02.11.2010 23:00

Что не так с реформой милиции

Ксения Юдаева Forbes Contributor
Власть осознала, что многие проблемы страны требуют неотложного решения. но решать их пока не готова

Суета с принятием закона о милиции/полиции до боли напоминает действия правительства до и после выборов 2004 года — прежде всего поспешную административную реформу и монетизацию льгот.

Я тогда работала в Московском центре Карнеги и организовала семинар по административной реформе. Мнение экспертов, принявших участие в семинаре, было единым: окончательной концепции пока нет, на ее выработку нужно около двух лет. Административная реформа была объявлена через неделю после семинара и реализована в считаные месяцы. Плохо продуманные изменения надолго парализовали работу государственной машины. Некоторые экономисты связывали замедление роста ВВП и даже банковский кризис 2004 года именно с административной реформой. Серьезных положительных результатов она не дала. Непонятно, зачем было проводить ее с такой поспешностью.

Монетизацию льгот тоже провели поспешно, почти без публичного обсуждения. Замысел был в том, чтобы воспользоваться окном возможностей по проведению жестких реформ сразу после выборов. Но нужного уровня жесткости добиться не удалось. Из-за роста социальной напряженности откат назад по многим параметрам произошел почти мгновенно. В среднесрочной перспективе реформа принесла неплохие результаты и с бюджетной, и с социальной точки зрения. Но удача эта очень относительна: ведь «окно возможностей» по сути закрыто до сих пор.

Пусть политологи ломают голову над тем, можно ли считать историю с реформой милиции козырной картой, которую власти пытаются предъявить избирателям. Развитие событий наводит меня на мысль о том, что уроки прошлого усвоены с точностью до наоборот. Вместо того чтобы разработать концепцию, сформулировать, что именно нужно получить в результате реформы, продумать комплекс и последовательность шагов, наконец, возложить ответственность за реформу на людей, не вовлеченных в существующую систему, в спешке идет принятие закона, которому присущи типичные недостатки сугубо аппаратных проектов.

Такое впечатление, что переименование милиции в полицию придумано именно для того, чтобы компенсировать врожденные изъяны реформы. Мол, если поменять название и людей, то это будет уже новая система. Так в принципе произошло в Грузии. Но Грузия могла несколько месяцев жить без милиции. А сможет ли Россия? На Украине, во всяком случае, похожая реформа провалилась. В российском случае трюк с переименованием, скорее всего, окажется фикцией: милиционеров у нас больше 1,3 млн, около 2% экономически активного населения! Как можно быстро заменить 2% экономически активного населения с учетом предъявляемых к потенциальным кандидатам высоких требований, я абсолютно не представляю.

Между тем вся эта «реформа милиции» показывает главное: власть понимает, что многие проблемы уже требуют неотложного решения. Главным рефреном нашей жизни становится фраза «Хочу валить из этой страны». Я слышала ее от бизнесменов, экспертов, своего стилиста, в последний раз — от случайного попутчика в поезде Москва — Санкт-Петербург. Причину все называют одну и ту же: «ловить больше нечего», «менты достали». Вспоминается конец 1980-х — начало 1990-х годов, когда из страны уезжали все те, кто лелеял мечту об отъезде в застойные годы.

Люди перестали улавливать тонкую грань между стабильностью и застоем. Хорошо, что власть это понимает. Но очень плохо, если единственным реальным ответом будет простая смена вывески.

Новости партнеров