03.09.2010 00:00

Дело хозяйское

Анна Соколова Forbes Contributor
Как частный бизнес спасает лес от пожаров

«Работать очень сложно: нет ни просек, ни заградительных полос», — жаловался губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев во время лесных пожаров. Этим летом его регион серьезно пострадал от огня. В Нижегородской области был объявлен режим чрезвычайной ситуации, сгорело около 30 000 га леса и 760 жилых домов, погибло 24 местных жителя. Но проблемы были не везде. В Варнавинском районе, на 80% покрытом лесами, сгорело только несколько домов в полузаброшенной деревне, да и то из-за возгорания травы. В чем причина?

«Сильных возгораний не было, — говорит глава Варнавинского района Сергей Смирнов. — Одна из причин в том, что у нас очень хорошая лесная охрана». Он имеет в виду охрану компании «Сиблес», которая четыре года назад получила в аренду все леса района. Это самое крупное лесозаготовительное предприятие области, которое использует около 165 000 га леса. Свое право работать оно отстояло сначала на конкурсе, а потом в ходе судебных разбирательств, с помощью которых противники пытались оспорить победу.

До 2007 года за пожарную безопасность в лесах отвечала единая структура — Гослесохрана (в штате которой было примерно 70 000 лесников-обходчиков). С принятием нового Лесного кодекса Гослесохрану упразднили, а ее функции распределили между региональными властями и частными арендаторами. На федеральном уровне за охрану леса от пожаров теперь отвечает около 12 000 человек, но это в основном чиновники, которые заняты бумажной работой.

По новым правилам вместо федеральных лесничих охраной лесов от пожаров должны заниматься их арендаторы. Если таковых нет, то эта обязанность переходит к региональным властям. О разнице между арендованными и государственными лесами можно судить по карте лесных пожаров.

Сейчас «Сиблес» вырубает около 80 000 куб. м древесины в год, из которой производит пиломатериалы. К 2014 году компания планирует увеличить ежегодный объем вырубки до 487 000 куб. м, открыть завод по выпуску топливных гранул и древесных плит.

Поначалу арендаторам было нелегко работать: местные жители привыкли воровать ничейный лес. Пришлось создать подразделение по защите от самовольных вырубок. Опыт патрулирования пригодился компании во время страшной засухи 2010 года. Каждый день 40 из 150 сотрудников «Сиблеса» заступали на суточное дежурство. Со сторожевых вышек они осматривали лес в поисках очагов пожара. «Из-за чрезвычайной ситуации любые работы в лесу были запрещены, поэтому кроме пожара мы фактически ничем не занимались, — говорит совладелец компании Александр Бодякшин, — просто дневали и ночевали в лесу».

Увидев поднимающийся из-за деревьев дым, сотрудники «Сиблеса» тут же выезжали тушить очаг пожара. Для этого пригодилась лесозаготовительная техника — болотные гусеничные трактора и вездеходы. Всего за сезон в угодьях «Сиблеса» было около 15 возгораний, которые вовремя удалось локализовать.

Если бы сотрудники «Сиблеса», увидев дым, решили бы позвонить «01», они могли бы потерять намного больше. Местные силы МЧС не успевали выезжать на мелкие пожары, когда в области горели целые деревни, а огонь подходил к ядерному центру в Сарове. Районное лесничество могло оказать только моральную поддержку — там работают инспекторы-лесничие без пожарных машин.

Каждый выезд на пожар обходился «Сиблесу» в 150 000 рублей. Областные власти обещают эти расходы компенсировать, но второй совладелец компании Рейнгарт Сигле не особенно на это надеется. «Будешь ходить, пока ноги не отходишь, — говорит он. — Думаю, что мы ничего не получим».

Новости партнеров