02.11.2010 23:00

Дом-музей

Ольга Павлова Forbes Contributor
Бизнесмен Сергей Орлов отреставрировал особняк XIX века для себя и своей семьи

«Вы не на каблуках? — спрашивает Елена Орлова, хозяйка большого дома в центре Москвы. — Ну раз нет, тогда можно не разуваться».

Этот вопрос задан неспроста. Стоит открыть массивную, с мощной металлической узорной ручкой входную дверь дома, как с городской улицы попадаешь в непривычное пространство и другую эпоху: старинный паркет, который можно повредить каблуками, мраморная лестница, тяжелая лепнина на потолке, гравюры. Попадете вы, собственно, в прихожую частного дома. Хотя тут лучше подойдет слово «музей»: Орловы не просто показывают гос- 
тям дом, а в буквальном смысле водят экскурсию по двум этажам и 12 комнатам и рассказывают их историю.

Особняк стал памятником архитектуры уже при рождении. Его построил главный архитектор Москвы Осип Бове в 20-е годы XIX века. Раньше на этом месте была усадьба Трубецких, сам Трубецкой погиб на войне 1812 года, а его вдова вышла замуж за Бове. В 1898 году дом купил купец Терентьев. По его заказу архитектор Илларион Иванов-Шиц (автор здания театра «Ленком») переделал дом под модерн — добавил боковые пристройки и детали в стиле ар-нуво. В 1930-е годы к трехэтажному особняку надстроили два этажа, и дом приобрел свой нынешний вид. Таким он и достался сегодняшним хозяевам.

Орлов неохотно говорит о своем бизнесе. Известно, что в 1992 году он, выпускник Военного института иностранных языков, начал заниматься девелопментом — ему, в частности, удалось получить проект перестройки исторических зданий в районе Петровки. Тогда Орлов обратил внимание на особняк, который в 1999-м и приобрел.

Орловы не рассказывают, как именно и за сколько они купили дом площадью 800 кв. м. По словам специалистов рынка недвижимости, приобретение особняка в Москве в частную собственность — редкость, но встречается. Многие такие здания находились на балансе советских предприятий и организаций, а в момент приватизации последних превращались в единственный их ценный актив. В здании, приобретенном Орловым, ранее размещалась редакция журнала «Советский Союз». По оценке исполнительного директора управляющей компании «Blackwood — фонды недвижимости» Артема Цогоева, сейчас цена квадратного метра в таких домах может составлять от $25 000.

Дом, купленный Орловыми, был пуст, лепнина и росписи были замазаны, а все комнаты разделены перегородками. Сохранились разве что мраморная лестница и скульптура из мрамора, купленная Терентьевым, оригинальные окна, двери и щеколды, которые купцу делали во Франции. «Мы изучали архивы и старались повторить интерьер столетней давности», — рассказывает Елена. Проблема в том, что про оригинальный интерьер этого дома было мало что известно. Пришлось использовать фотографии из архива Музея архитектуры им. А. В. Щусева и интерьерные журналы того времени — Сергей даже начал коллекционировать эти журналы. Больше 110 корешков переплетенных периодических изданий стоят теперь в его кабинете.

Старшая дочка Орловых Маша, которой было тогда 10 лет, вспоминает, что жить в большом доме было непривычно и даже жутко: «Огромные потолки, эхо в пустынных комнатах, пространство». Дом действительно обставлялся и обживался постепенно. Какие-то вещи докупаются до сих пор. «Это процесс творческий, тут нельзя все быстро отделать», — говорит Сергей.

Прежний хозяин дома купец Терентьев заказывал почти всю мебель во Франции. Реставрируя дом, Орловы тоже ездили в Европу на аукционы антиквариата: практически вся мебель, как и картины, скульптуры, светильники, ковры, — XIX — начала XX веков. На стенах висят картины Маковского, французских живописцев. «Только люстра современная, муранское стекло, — говорит Елена, показывая гостиную, — но остальное — из той эпохи. Пианино ар-деко Gerard — 1920–1930-х годов».

От гостиной ведет двойной коридор-анфилада с зеркалами: как в любом музее-усадьбе, в доме есть китайская гостиная, каминный зал, детская. Слева от гостиной — кухня и столовая. «Это классическая русская столовая, — хозяйка продолжает экскурсию. — Все по законам жанра: большой буфет, маленький буфет, 12 стульев, большой раздвижной стол с самоваром». Здесь же стоит телевизор, который удачно спрятан в старинный шкаф.

Через пять лет после реставрации особняк попал в список вновь выявленных памятников архитектуры и в 2004 году поставлен на охрану. Правда, далее этого интерес государства к памятнику архитектуры не простирается. В будущем году Орловым в очередной раз придется делать реставрацию фасада на собственные средства. Цена вопроса? Примерно 5 млн рублей. Не так много по сравнению с возможностью жить в особняке в центре Москвы.

Новости партнеров