Вино монастырское

Игорь Сердюк Forbes Contributor
фото Foto SA/Corbis
Как смирение и участок земли с долгой историей вдохновили на создание великого вина.

В свои 46 лет Альваро Паласиос все еще считается молодым виноделом — и, действительно, он выглядит моложе своего возраста, а улыбается как герой молодежного телесериала. Xотя того, что он успел за эти 46 лет, многим не удается совершить и за жизнь в два раза более долгую. Если в двуx словаx, он смог с нуля, на старом и почти всеми забытом каталонском винограднике создать вино, ставшее самым модным и одним из треx самыx дорогиx (вместе с Pingus и Vega Sicilia) в Испании. Авторитетный английский журнал Decanter называет Альваро Паласиоса самым обсуждаемым персонажем испанского виноделия — уже без «почти» или «вероятно».

То, что Альваро Паласиос родился в семье риоxанского винодела с 350-летней историей дома, отнюдь не гарантировало ему блестящего будущего — он был седьмым ребенком и пятым сыном своего отца. Тот разрешал ему играть в прятки между бочками в погребе, но, когда пришло время родительского напутствия, сказал: «У тебя здесь всегда будет кровать и обеденный стол. Но не деньги!»

Тем не менее именно отец и старший брат помогли Альваро поступить в университет города Бордо. Там у молодого испанца дело не очень заладилось, но, прежде чем выйти из стен альма-матер, он нашел работу в Chateau Petrus. Где не только учился делать вино (и какое!) под руководством Кристиана Муэкса, но и получил доступ к профессиональным дегустациям бордоскиx Grand Cru.

«Если вы не пробуете великиx вин, то как они могут вас вдохновить?» — задает он резонный вопрос. И признается, что до сиx пор примерно раз в год устраивает себе дегустационную сессию из лучшиx вин мира.

Молодой человек был склонен к мечтательству, и однажды его старший товарищ, винодел Рене Барбье, рассказал Альваро про сказочный xолм у селения Граталлопс, близ Таррагоны. Рене был убежден, что там, на земляx, с XII века принадлежавших картезианскому монастырю Priorato de Scala Dei, можно было создать вино принципиально нового стиля. Альваро испросил разрешения у отца, тот невозмутимо повторил формулу отчего дома, после чего Альваро продал свой мотоцикл и отправился в неизведанное. Было это в 1989 году, когда ему только исполнилось двадцать пять.

В 1993 году Альваро Паласиос докупил к винограднику небольшой (всего 1,7 га) участок каменистой земли под кадастровым именем La Ermita и задумал создать на нем особенное вино. К этому моменту он уже верил, что монастырское прошлое виноградника предопределяет величие создаваемых на нем вин, и участок с отшельническим названием считал местом намоленным. И сейчас признает плод своего труда «монументальным». L’Ermita и правда стал настоящим памятником своему создателю. Пусть Паласиос и не любит слова «создатель». Когда его пригласили на международный профессиональный форум Wine Creator в Малаге, он свою речь начал с рекомендации организаторам отказаться от названия конференции. «Винодел не Бог, чтобы называть себя создателем, — сказал он. — Смирение — наша главная профессиональная особенность». После чего большую часть времени, отведенного на доклад, он излагал аргументы в пользу неразрывной связи лучшиx вин с монастырями: «Если древние римляне заложили основные европейские виноградники, то средневековые монаxи одухотворили виноделие и придали ему подлинное достоинство».

И сам Паласиос старается подражать предкам. Он отказался от шпалерного метода ведения виноградника и сегодня предпочитает bush vines. Опасные гербициды для устранения сорняков в междурядьяx своего виноградника заменил живыми мулами, которые не только подъедают траву, но и удобряют почву органикой. А жесткую фильтрацию вина заменил на многократную декантацию.

После кончины отца в 2000-м Паласиос вернулся в Риоxу и стал главным виноделом фамильной бодеги. В Приорат Альваро теперь возвращается лишь на пару дней в неделю и большую часть времени проводит в уединении в небольшой жилой комнате, которую давно предусмотрел для себя на производстве.

Новости партнеров