03.09.2011 00:00

Малахольные

фото REUTERS 2011
Почему полиция не сразу остановила погромы в британских городах.

Евгений Чичваркин

Частный инвестор, Лондон

Home office (дословно «домашний офис») — так в Великобритании называется МВД. Home secretary («домашний секретарь») — министр МВД. Представляете, Рашид Нургалиев, министр внутренних дел, при котором Россия заняла 154-е место по индексу восприятия коррупции Trans parency international, — домашний секретарь. Оруэллщина, да и только. Кстати, и допрос тут называется «интервью».

Официальные российские СМИ зачастую формируют враждебный образ британской полиции, причем еще со времен совка. В лучшем случае этот образ насмешливый — недогадливый инспектор Лестрейд и его остолопы из фильма о Шерлоке Холмсе. Так вот: из всех стран, где мне приходилось столкнуться с полицейскими, в Британии они самые вменяемые. Может, на Тайване вежливее, но они вообще не понимают не китайский. Например, в Лондоне, когда по улице несется полицейская машина с мигалкой, офицер за рулем успевает поблагодарить каждого подвинувшегося водителя. Для туристов полицейские зачастую выступают гидами и могут потратить минут 10–15, объясняя, как лучше добраться в нужное место. В деревнях за мелкие правонарушения вас скорее всего отчитают, не применяя санкций.

Во время нашего пикетирования лондонского форума ВТБ «Россия зовет» полицию вызывали два раза. Полицейский вежливо поинтересовался, кто мы, просил не перекрывать тротуар и не заходить внутрь здания. Я ответил, что мы знаем законы и уважаем их, не собираемся ничего нарушать, и кратко поведал о цели пикета. Через минуту англичанка в возрасте спросила полицейского, что здесь происходит, и он слово в слово пересказал мои тезисы и даже вручил ей фильм про Магнитского. Сказав «good luck», полиция ушла, оставив сотрудницу пресс-службы ВТБ в бессильной злобе.

Полицейские тратят 70% времени на заполнение всевозможных форм и отчетов. Когда меня выпустили под залог, я пришел отмечаться в полицейский участок по месту жительства. Полицейский лет двадцати с небольшим никак не мог найти нужную форму. За 20 минут, пока он рылся, он 10 раз извинился и предложил разделить с ним сэндвич с куриным паштетом, который ему сделала мама.

Но такие они были не всегда. Кардинальную (а не бутафорскую, как у нас) реформу полиции в 1822 году инициировал глава Скотланд-Ярда Роберт Пиль. Будучи человеком высокообразованным, он радикально поднял интеллектуальную и культурную планку британской столицы. Именно при нем презумпция невиновности перестала быть пустой декларацией. Основным аргументом стало слово, а не палка. Полицейские стали в первую очередь помощниками, а не церберами. Доверие к полиции резко выросло и по сей день остается очень высоким. В благодарность англичане стали называть полицейских bobby, от имени Роберт.

Вот четыре цифры шокирующей статистики, которую не покажут по официальным российским каналам. На 1000 человек в Великобритании приходится двое полицейских, в России — 10,4. Раскрытых преступлений на одного полицейского в год: в Британии — 29, в России — 2,7. При численном составе в 5 раз меньше эффективность выше в 11 раз! Преступности на острове очень мало, особенно преступности против личности. Все привыкли жить как у Христа за пазухой. И сейчас пришло время поговорить об августовских погромах в британских городах.

Как и в России, весь мусор набился здесь в столицу. Несколько десятков тысяч семей не хотят ни учиться, ни работать, ни предохраняться. Они живут на пособия, то есть за счет нас. Для них за наш счет построили социальные дома (кстати, в Великобритании дом — это где живет одна семья, а многоэтажки, из которых состоят российские города, — это социальное жилье, в них живут люди с маленьким доходом или бездельники на дотации). В их районах не гуляют вечером и не паркуют приличные машины. Гопота часто отличается от российской цветом кожи (от белого до оливкового и от желтого до совсем черного), но точно так же курит в ладошку и сидит на корточках. Так как они живут за наш счет, брать чужое для них — норма.

Если банда на районе начинает обворовывать магазины, их поймают рано или поздно. Полиция каждый раз утюжит эти кварталы, но, когда эти социальные отбросы всплыли одновременно, полиции просто не хватило. Такого не было очень давно и, думаю, не скоро будет. На носу Олимпиада. Все британское общество, включая социалистов и чернокожего Member of Parliament от Тоттенхэма, выступили с крайне жесткой риторикой в адрес гопоты.

Поводом для беспорядков и грабежей было убийство полицией чернокожего, который при задержании якобы открыл огонь. В отличие от России в Великобритании смерть человека от рук полиции — крайне значимое, резонансное событие. Хочу напомнить, что на Северном Кавказе, да и не только, смерть граждан России от рук сотрудников правоохранительных органов — не редкость.

На третий день погромов разрешили применять пластиковые пули, и гопота притихла. Полиция Великобритании не будет стрелять в толпу, чтобы избежать случайных жертв. И даже с этой гопотой будет обходиться гораздо вежливее и обходительнее, чем гопота в полицейской форме на Триумфальной площади по 31 числам обходится с российской оппозицией.

Это порождает у участников погромов чувство безнаказанности. Они знают, что они стопроцентные копии людей и у них тоже есть права. Если нет видеоматериалов, где четко видно лицо человека, который грабит магазин, суд во избежание судебной ошибки, скорее всего, примет сторону мародера. Задержанные полицией пишут жалобы на боли в спине, после того как по этой спине дали палкой. Требуют компенсации, так как из-за болей в спине не могут работать. И зачастую этих компенсаций добиваются.

То, что мы видели за эти несколько дней августа, лично я считаю полным провалом социальной политики Великобритании. Надо перестать плодить бездельников, поддерживая их дотациями.

В российской прессе говорили, что это были мигранты, чтобы, видимо, вызвать ненависть россиян к собственным мигрантам. Отвечаю: нет, это люди с британскими паспортами, так как мигрантов в секунду депортируют и они не любят попадаться на глаза полиции. А этих даже девать некуда. После ареста четырехсот человек тюрьмы оказались переполнены, так как их размер соответствовал обычной норме преступности.

Вся жизнь и работа британских полицейских подробно описана инструкциями. И нестандартные ситуации зачастую вызывают у них замешательство. Бытие определило сознание, и многие полицейские расслабленны и даже инфантильны. Одна моя знакомая, живущая рядом с горящим Тоттенхэмом, назвала их «малахольными». Отчасти так. Зато мы для них — объект защиты, а не хорьки.

[processed]

Новости партнеров