03.09.2011 00:00

Контекст

Помните: чем выше спрос, тем ниже цена, которую нужно платить за свободу.

- Станислав Ежи Лец

Питательная смесь

Под волатильностью я не подразумеваю ничего плохого. Я все так же думаю, что возможностей для роста очень много. Может ли повториться то, что произошло в Египте или Греции? Безусловно. Могут ли еще случиться стихийные бедствия? Конечно. Может ли какое-либо правительство преподнести сюрприз? Разумеется. Вот именно это сочетание роста и волатильности теперь будет всегда… Продажа Skype за рекордную сумму — это одна сторона медали. Есть и другая сторона: вы просыпаетесь, читаете новости, и каждое утро они начинаются с гражданских волнений в Греции. Вот такая смесь. Рост и волатильность. И здесь нужно искать новые возможности.

— Джеффри Иммельт, генеральный директор General Electric, в «Ведомостях»

БРИК в помощь

Кто-то всерьез возлагал надежды на пресловутые страны БРИК, которые, как считалось, вот-вот подрастут и вытеснят с мировой арены надоевшие всем западные демократии. Но проходят годы, а БРИК все так и остается подносчиком снарядов для крупнейших экономик мира... Развитые страны Запада — по-прежнему крупнейший мировой рынок, и «экономические чудеса» стран БРИК последних десятилетий — не более чем побочное следствие роста жизненных стандартов и уровня потребления на Западе. Весь рост развивающихся рынков был построен на росте экспорта продукции на рынки развитые.

— Владимир Милов, Газета.ru

Интервал справедливости

Выдающийся социолог Питирим Сорокин более полувека назад показал, что справедливость — такая хитрая штука, которой если слишком мало, то, конечно, плохо. Но если слишком много — еще хуже. Если доходы 20% самых богатых в 15 раз и более превышают доходы 20% самых бедных, то быстро растет риск социальных конфликтов. Однако если разница менее 5 раз, то останавливается экономическое развитие. Людям с квалификацией, амбициями и лидерскими задатками неинтересно расходовать себя, не получая взамен отчетливого преимущества в материальном статусе… В России средний показатель имущественного расслоения колеблется, по разным расчетам, от 14 до 17 раз… Задача заключается в том, чтобы удержать [его] где-то в рамках интервала от 5 до 15. В отечественных условиях проблема осложняется тем, что самые высокие доходы все чаще не зарабатываются, а формируются внеэкономическим коррупционным путем.

— Дмитрий Орешкин, политолог, в «Огоньке»

Чем дороже — тем лучше

«В России это сейчас статусная вещь, — говорит Хорхе Урибе, агент по недвижимости из Корал Гейблс, Флорида. — Упомянуть, что у вас есть дом в Майами — то же самое, что раньше сказать, что вы владеете недвижимостью на Ибице или в Монако»… По словам Кирка Хенкельса, директора компании Stribling & Associates, к нему обратился потенциальный покупатель из России, желающий потратить $100 млн на дом на Манхэттене. «Я ответил, что у нас нет такой дорогой недвижимости».

— Bloomberg

Имею право

В конце 1990-х подавляющее большинство россиян верили, что порядок в государстве важнее соблюдения прав человека, или же не могли расставить приоритеты. С тех пор, как выяснили в «Левада-Центре», их взгляды сильно переменились. На диаграмме показано, как распределились ответы на вопрос о том, что важнее, в апреле 1997 года и июле 2011 года.

[processed]

Новости партнеров