03.12.2010 00:00

Глас народа

Алексей Зимин Forbes Contributor
Сеть позволяет сегодня любому стать критиком

У нас, как известно из Булгакова, чего ни хватишься, ничего нет. Нет дьявола, демократии и вообще политики, нет погоды и ресторанной критики. Последнее обстоятельство мне, десять лет зарабатывавшему этой критикой на жизнь, кажется несколько обидным. Тем более что миф о Настоящей Западной Ресторанной Критике, которая одной строчкой создает или разрушает репутации, — это миф не столько о критике, сколько о механизмах работы медиа на Западе, в обществе давних потребительских и, в частности, гастрономических традиций.

Медиа ведь — это мост между фактом и человеком, а критик — человек, который идет по мосту. Отечественные же традиционные медиа, при всем к ним уважении, не успели выйти из состояния понтонной переправы, как им тут же наступил конец. Эпоха интернета и социальные сети придали институту сарафанного радио статус рекомендательного сервиса.

Ресторанная критика уже давно под ударом и в странах победившего журнализма. Скажем, в тех же США справочник Zagat, составленный на основе отзывов посетителей ресторанов, давно уже имеет статус реального инструмента выбора. Но США — демократическая страна, она доверяла мнению большинства и до вебдваноля.

При всей разнице политического устройства в России есть похожий эффект. Он связан в числе прочего с недоверием к любым вертикальным институтам власти, будь то власть политическая или четвертая власть, в которой все куплено. Иллюзия непродажного мнения в интернете сделала его эффективным инструментом влияния. При этом анонимность и, как следствие, безответственность сетевой критики только добавляет ей обаяния независимости и правды. Моя теща, например, говорит «на интернете написали» с такой интонацией, какую не вкладывали дикторы во фразу «От Советского информбюро».

Большинство сетевой критики носит ругательный характер, что тоже работает на ее репутацию: ругает, значит, все честно. Но это вполне объяснимый эмоциональный эффект. Обида, злость скорее способны заставить человека сесть за клавиатуру, чем удовольствие.

Про наше кафе Ragout в социальных сетях пишут разное, в том числе много плохого. На сайте Afisha.ru есть отзывы, которые оставили люди, специально заведшие себе аккаунты, чтобы написать, что официант был к ним невнимателен. Как в анекдоте про мальчика, который не говорил до семи лет, а потом вдруг сказал: «Каша пересолена». Его спросили, почему он раньше молчал. «А до этого все нормально было».

В сетевой критике важно не содержание конкретного послания, а тренд — сколько с какими аргументами имеется отрицательных отзывов. Когда видишь, что твой ресторан имеет три балла по пятибалльной шкале, разумеется, раздражаешься. Ведь никому не объяснишь, что чаще всего тройка — это оценка, выставленная одним-двумя, редко дюжиной пользователей, в числе которых вполне могут оказаться ваши конкуренты из ресторанов на соседней улице. Я знаю рестораторов, которые параноидально уверены именно в таком способе обновления рекомендательной информации.

Есть три способа борьбы с этим злом. Первый — собственноручно писать положительные рецензии и ставить высокие баллы, но это только припарки. Непонятно почему, но это сразу заметно и вообще не комильфо. Второй — не обращать внимания, что глупо, к тому же аргументированное объяснение собственной позиции или признание недостатков имеет терапевтический эффект. Впрочем, есть такое ощущение, что критика в чистом виде, критика как инструмент познания, или наказания, или просто человеческой вредности, в ближайшие год-два может уступить свои позиции муравьиному способу социальной ориентации, которым являются геосервисы. О них — в следующий раз.

Новости партнеров