03.01.2011 00:00

Внешняя торговля

Россия «незаметна» на мировых рынках, так как экспортирует в основном сырье. диверсифицировать экспорт можно — пригодится опыт других стран

Проблемы

В конце первого десятилетия XXI века доля топливно-энергетического сектора в экспорте страны приближается к 70%. В самом этом факте нет ничего удивительного: Россия обладает значительными запасами природных ресурсов и является их естественным поставщиком на мировые рынки. Проблема в том, что это ставит страну в слишком большую зависимость от экспорта сырья, цены на которое чрезвычайно нестабильны. Это влечет за собой нестабильность бюджетных доходов, доходов корпоративного сектора и реальных доходов населения. И хотя на самом высоком уровне давно подчеркивается необходимость диверсификации экспорта и даже принимаются определенные меры в этом направлении, сырьевая концентрация экспорта лишь усиливается.

Для большинства стран проблемы диверсификации экспорта просто не существует. Поэтому экономических исследований в этой сфере не так много. Тем не менее особенности фирм-экспортеров неплохо изучены. В чем они состоят? Во-первых, таких фирм не очень много — в среднем 15% от общего числа предприятий в экономике. Основным рынком сбыта для них является внутренний рынок, за рубеж они поставляют менее половины своей продукции. Большинство фирм-экспортеров обслуживает только один зарубежный рынок, на сто и более рынков выходят единичные фирмы больших стран. Сравнение экспортирующих и неэкспортирующих фирм в одной и той же отрасли однозначно указывает на то, что фирмы-экспортеры в среднем в два раза крупнее, они более производительны, платят более высокие зарплаты, больше инвестируют и т. д.

Все эти особенности характерны и для российских экспортеров. Отличие — в масштабе эффектов. Очень малая доля российских фирм является экспортерами. По нашим оценкам, менее 5% от общего числа фирм. При этом премия за экспорт у них в разы выше среднемировой. Это однозначно свидетельствует о том, что для российских фирм издержки выхода на зарубежные рынки значительно выше, чем у экспортеров в других странах.

Рост объема и ассортимента экспорта может происходить как за счет увеличения продаж уже существующих фирм–экспортеров, так и за счет выхода на зарубежные рынки новых производителей. Именно второй механизм лежит в основе роста экспорта многих стран мира. В России его роль менее значительна, отсюда и неудачи с диверсификацией экспорта.

Что делать

Для стимулирования несырьевого 
экспорта недостаточно одних только мер торговой политики. Необходимо изменить принципы работы налоговой системы, государственного регулирования, снизить административные издержки ведения бизнеса.

Одним из главных барьеров для появления новых российских экспортеров является налоговый режим. Налог на добавленную стоимость, оплачиваемый экспортерами, увеличивает себестоимость их продукции на десятки процентов. Чтобы повысить конкурентоспособность российских товаров на международных рынках, законом предусмотрено возмещение налога, выплаченного экспортерами. Однако налоговые органы нацелены в первую очередь на максимизацию бюджетных доходов, и им нет дела до стимулирования и развития экспорта. По существу экспортер может вернуть выплаченные налоги одним-единственным способом — через суд. Но даже если суд выносит решение в пользу экспортера, его проблемы на этом не заканчиваются. Фирма немедленно становится мишенью дополнительных налоговых проверок. В прошлом году ситуация немного улучшилась: поправки в Налоговый кодекс ввели в практику заявительный принцип возврата НДС экспортерам. Однако новая практика распространяется лишь на очень крупные и давно работающие на зарубежных рынках российские фирмы. Для небольших фирм и экспортеров-новичков все осталось по-старому.

Больше всего от этой практики страдают те фирмы-экспортеры, которые выплачивают больше налога на добавленную стоимость, то есть создающие больше добавленной стоимости. Неудивительно, что доля российского экспорта, приходящаяся на товары высокотехнологичных отраслей, ничтожно мала и ситуация не улучшается. Более того, именно для российского экспорта характерна высокая «смертность» новых экспортных товаров: появившийся в российском экспорте новый товар лишь с вероятностью 50% останется в нем и в следующем году. Для Германии, к примеру, данный показатель превышает 70%.

Нужны изменения и в таможенной политике. Анализ российского импортного тарифа однозначно указывает на его несоответствие целям развития и диверсификации экспорта. Средний тариф на товары низкотехнологичных отраслей почти в два раза выше среднего тарифа на товары высокотехнологичных отраслей. Это ведет к завышению относительных цен на товары низкотехнологичных отраслей внутри страны по сравнению с мировыми. В результате низкотехнологичные отрасли оказываются в России более привлекательными для инвестиций, чем высокотехнологичные.

Чтобы сдвинуть диверсификацию экспорта с мертвой точки, не нужно изобретать велосипед. Например, в Бразилии экспортные доходы компаний не облагаются налогами. Для малых фирм–экспортеров существует упрощенная система экспортных процедур. Согласованная система мер содействия экспорту позволила Бразилии из традиционного экспортера сельскохозяйственного сырья за короткий срок стать крупным игроком на мировом рынке продовольственных товаров.

Масштаб и скорость экспансии китайских товаров обрабатывающей промышленности на рынки всех стран мира не имеет аналогов в современном мире. Для поддержки китайских экспортеров используются как налоговые льготы, так и меры торговой политики. К примеру, импорт оборудования фирмами-экспортерами не облагается пошлинами.

В деталях системы поддержки развития экспорта могут различаться, но общим у Бразилии и Китая является то, что их правительства отказались от части прямых поступлений в бюджет с целью повышения конкурентоспособности своих экспортеров на зарубежных рынках. Это окупается сторицей. Растет масштаб производства и эффективность фирм–экспортеров, снижаются цены на их продукцию внутри страны, растет занятость и доходы работников.

Отказ от отдельных статей налоговых и таможенных доходов оборачивается ростом общего богатства страны. Этот принцип необходимо принять на вооружение и в России. Иначе проблема чрезмерной зависимости страны от сырьевого экспорта будет только усугубляться.

Что нам даст ВТО

Вступление России в ВТО, возможно, состоится 
уже в 2011 году. Что это даст для диверсификации экспорта? Многочисленные исследования однозначно говорят о том, что от изменения импортных тарифов экономика страны практически ничего не выиграет, но ничего и не проиграет, — в среднем российские тарифы не сильно отличаются от согласованных в рамках процедуры вступления. Присоединение к ВТО будет иметь другой позитивный эффект — приведение внешнеэкономической политики в соответствие с международными стандартами. Отклоняться от взятых на себя обязательств правительству будет сложно. Это сделает российскую политику более предсказуемой и понятной иностранным партнерам. В частности, мы ожидаем значительных инвестиций в сектор бизнес-услуг, который сегодня у нас катастрофически недоразвит.

Новости партнеров