03.01.2012 00:00

Функция чиновников

Андрей Шаронов Forbes Contributor
Москва — уникальный город, который владел даже авиокомпанией фото Итар-ТАСС
Для чего нужна приватизация в Москве

В 2011 году московская власть может поставить рекорд по доходам от продажи имущества. Программа приватизации может принести в городской бюджет более 200 млрд рублей.

Формируя приватизационную политику в Москве, мы исходили из двух основных принципов. Первое: мы готовы к полной или частичной продаже только той собственности, которая не связана с выполнением государственных функций в городе. Вы не найдете ни одного актива, который был или будет продан, связанного с исполнением властью своих конституционных обязанностей. Банк Москвы, Московский НПЗ, авиакомпания «Атлант-Союз», аэропорт Внуково, доля в компании «Объединенные кондитеры», фабрика «Свобода», московские гостиницы — ни один из этих объектов не выполняет жизненно важных городских функций.

Не менее важен второй принцип — большая часть активов, выставляемых на продажу, находится в конкурентном секторе. Я не знаю крупных городов мира, которые владеют авиакомпаниями или кондитерскими фабриками. Обратите внимание: почти все компании, номинально принадлежавшие городу, функционируют в конкурентных рыночных секторах. Это означает, что на госаппарат ложится задача управления этими компаниями, то есть конкуренции с рыночными профессионалами. Как можно эффективно управлять более чем 350 акционерными обществами и 550 ГУПами, не считая госучреждений? Проблема не только в том, что это сложно. Проблема еще и в том, что это отвлекает чиновников, не имеющих соответствующей компетенции, от выполнения их прямых обязанностей.

Почему раньше городская власть так часто занималась не своим делом? По моим наблюдениям, многие из приобретений были cделаны прежним руководством из лучших побуждений. Я не вижу ситуации, когда любое действие власти было мотивировано исключительно корыстными соображениями (хотя, конечно, и это было). Основной причиной покупки или учреждения компаний было желание получать транспортные, потребительские, банковские услуги по сниженным ценам. Ситуация напоминала анекдот про старого портного. Увидев царский кортеж, его жена замечает: «Посмотри, как они богаты!» «Ну, если бы я был на месте царя, я был бы еще богаче!» — отвечает тот. — «Как?» — «Так я бы еще немного шил!» Эта логика постоянно толкала руководство города на рискованные вложения за счет средств налогоплательщиков. А дальше все происходило как всегда. В дело вступали интересы менеджеров и частных акционеров дочерних компаний. В текущей бизнес-деятельности они переигрывали городских чиновников, которые чаще всего не сильно убивались ради интересов города.

Приведу пример: Москвой в 2000-х годах был построен литейно-механический завод, причем в другом регионе — в Смоленской области. По мнению экспертов отрасли, он неплохой, с хорошими технологиями и инженерией. Но покупать его рыночные игроки все равно готовы по цене в три раза меньше суммы, которая на него потрачена.

Продавая ликвидные, интересные активы, мы, конечно же, рассчитываем выручить за них большие деньги. Но приватизация для нас также важный способ изменить отношение к функциям городской власти. При этом мы пытаемся реализовывать эту философию не только продавая. У города, к примеру, есть много обязательств по отдыху и лечению пенсионеров и инвалидов. У Москвы есть множество пансионатов как в России, так и за рубежом. И, видимо, по инерции от прежней власти городу часто предлагают недорого купить подобные объекты недвижимости. В ответ мы предлагаем выкупить места, обеспечить услугу для наших граждан. Так мы исполним социальные обязательства, но сможем уйти от того, чтобы платить дважды — сначала за содержание, а потом еще и за сами услуги.

Новости партнеров