03.07.2010 00:00

«Австрийское белое: однако, не шутка»

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Дегустация

С этого заголовка, появившегося в номере Financial Times от 16–17 ноября 2002 года, началась новая история австрийских вин. Автор статьи, Дженсис Робинсон, рассказывала об итогах сравнительной слепой дегустации в Лондоне, где мало кому известные вина из австрийского сорта «грюнер вельтлинер» противостояли бургундским и калифорнийским грандам из «шардоне». Семь из десяти лучших вин дегустации оказались австрийскими.Винный мир так устроен: если вы хотите признания, то надо, чтобы про вас написали. Дженсис Робинсон или Роберт Паркер, Decanter или Wine Spectator, Bettane & Desseauve или Gambero Rosso. А чтобы про вас написали, надо придумать сенсацию. И если материал в серьезном издании открывается восклицанием «Австрия — Бургундия, 7:0!», то сенсация состоялась.Вилли Клингер, глава Австрийского комитета по винному маркетингу (AWMB, Austrian Wine Marketing Board), хорошо знаком с этим правилом. До вступления в свою нынешнюю должность он руководил PR и маркетингом у итальянского винного гения Анджело Гайи. За экспрессивными и эксцентричными выступлениями великого винодела стоял спокойный расчет рассудительного австрийца. Теперь этот австриец рулит национальным виноделием своей страны: подсказывает, как оформить узнаваемый стиль, защитить наименование по происхождению и провести винодельческий форум так, чтобы его не забыли.Попав в Австрию, понимаешь, что виноделие здесь — национальная гордость и часть бытовой культуры.Первое видно хотя бы по месту проведения крупнейшей австрийской винной выставки VieVinum. Она раз в два года занимает несколько великолепных залов королевского дворца Hofburg в самом центре столицы. Это все равно что разместить винную выставку в Эрмитаже или Оружейной палате Кремля. От входа на дегустацию до входа в сокровищницу, где хранится Копье Судьбы, чуть больше полусотни метров. А чтобы убедиться во втором, достаточно зайти в культовую венскую шницельную «Фигльмюллер», где вино подают в наполненных до краев кружках по 0,25 л — вроде тех, из которых мы в детстве любили пить квас. Или отправиться в «хейригер», в один из традиционных винных трактиров, прилепленных к виноградникам по периметру Вены… Кстати, пива в этом солнечном городе пьют очень мало.Переломным для австрийского виноделия был 1985 год, когда открылись и были широко обнародованы несколько фактов использования антифризного вещества диэтиленгликоля в качестве вкусовой добавки к вину. Доза обнаруженного в вине диэтиленгликоля не была ни смертельной, ни даже опасной. Кто-то потом подсчитал, что для летального исхода надо было бы в течение двух недель ежедневно вливать в себя по 28 бутылок «антифризного» вина. Но австрийский винный экспорт все равно обвалился. Чтобы на тему «австрийского антифриза» перестали шутить, понадобилось 15 лет терпеливой совместной работы государства и виноделов. Государство ввело для австрийского виноделия самые строгие в Европе нормы качества, а виноделы обязались им неукоснительно соответствовать.После чего неожиданно выяснилось, что скромные и малоизвестные австрийские белые вина «вслепую» выигрывают у самых дорогих белых бургундских. Результат эпохальной лондонской дегустации 2002 года был закреплен акциями в нескольких городах мира, и австрийская белая гвардия ни разу не проиграла.Об успехах отрасли принято говорить языком цифр. Самое наглядное, конечно, рост показателей экспорта, который с 2006-го по 2009 год вопреки кризису увеличился с €80 млн до €120 млн. Но заслуживают внимания и еще несколько фактов. В Австрии, где общая площадь виноградников немногим превышает 50 000 га (в одном Бордо в два раза больше), работают более 260 винных школ, в которых могут получить образование молодые люди с 16 лет. Этот возраст считается здесь достаточно зрелым для постижения основ винной культуры. Пост вице-президента исконно британского института Masters of Wine сейчас занимает австриец Пепи Шуллер, а возглавляемая им Австрийская академия вина считается крупнейшим в Европе винным образовательным центром.

Новости партнеров