03.10.2011 00:00

Почему из успешных бизнесменов в России не получаются успешные политики

фото Романа Шеломенцева для Forbes

Ужин на даче у одного известного предпринимателя закончился жарким спором о политике. Все гости уже разошлись, а мы с моей подругой все продолжали выяснять, какой президент хуже — тот, чьи речи вселяют надежду на перемены к лучшему, но в итоге приносят разочарования, или тот, чьи действия хорошо предсказуемы и не сулят никакой надежды на перемены вообще. Я предпочла суровую реальность — в надежде на то, что реальность, какой бы она ни была, не будет вечной. Подруга голосует за надежду, но в другом смысле, и я не могу не уважать ее выбор.

Благодаря мобильным средствам связи спор продолжался еще несколько дней. Он заставил меня задуматься: почему попытка экспансии бизнеса в политику вызывает у меня не надежду на перемены к лучшему, а скепсис? Очевидно, что бизнес — это относительно здоровая, свежая сила в обществе, а успешные бизнесмены должны быть способны распространять, клонировать и масштабировать свой успех. И дело не в Михаиле Прохорове — есть же, в конце концов, Артем Бектемиров, Александр Любимов (о его бизнес-идее с применением труда заключенных читайте на стр. 65), Сергей Петров. Поверим, что относительно молодой, бодрый и удачливый миллиардер, добившийся всего собственным лбом, стремится в парламент не для решения своих частных задач. Представим, что он и в самом деле пришел к выводу, что теперь может послужить и общему делу, меняя страну к лучшему.

Вскоре после спора о президентах я встретила одного из предпринимателей, какое-то время назад уже оставивших успешный бизнес ради политической карьеры. Размахивая руками, он эмоционально рассказывал, как глубоко непонимание между ним, человеком из реального сектора, и парламентским большинством. Парламентское большинство, следовало из рассказа, наотрез отказывалось проявлять здравомыслие и воспринимать аргументы, доказывающие, что поправки к такому-то закону могут серьезно навредить бизнесу. После недолгой дискуссии «ПБ» для простоты записало предпринимателя во враги. Врага уничтожают или в лучшем случае выжимают с поля. Наверняка в парламентской жизни предпринимателя-депутата бывали не только поражения, но тенденция понятна.

История симптоматична. Либо чужак мимикрирует под окружающую среду, либо он один-в-поле-не-воин. Чтобы что-то изменить, нужно иметь возможность построить новую среду или по крайней мере существенно изменить старую. Строя собственную компанию, бизнесмен создает вокруг себя собственный климат. Он может быть здоровым или нездоровым — это уже зависит от отца/матери-основателя. Менять среду при наличии парламентского большинства, заведомо настроенного на другие цели, на мой взгляд, пустая трата времени. Или, скажем так, неэффективная трата: те же усилия бизнесмена могут принести существенно больше пользы вне парламентских стен. Скажем, прекрати крупные бизнесмены раздавать взятки в судах еще в середине 2000-х, они бы поработали на гражданское общество куда эффективнее, чем целая фракция в Госдуме, набранная из списка Forbes.

Среди бизнесменов, разумеется, есть немало идеалистов, но в первых десятках списка миллиардеров по версии нашего журнала, на мой взгляд, преобладают прагматики. Не надо вселять пустые надежды в других — ничего, кроме разочарований, это не принесет.

[processed]

Новости партнеров