03.07.2011 00:00

Президентская воля

Анна Соколова Forbes Contributor
Дмитрий Медведев внес в Госдуму поправки, смягчающие Уголовный кодекс. Кто из предпринимателей мог бы остаться на свободе?

Судьба Михаила Ходорковского, Владимира Некрасова и еще десятков тысяч бизнесменов могла сложиться по-другому, если бы закон допускал освобождение от уголовной ответственности тех, кто впервые обвиняется в уклонении от уплаты налогов и готов возместить ущерб в пятикратном размере. Но президент Дмитрий Медведев предложил внести поправки в Уголовный кодекс, смягчающие наказание, только в июне 2011 года. Forbes выяснил, кому из коммерсантов они могут принести реальную пользу.

Сергей Зуев

Президент предлагает изъять из УК статью 188 о контрабанде и дополнить его статьей 226, предусматривающей ответственность за незаконный ввоз ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, боеприпасов, оружия, стратегически важных товаров и культурных ценностей. Подозреваемые в товарной контрабанде будут проходить по статье 194 (уклонение от уплаты таможенных платежей), предусматривающей до пяти лет лишения свободы. Это может помочь многим. Сергею Зуеву, владельцу мебельного торгового комплекса «Три кита», это сулило бы срок на три года меньше, чем тот, который он получил.

В августе 2000 года таможенники закрыли «Три кита» и арестовали несколько фур с мебелью. Зуева обвинили в том, что он занижал вес ввозимой мебели и за счет этого экономил на таможенных пошлинах. Ущерб от контрабанды оценили в $8 млн. Тогда дело удалось закрыть, но через три года следователи снова заинтересовались Зуевым, и в 2006 году его вместе с коллегами поместили в СИЗО. 1 апреля 2010 года Наро-Фоминский городской суд приговорил Зуева к восьми годам лишения свободы. Другие фигуранты дела — Андрей Латушкин, Екатерина Леладзе и Андрей Саенко — получили 7,4 и 7,5 лет соответственно.

Олег Рощин

В январе 2010 года директора торговой компании «Третий Рим» Олега Рощина осудили на 18 лет за контрабанду. По версии следователей, он ввозил в Россию финский полистирол под видом стабилизаторов и каучуков, занижая таможенную стоимость, и недоплатил в казну 126 млн рублей. Позже кассационная инстанция снизила срок до восьми лет. Сейчас предприниматель, его брат Игорь и бухгалтер компании Инна Бажибина остаются в СИЗО: следователи обнаружили новые эпизоды контрабанды и возбудили еще одно дело. «Поправки внесены очень своевременно, — говорит адвокат бизнесмена Евгений Черноусов. — В какой-то мере Рощину даже повезло». Если их примут, следователи могут закрыть дело. Но, скорее всего, они переквалифицируют его по 194-й статье, говорит Черноусов.

Антонина Бабосюк

Совладелица ювелирного холдинга «Алтын» Антонина Бабосюк тоже обвиняется в контрабанде. Следователи выяснили, что ее компания размещала заказы на производство золотых украшений в Киргизии, а затем нелегально ввозила их в Россию, уходя от уплаты таможенных пошлин и налогов. Милиционеры задержали ее и поместили в СИЗО. Вскоре прибавились обвинения в создании преступного сообщества — все с той же целью контрабанды. Проведя полтора года в тюрьме, Бабосюк была освобождена под залог 17 млн рублей. Следствие продолжается.

Юрий Репета

Поправки президента предполагают замену тюремного срока компенсацией ущерба для обвиняемых в преднамеренном или фиктивном банкротстве. Таких дел в стране — единицы. Реальные сроки за них получают редко. В 2009 году Юрий Репета, председатель совета директоров строительной компании «Новый град» из Екатеринбурга, был четвертым осужденным по такой статье. Он осужден на два с половиной года лишения свободы. По данным следствия, он решил обанкротить одну из своих компаний ООО «Гидроспецстрой», чтобы не платить кредиторам 51 млн рублей. Для этого он якобы создал фиктивную задолженность в 120 млн рублей перед брянской компанией «Пантеон» и начал выводить активы. В случае принятия поправок ему и фигурантам подобных дел можно будет избежать тюрьмы, возместив ущерб кредиторам и заплатив в бюджет компенсацию в пятикратном размере. На снисхождение могут рассчитывать и обвиняемые в подкупе организаторов зрелищных мероприятий, в нарушениях при проведении эмиссий (если это первое преступление).

Александр Селиванов

Основатель музея минералогии и камнерезного искусства уральского города Заречный Александр Селиванов 10 месяцев провел в СИЗО по обвинению в незаконном обороте драгоценных камней — в России их нельзя продавать без разрешения. В 2007 году два сотрудника немецкой фирмы, на деле оказавшихся связанными с милиционерами, попросили его продать несколько александритов и изумрудов. Стоило Селиванову взять в руки деньги, как в помещение музея ворвался ОМОН. Три года бизнесмен доказывал, что не собирался ничего продавать, а всего лишь отобрал камни и, убедившись, что покупатели платежеспособны, попросил их подождать его жену, имеющую лицензию.

Число проданных Селивановым камней в процессе судебных разбирательств снизилось с 490 до пяти, а причиненный ущерб — с 2 млн рублей до 5000 рублей. Сделка подпадала под часть первую статьи 191 о незаконном обороте драгметаллов и камней, которую президент сейчас предлагает исключить из УК, заменив наказание за нее административным штрафом. Селиванову эта мера уже не пригодится: суд оправдал его в 2010 году. Если бы она действовала ранее, ему, возможно, вообще не пришлось бы сидеть в СИЗО.

[processed]

Новости партнеров