Опасное лекарство | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Опасное лекарство

читайте также
+223 просмотров за суткиСтоит съесть: ризотто по-бородински в Uilliam's, тайский суп в Insight, хумус в Carmel +1921 просмотров за суткиОдна вокруг света: как отремонтировать корейскую машину в Африке +1246 просмотров за суткиДивный мир инстаграма. Как правильно использовать блогеров для бизнеса +6643 просмотров за суткиБесплатный iPhone. Почему операторы в России не раздают смартфоны в обмен на контракт +137 просмотров за суткиРеформатор года: Владимир Александров получил национальную премию «Лучший корпоративный юрист 2017 года» +26393 просмотров за сутки«Национальный позор». Что говорят политики и экономисты о приговоре Улюкаеву +142 просмотров за суткиИнвестировать пока не поздно: Villagio Estate о том, почему вкладывать деньги в загородную элитку надо как можно быстрее +2063 просмотров за суткиВиртуальное безделье. Работодатели расплачиваются за интернет-серфинг сотрудников +1288 просмотров за суткиКто долго запрягает, тот быстро едет. «Медленные» ICO скоро победят «ниндзя» +13931 просмотров за суткиРывок вниз. Что будет с рублем после снижения ключевой ставки +4539 просмотров за суткиВозле биткоина: для каких компаний опасен конец криптохайпа +7133 просмотров за суткиКак рыбак к президенту ходил, или Почему дальневосточная рыба стоит 300 рублей +38592 просмотров за сутки10 самых высокооплачиваемых спортсменов в истории. Рейтинг Forbes +894 просмотров за суткиНеделя потребления: новый Bentley, открытие Zilli и победа Lufthansa +4353 просмотров за суткиСуд приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима +671 просмотров за суткиПьер Моно: «Мы лечим рак и сохраняем пациенту орган» +2818 просмотров за суткиНПФ «Будущее» и «Сафмар» продали акции Промсвязьбанка накануне санации +3017 просмотров за суткиКрупнейший в мире производитель дженериков Teva увольняет 14 000 рабочих +588 просмотров за суткиПринцы Уильям и Гарри в космосе. Фильм недели: «Звездные войны: Последние джедаи» +3245 просмотров за суткиМатильда Шнурова, совладелица ресторана «Кококо»: «В Москву мы не поедем» +1369 просмотров за суткиНовогодний зоопарк: 7 украшений со смыслом
03.09.2011 00:00

Опасное лекарство

Антон Бектемиров стремительно движется из бизнеса в политику фото Антона Беркасова для Forbes
Спасение от банкротства обернулось для «Аптечной сети 36,6» риском поглощения. Будут ли основатели компании отстаивать ее независимость?

Гендиректор «Ап-течной сети 36,6» Артем Бектемиров едва ли не каждые выходные проводит в седле. На собственной ферме во владимирской глуши помимо лошадей он держит еще и овец, гусей, кур и пчел. «Жена объявила мне бойкот. Говорит: больше сюда не поеду», — жалуется Бектемиров. Сам он регулярно сбегает на ферму, чтобы проветрить голову и хотя бы на время забыть о проблемах.

Не так давно «36,6» была на грани банкротства: долги компании равнялись трети ее годовой выручки при полном отсутствии прибыли. Катастрофы чудом удалось избежать. Со своим главным поставщиком «СИА Интернейшнл» компания расплатилась пакетом акций, а оставшиеся долги реструктурировала. Бектемиров и его партнер Сергей Кривошеев рассчитывали вернуть себе контроль над компанией (сейчас им принадлежит немногим более 40% акций ОАО «Аптечная сеть 36,6»). Однако «СИА Интернейшнл» предпочла продать свою долю фонду Hi Capital Corporation.

Новый собственник не собирается расставаться с акциями «36,6». Даже наоборот: Hi Capital намерен создать фармацевтический холдинг, чтобы затем продать все стратегическому инвестору. Бектемирову и Кривошееву это грозит недружественным поглощением. Как получилось, что основатели крупнейшей в России аптечной компании, объединяющей почти 1000 магазинов, теперь могут ее потерять?

«Все знают с детства, что цифры 36,6 — это показатель здоровья», — объяснял когда-то Бектемиров, почему он выбрал такое название. Сеть, символизирующая здоровье, появилась на свет в самый разгар кризиса 1998 года — ЗАО «Аптеки 36,6» было зарегистрировано 17 августа, в день дефолта.

Начинали партнеры в 1991 году, когда еще учились в вузах — Бектемиров в МГИМО, Кривошеев во Всесоюзном заочном финансово-экономическом институте. Их первым успехом стала продажа крупной партии аспирина. Сколотив капитал на торговле импортным медицинским оборудованием и лекарствами, партнеры приобрели два фармацевтических завода в Белгороде и Воронеже (они были объединены в компанию «Верофарм»), а в 1997 году — первые помещения под аптеки в Москве.

В 2003 году у «36,6» было 60 аптек в столице и одна за ее пределами. Бектемиров и Кривошеев провели первичное размещение 20% акций компании на ММВБ — редкое по тем временам событие (в 2007 году последовало еще одно размещение). «Их схема развития была похожа на пирамиду МММ, — рассказал Forbes топ-менеджер одной из дистрибьюторских компаний. — Оборот растет, под это дают займы. На займы открываются новые аптеки, выручка увеличивается, берутся новые кредиты и т. д.». Банки не скупились на займы амбициозному бизнесу. Экспансия «36,6» была в буквальном смысле ураганной. За 2005–2007 годы компания скупила почти 800 провинциальных аптек и открыла более 300 новых аптек в Москве и регионах. У нее появились непрофильные проекты — сеть магазинов детских товаров и Европейский медицинский центр (ЕМЦ). В 2007 году при выручке 21,6 млрд рублей и долгах 7,2 млрд рублей «Аптечная сеть 36,6» впервые за шесть лет показала убыток.

На рынке говорили, что компания спешила раздаться в размерах и переплачивала за региональные сети, поскольку хотела продаться иностранцам, в частности британской сети Boots. «Европейцы поставили условие — дорасти не менее чем до 1500 аптек», — утверждает гендиректор аналитической компании DSM Group Сергей Шуляк. «36,6» во многом копировала систему организации торговых точек Boots и к тому же продавала товары, произведенные этой компанией. Но Артем Бектемиров отрицает, что вел переговоры о продаже бизнеса. Он признает лишь, что «36,6» наделала много ошибок: «Мы купили 50 компаний, неправильно и медленно проводили интеграцию, из-за отсутствия собственной дистрибуции не могли перейти на централизованные поставки».

 

Возможно, не случись через 10 лет после основания «Аптек 36,6» новый кризис, дела у сети шли бы совсем неплохо. Но ритейл, ориентированный на рост доли рынка, осенью 2008 года был одним из самых уязвимых бизнесов. Еще хорошо, что в начале 2008-го, когда другие крупные игроки розницы глубоко влезали в долги, основатели «36,6» решили сбавить темп. Они стали закрывать нерентабельные аптеки и продали ЕМЦ. Чистый убыток «36,6» в 2008-м сократился вдвое. Несмотря на это, акции компании стремительно дешевели и зимой 2009-го стоили почти в 50 раз ниже, чем годом ранее. Летом 2009 года компания допустила дефолт: по причине «отсутствия достаточного объема денежных средств» не смогла погасить облигации на сумму 1,9 млрд рублей.

«36,6» оказалась в финансовом тупике, чем не замедлил воспользоваться ее поставщик и одновременно конкурент «Протек», владеющий сетью «Ригла» (более 600 аптек). «36,6» задолжала ему около 740 млн рублей. Две трети этой суммы были погашены путем взаимозачета долгов с «Верофармом», дочерней компанией «36,6». Но оставшуюся часть «Протек» попытался взыскать по суду, подав более десятка исков, а в конце концов еще и иск о банкротстве «36,6». «Одни поставщики восприняли ситуацию нормально, другие впали в панику, — вспоминает Артем Бектемиров. — Кроме того, в рознице мы лидеры, а у «Протека» амбициозные планы в этой части».

Посовещавшись с Кривошеевым, Бектемиров поспешил договориться с тем, кто не паниковал, но мог бы при желании разорить «36,6». Компании «СИА Интернейшнл» сеть была должна 2 млрд рублей по товарным поставкам. Бектемиров предложил гендиректору и владельцу «СИА Интернейшнл» Игорю Рудинскому конвертировать долг в пакет акций «36,6» дополнительной эмиссии — примерно 21% уставного капитала. Тот согласился, хотя и был не очень доволен.

«Ритейл не наше дело. Можно считать, что просто мы отсрочили выплату долга», — пояснил Рудинский Forbes через своего представителя. Известно, что незадолго до сделки он встречался с министром здравоохранения Татьяной Голиковой. Хотя Бектемиров говорит, что до сих пор неизвестно, что они обсуждали, не исключено, что министр порекомендовала Рудинскому пойти навстречу «36,6» (недаром Сергей Кривошеев несколько лет проработал в координационном совете Минздрава по розничной торговле лекарственными средствами). Как бы то ни было, в конце 2009 года «СИА Интернейшнл» стала акционером «36,6».

Уломав крупнейшего кредитора, «36,6» смогла найти выход и с остальными. Облигационный заем был реструктурирован, с «Протеком» подписано мировое соглашение о постепенном погашении остатка долга. В январе 2010 года комиссия Минэкономразвития, отвечающая за поддержку системообразующих организаций, одобрила предоставление «36,6» госгарантий на сумму 500 млн рублей. Судя по словам Бектемирова, вопрос был решен быстро и без больших усилий. Благодаря госгарантиям «36,6» реструктурировала 700 млн рублей долга перед НОМОС-банком и заняла у него же 300 млн рублей на пополнение оборотных средств.

В 2010 году «Аптеки 36,6» снова вошли в штопор. Хотя чистый убыток сети сократился на 18,6%, до 432,6 млн рублей, снизилась и выручка, а совокупный долг вырос до 9,3 млрд рублей. Игорь Рудинский в управление компанией не вмешивался, притом что за ним сохранялось место в совете директоров «36,6». Даже на годовом собрании акционеров сети представителя от «СИА Интернейшнл» не было. Став совладельцем «36,6» по необходимости, Рудинский начал искать покупателя на свою долю в сети.

Как выяснил Forbes, в числе тех, кому Рудинский предлагал акции «36,6», была «Альфа-Групп». В консорциуме посчитали пакет 21% недостаточно крупным и ответили отказом. Зато акциями заинтересовался недавно созданный инвестиционный фонд Hi Capital Corporation. Переговоры с «СИА Интернейшнл» начались в апреле 2011 года. Одновременно Hi Capital готовил сделку по покупке компании «Мособлфармация», владеющей 500 аптеками в Подмосковье. И уже в середине лета оба актива сменили собственника.

Фонд Hi Capital Corporation создан в 2011 году Московским кредитным банком Романа Авдеева (№102 в списке Forbes) и несколькими российскими институциональными и частными инвесторами, имена которых не раскрываются. Заявленные интересы — фармацевтика, розничная торговля потребительскими товарами, недвижимость. К 2013 году целевой размер фонда (количество средств, которые учредители вложили или готовы инвестировать) должен превысить $400 млн. «Мы сделаем холдинг, который будет контролировать до 15% фармацевтической розницы», — заявляет управляющий партнер Hi Capital Александр Жданов.

Что войдет в этот холдинг, пока непонятно. Свой главный актив, «Мособлфармацию», фонд передал в управление другой аптечной сети — «А5». Более того, в договоре с «А5» есть пункт о праве приоритетного выкупа управляющим подмосковных аптек. Жданов допускает, что Hi Capital поучаствует в приватизации ГУП «Столичные аптеки» (241 торговая точка), если столичные власти решатся провести торги по ним. По словам Жданова, закончится все «большой сделкой, когда все собранные нами активы перейдут под контроль не связанного с нами стратегического игрока».

Кто же этот игрок? Есть лишь один намек, в чьих интересах может действовать Hi Capital. 8,5% акций «А5» принадлежат X5 Retail Group — структуре «Альфа-Групп». И у нее есть опцион на полный выкуп «А5» до конца 2012 года. Михаил Хабаров, президент компании «А1» (инвестиционного подразделения «Альфа-Групп»), подтвердил Forbes: «X5 Retail Group заинтересована в движении в сторону фармритейла». Но добавил, что соглашения с «А5» ей пока достаточно.

Какая роль в этой «большой сделке» отводится «36,6»? Роман Авдеев хранит молчание: «Не комментирую деятельность фонда. Когда появится желание, то буду, но в ближайшие пару месяцев этого точно не произойдет».

Гендиректор «36,6» тоже ведет себя так, будто ничего особенного не случилось и дела в компании идут своим чередом. Артем Бектемиров рассказывает, что теперь для сети важны не поглощения, а органический рост. Он хочет вывести «36,6» на безубыточность уже в 2012 году. В частности, за счет собственных торговых марок (СТМ), которые выпускаются на «Верофарме» и сторонних предприятиях. Сейчас они приносят сети около 14% выручки, за два года эта доля должна вырасти до 30%. СТМ — прибыльный бизнес с маржой около 60% против 23–25% при торговле чужими лекарствами

Не вдаваясь в подробности, Бектемиров упоминает, что Сергей Кривошеев встречался с председателем наблюдательного совета «Альфа-Групп» Михаилом Фридманом (в его окружении это подтвердить не удалось). Предполагает ли гендиректор «36,6», что Hi Capital действует в интересах «Альфы» и будет ли сопротивляться возможному поглощению? «У меня такой информации нет, — предприниматель разводит руками. — Посему сопротивляться не могу».

Его партнер три года тому назад хотел продать свои акции, и Бектемиров пытался найти деньги, чтобы выкупить долю Кривошеева. Тогда все как-то «устаканилось», и развод не случился. Сейчас обстоятельства складываются так, что проще согласиться на вхождение в крупный холдинг, сбросить с себя долговой груз и на том завершить историю своего бизнеса.

Когда готовилась эта статья, стало известно, что Артем Бектемиров принял предложение Михаила Прохорова вступить в партию «Правое дело» и баллотироваться в Госдуму. В случае удачи на выборах гендиректору «36,6» придется отойти от управления компанией. На вопрос, почему он вдруг пошел в политику, Бектемиров ответил как о само собой разумеющемся: «В бизнесе я 20 лет, пережил два кризиса. Компания работает. А в политике сейчас интересный этап, когда меняется восприятие гражданами власти…»

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться