста возможных, Дженсис Робинсон написала, что это вино невозможно взять в рот.

Впрочем, по поводу 2009 года британские и американские дегустаторы почти не расходятся во мнениях, и в одном из свежих материалов на своем интернет-сайте британский журнал Decanter предложил назвать 2009 год Годом Согласия. Подождем, что скажут китайцы.

Новости партнеров