03.12.2011 00:00

Великий махинатор

Роман Абрамович дает показания в суде на русском, Березовский — на английском рисунок Geoff Pugh / Коммерсантъ
Правила жизни Романа Абрамовича, рассказанные им самим. И освоенные последователями

В чем секрет успеха одного из богатейших предпринимателей России Романа Абрамовича? Сам он как-то ответил на этот вопрос не слишком изобретательно: «Оказывался в нужное время в нужном месте». Благодаря слушаниям в Высоком суде Лондона, где Борис Березовский пытается стрясти с Абрамовича $5,5 млрд, мы можем сформулировать основные правила, следуя которым Абрамович, Березовский и многие их последователи добивались успеха в России. И не только они.

Правило 1. Избегать конкуренции, 
но имитировать ее

«Сибнефть» — будущая основа состояния Абрамовича, проданная «Газпрому» за $13 млрд, — была создана в августе 1995 года специальным указом президента Бориса Ельцина, идею ему подкинул Березовский. В компанию вошли добывающее предприятие «Ноябрьскнефтегаз» и Омский НПЗ.

В декабре 1995 года на приватизационном аукционе было три претендента на «Сибнефть»: альянс Столичного банка сбережений (СБС, его заявка была дублирующей) и «Нефтяной финансовой компании» (Абрамович — Березовский), Инкомбанк и компания «Самеко». И если бы аукцион прошел честно, победителем стал бы Инкомбанк, в конверте которого лежала заявка на $175 млн — на $75 млн больше, чем предложила команда Абрамовича. Но аукцион был фиктивным, что Абрамович и признал в суде.

За 15 минут до начала торгов руководство «Самеко» отозвало доверенность своего представителя, комиссия даже специально затягивала начало аукциона, дожидаясь самолета из Самары с официальным отзывом. Инкомбанк не допустили к участию якобы из-за отсутствия необходимых документов, его представитель разорвал свой пакет прямо в коридоре. Березовский тут же принимал поздравления.

Впоследствии Абрамович предпочитал избегать ненужной конкуренции. Например, в 2002 году «Сибнефть» могла схватиться за госпакет акций «Славнефти» с ТНК, но вместо этого они сговорились купить ее вместе. Все торги заняли тогда три минуты, и превышение цены было минимальным.

Правило 2. Не платить своих денег

В Высоком суде Лондона выяснилось, что свои главные сделки — покупку «Сибнефти» и приобретение алюминиевых заводов и дальнейшее объединение их с активами Олега Дерипаски в компанию «Русский алюминий» — Абрамович профинансировал за чужой счет.

«Нефтяная финансовая компания» получила на покупку «Сибнефти» кредит в СБС в размере $100 млн. Незадолго до этого входившие в «Сибнефть» Омский НПЗ и «Ноябрьскнефтегаз» привлекли кредиты западных банков на $100 млн под гарантии долгосрочных контрактов на поставку нефти (поставщиком была компания Абрамовича Runicom) и разместили эти деньги на депозитах в СБС. Получается, что «Сибнефть» Абрамович купил на деньги самой компании.

В феврале 2000 года Абрамович договорился с Львом Черным, Дэвидом Рубеном и Михаилом Живило, владельцами контрольных пакетов Ачинского глиноземного комбината и трех алюминиевых заводов: КрАЗа, БрАЗа и НкАЗа (выпускали примерно 65–70% российского алюминия и около 20% мирового), купить эти активы за $575 млн. Оплата должна была состояться несколькими траншами. На первые выплаты Абрамович привлек кредит в МДМ Банке в размере $100 млн. Через несколько месяцев он заключил соглашение с Олегом Дерипаской о слиянии купленных заводов с его «Сибирским алюминием» в компанию «Русский алюминий». Партнеры получили по 50% в объединенной компании, но Дерипаска доплатил дополнительно как раз $575 млн. На этот раз Абрамович расплатился деньгами Дерипаски.

Правило 3. 
Минимизировать налоги

С 1998 года «Ноябрьскнефтегаз» перестал продавать нефть напрямую Омскому НПЗ, а стал действовать через посреднические фирмы, зарегистрированные во внутренних офшорах — Калмыкии, Чукотке. При этом часть фирм имели дополнительные налоговые льготы, поскольку большинство их персонала составляли инвалиды. Посредники, созданные под контролем Абрамовича, покупали сырье у «Сибнефти» и продавали ей же намного дороже. Прибыль оседала у посредников, которые платили налог по ставке 5,5% вместо 35%. За аналогичные схемы основной владелец ЮКОСа Михаил Ходорковский получил свой первый срок — восемь лет.

По подсчетам «Ренессанс Капитала», только две компании получили в 2000 году от трансфертных цен $300 млн чистой прибыли. Адвокат Березовского утверждает, что сэкономленные на налогах деньги через Латвийский торговый банк (ЛТБ) выводились в западные банки и возвращались туда же очищенными.

Правило 4. Соблюдать осторожность при оформлении письменных договоренностей

Главная линия защиты Абрамовича в суде: Березовский и его покойный партнер Бадри Патаркацишвили никогда не были акционерами «Сибнефти» и «Русского алюминия», а только обеспечивали поддержку на политическом уровне, за что и получали деньги. Всякий раз он прибегает к одному и тому же аргументу: акции доставались тому, кто платил.

Березовский пока не представил никаких документов и иных доказательств того, что он был акционером компаний. Есть лишь запись беседы Абрамовича, Березовского и Патаркацишвили в аэропорту Парижа в 2000 году, где они обсуждали, что их прибыли от алюминиевого бизнеса будут легально оформлены в виде дивидендов, с которых нужно будет платить налоги.

Еще один эпизод. Абрамович уверяет, что бывший президент «Сибнефти» Евгений Швидлер никогда не был акционером компании, а получал зарплату (вознаграждение всех менеджеров составляло около $200 000). Младшим партнером Абрамовича Швидлер якобы стал уже после продажи «Сибнефти» при создании компании «Фармстандарт».

Из этих утверждений вытекает еще одно правило Абрамовича — не оформлять никаких письменных договоренностей с ближайшими соратниками вне зависимости от того, партнеры они или наемные менеджеры. Ведь потом любой из них будет говорить что угодно.

Новости партнеров