03.10.2010 00:00

Уроки немецкого

Владимир Мау Forbes Contributor
Скучный капитализм Ангелы Меркель оказался эффективнее демагогии Николя Саркози

Кризис — время разрушения стереотипов и обретения новых моделей. Это верно и для отдельного человека, и для фирм, и для государств.

Нынешний глобальный кризис по-разному проявился в экономике разных стран. Большинство развитых стран прошло через падение производства, Китай продолжал расти высокими темпами. В Европе Испания оказалась на грани катастрофы, а Греция и Исландия перешли эту грань. Различной была и антикризисная политика — от мощной накачки экономики дешевыми деньгами в США до резкого ограничения госрасходов в Венгрии, Греции, странах Балтии.

На этом фоне исключительно интересен путь, которым идет Германия. Для нее это первое серьезное испытание после объединения. С учетом масштабов ее экономики развитие ситуации в ФРГ имеет ключевое значение для ситуации и в ЕС, и особенно в зоне евро.

Рецессия в Германии была одной из самых глубоких в Европе. Но страна не встала на путь денежного популизма, предпочитая консервативную финансовую политику. Основной стимулирующей мерой стало снижение налогов, а не рост бюджетных расходов. Результат — быстрое восстановление роста, который в 2010 году может приблизиться к 3% (один из самых высоких показателей в ЕС). Одновременно происходит структурное обновление, которое руководитель Siemens Петер Лёшер характеризует как «новую волну промышленной революции».

Как это часто бывает, многие из тех особенностей германской экономики и экономической политики, которые привели к успеху в этом году, рассматривались как причины глубокого спада годом ранее.

Прежде всего следует выделить диверсификацию немецкой экономики и ее экспорта. Здесь нет доминирующих секторов, к динамике которых были бы привязаны успехи и неудачи всех остальных отраслей и предприятий.

Немецкая экономика ориентирована на экспорт. В период рецессии именно значительной ролью экспорта объяснялась глубина спада — Германия-де слишком уязвима перед лицом внешних шоков. Германии даже советовали ради структурной модернизации переориентироваться на внутренний рынок. Сегодня эта рекомендация выглядит наивной. Локомотивом роста снова стал экспорт, опирающийся и на повышение эффективности немецких фирм, и на удешевление евро.

Еще одна особенность Германии в том, что, будучи экономикой постиндустриальной, она остается страной по сути своей промышленной. Естественно, это самая передовая — «постиндустриальная индустрия», в которой доминируют производство автомобилей, машиностроение, производство химикатов и электроники.

Эффективность немецкой индустриальной модели во многом определяется характерной структурой собственности. Здесь доминируют частные предприятия, особенно средние и мелкие. Эти фирмы играют важную роль именно в промышленности, причем самой передовой, а отнюдь не в торговле и иных услугах, как это привычно для посткоммунистических стран. Частные средние и малые предприятия действуют более гибко, они более ориентированы на стратегическое развитие и обновление, чем крупные публичные компании, в которых текущим интересам акционеров уделяется больше внимания, чем решению долгосрочных проблем.

Свою роль в восстановлении роста сыграл и традиционный финансовый консерватизм немцев, их стремление жить по средствам и иметь надежную валюту. Это не врожденное отношение, а результат двух чудовищных гиперинфляций, имевших место в Германии в ХХ веке и наложивших глубокий отпечаток на всю последующую экономическую политику этой страны.

Наконец, надо принимать во внимание скоординированность действий владельцев предприятий, занятых на них работников и государства. Когда вставал вопрос о сокращении издержек путем перехода на неполный рабочий день, предприниматели встречали не только понимание работников, но и поддержку государства, компенсировавшего потери работникам, перешедшим на частичную занятость. Это позволило проводить структурную перестройку в условиях социальной стабильности и сохранения квалифицированных кадров.

Несмотря на модную в последнее время критику капитализма, Германия пошла по пути последовательной реализации именно капиталистических принципов и, похоже, выиграла. Скучный капитализм Ангелы Меркель оказывается более эффективным, чем яркая антикапиталистическая демагогия Николя Саркози.

Автор — ректор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, главный редактор журнала «Экономическая политика»

Новости партнеров