Большая розница | Forbes.ru
$58.55
69.32
ММВБ2149.9
BRENT63.62
RTS1156.84
GOLD1290.65

Большая розница

читайте также
+929 просмотров за суткиПрофиль заемщика. Как поведение в социальных сетях может снизить ставку по кредиту +2107 просмотров за суткиЖилье под вопросом. Подорожает ли ипотека из-за новых требований ЦБ +1081 просмотров за суткиБанки накопили рекордный объем свободных денег. Подешевеют ли кредиты? +178 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +160 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года +355 просмотров за суткиВа-банк: изучен гендерный состав правлений в российском банковском секторе +169 просмотров за суткиБез блокчейна и Big Data. Банк «ФК Открытие» покинули ключевые специалисты по инновациям +67 просмотров за сутки«Вызов для меня сам по себе является мотивацией». Forbes сыграл в Го с председателем ВЭБа +31 просмотров за суткиКризис не отпускает. Российские банки чаще рефинансируют старые кредиты, чем выдают новые +41 просмотров за суткиКража со взломом. Как защитить банковскую карту от мошенников нового типа +8 просмотров за суткиЦБ страшнее: банкиры боятся роста доли госучастия на рынке больше западных санкций +29 просмотров за суткиВслед за «Совестью» и «Халвой». Что будет с картами беспроцентной рассрочки +22 просмотров за суткиЦБ с косой: почему банковская система возвращается в СССР +10 просмотров за сутки Секрет подарка. Что покупают себе россияне на подарочные карты +6 просмотров за суткиГид по скидкам: в каких банках малый бизнес может сэкономить на обслуживании +11 просмотров за суткиПожертвовать анонимностью: как выиграть в гонке за цифровые монеты +59 просмотров за суткиТретий лишний. Почему банкам придется стать человечнее или исчезнуть +3 просмотров за суткиИзлет ставок. Смогут ли полисы ИСЖ заменить россиянам банковские депозиты +20 просмотров за суткиОсенние проценты. Стоит ли пользоваться сезонными продуктами банков +14 просмотров за суткиШлейф «Открытия»: Qiwi выкупила бренд и технологии Рокетбанка и «Точки» +2 просмотров за суткиСирийский след. ЦБ лишил лицензии банк из санкционного списка США
#банки 03.04.2012 00:00

Большая розница

Герман Греф, Максим Ноготков и Михаил Задорнов о будущем банковского ритейла.

Рынок банковских услуг меня-ется на глазах. Открыть вклад теперь можно не приходя в офис банка, доля использования удаленных каналов обслуживания растет стремительными темпами. Даже Сбербанк стал лучше обслуживать своих клиентов, полностью изменив облик отделений. О том, как банки намерены развивать розницу, в интервью Forbes рассказали президент Сбербанка Герман Греф, председатель правления банка «Связной» Максим Ноготков и президент ВТБ24 Михаил Задорнов.

Как будет выглядеть розничный банк в будущем?

Герман Греф:

Ядром банкинга станут высокие технологии. В первую очередь  это доступ к услугам через смартфоны, планшетники и другие мобильные устройства. Это и платежи в точках продаж с помощью технологий NFC (Near Field Communication — технология обмена данными между устройствами на расстоянии около 10 см. — Forbes), это и доступ ко всем счетам и сервисам клиента через мобильные предложения, это и геолокация ближайших отделений и банкоматов, автоматизация регулярных платежей.

Максим Ноготков:

Банк будущего — это мобильный телефон, который станет аналогом кошелька и позволит оплачивать покупки и различные услуги. Кроме этого, банк будущего будет иметь на порядок больше информации о клиенте, чем сегодня. Google, Facebook и другие компании сейчас знают о людях очень многое. Со временем банки найдут возможность использовать эту информацию, чтобы лучше оценивать риски и предсказывать поведение заемщика.

Михаил Задорнов:

Через три-пять лет принципиально мало что изменится, какие бы ни были у нас на этот счет иллюзии. Столичные жители думают, что вся страна должна жить и думать, как они. Население Москвы, например, составляет всего 12% российского населения. Поэтому главное, что произойдет в нашем банкинге, — это дальнейшее проникновение услуг в российскую глубинку и в новые слои населения. И это один из факторов, отличающих нас от других развивающихся и европейских стран.

Зачем банкиры продолжают строить сети отделений по всей стране?

Герман Греф:

В ближайшие 10-15 лет у стационарных отделений будет достаточно работы. Спрос на них будет постепенно снижаться: количество людей, посещающих отделения, уменьшится. Что сейчас нужно посетителю? Два вида услуг: снятие наличных и транзакции. В будущем самой востребованной услугой будут консультации. Люди станут приходить, чтобы пообщаться, решить проблемы, выслушать мнение специалиста или выбрать банковский продукт.

Максим Ноготков:

Во всем мире разговоры об уходе банка в интернет и отсутствии полноценных офлайн-офисов идут уже лет десять. При этом количество отделений в мире практически не уменьшается. Многие клиенты прекрасно живут без посещения банковских офисов, но им приятно знать, что в случае необходимости они могут обратиться в отделение и пообщаться с живым человеком, а не с голосом из телефонной трубки или интерфейсом интернет-банка.

Михаил Задорнов:

Западные банкиры еще 20 лет назад грозили вымиранием банковских отделений и переводом всех банковских операций в онлайн. Между тем зайдите сейчас в любую английскую деревушку, и вы обязательно найдете там HSBC или Barclays. Поэтому и мы не противопоставляем отделения  другим каналам продаж. Нельзя не учитывать и факт старения населения. Если сегодня 40-летний клиент хочет общаться с кассиром, то вряд ли в 50 лет он изменит свои привычки. Люди ведь ходят в рестораны не только потому, что не могут приготовить еду дома. Они хотят общаться, видеть и чувствовать сервис. 

Как будут развиваться депозиты в будущем? Этот классический продукт останется таким, как сейчас? И как будут менять ставки по депозитам в ближайший год?

Герман Греф:

По мере того как финансовая грамотность будет расти, будут более востребованы сложные структурированные продукты. Например, депозит плюс страхование заемщика. Допускаю, что ставки и по депозитам, и по кредитам будут падать. Потому что инфляция 5-6% должна стимулировать падение ставок на рынке. Но если дефицит ликвидности будет сохраняться на таком же уровне, как сейчас, то ожидать падения ставок даже при таком уровне инфляции не приходится.

Максим Ноготков:

Я думаю, что ничего нового не появится. Просто люди будут намного чаще использовать интернет для открытия депозита. Что касается ставок, то мы видим тенденцию к снижению ставок по вкладам. Постепенно открываются рынки альтернативного фондирования. Ставки по вкладам будут, соответственно, снижаться — примерно на 1–1,5 процентного пункта в течение ближайших двух месяцев.

Михаил Задорнов:

Хранить деньги людям надо будет всегда. Но депозиты будут трансформироваться: появятся структурные продукты, часть дохода по которым будет привязана к разным активам — например, золоту или металлам. Ставки по депозитам, как и ставки по кредитам, будут снижаться. Я верю в то, что инфляцию в России можно существенно снизить — до 3% годовых. При этом реальные ставки по депозитам будут оставаться положительными, то есть до 5% годовых. 

Идет постепенный отказ от целевых кредитов и замена их кредитными картами. Каким будет следующий шаг, в чем суть изменения кредитных продуктов?

Герман Греф:

Классический кредит мало изменится. Здесь можно говорить в первую очередь о трансформации способов предоставления кредитов и способов оценки кредитного риска. То есть об индивидуализации процентных ставок в зависимости от кредитной истории каждого гражданина и его компании.

Максим Ноготков:

Со временем Point-of-sale-кредиты уйдут, уступив место кредитным картам. А вообще в сфере кредитования не стоит ожидать каких-то изменений, принципиально новых продуктов. Банки могут играть временными интервалами и ставками, у них станет больше информации и статистики, снизится стоимость риска. Но принципиальных новинок на рынке кредитов не будет.

Михаил Задорнов:

Кредитные карты займут большую долю в банковских балансах, как и ипотека. Но все остальные целевые кредиты тоже будут востребованы, особенно в регионах.

Будут ли меняться ипотечные кредиты?

Герман Греф:

Ставка по ипотечным кредитам зависит от макроэкономической ситуации. Снизить ее до 2–3% в ближайшие пять лет — нереальная задача. При очень оптимистичном раскладе она составит 6–8%.

Максим Ноготков:

Не верю в серьезные инновации в кредитных продуктах, а тем более в ипотечных. Думаю, что здесь могут быть только операционные изменения. Люди, например, получат возможность подавать заявку на ипотеку по интернету в большое количество банков одновременно. А у кредитных организаций будет больше информации по объектам недвижимости и о заемщиках. Они будут быстрее принимать решение, риски уменьшатся, и ставка тоже немного снизится.

Михаил Задорнов:

Ипотека — тот продукт, который принципиально не изменится. Однако если сейчас кредитами на жилье в России пользуется около миллиона человек, то в будущем, я считаю, гораздо больше людей будут надеяться на себя, а не на государство. В 2017 году, я считаю, ипотека будет стоить 7,5–8% годовых при годовой инфляции 3%.

Негосударственные банки начали открывать вклады и выдавать кредиты дистанционно, с помощью курьеров. Станет ли такой вид обслуживания клиентов массовым явлением или останется услугой небольших розничных банков?

Герман Греф:

Эта услуга будет востребована. Конечно, она не будет массовой. Ее будут заказывать люди, которые смогут заплатить за то, чтобы менеджер приехал прямо к ним домой и заполнил бланки. Мы планируем сделать для наших VIP-клиентов такую услугу.

Максим Ноготков:

Здесь все зависит от бизнес-модели банка. Если у банка много отделений, то они могут быть эффективнее, чем курьеры. Но если отделений мало, то курьеры как канал продаж — это вполне оправданно. Мы не думаем, что этот способ продажи продуктов окажет серьезное влияние на рынок. Дело в том, что в России много наличных денег. Курьер может приехать и привезти договор вклада, но, если сумма большая, человеку придется взять сумку и самому повезти ее в банк.

Михаил Задорнов:

Нет разницы, негосударственный банк или государственный. Собственность вовсе не определяет модель поведения банка. Для нас работа с курьерами не только более дорогая услуга, но и, главное, более рискованная. И мы не хотим брать на себя такие риски, как недобросовестная работа или мошенничество курьеров.

Кто будет двигателем прогресса в розничном банкинге: крупные государственные банки или небольшие банки, специализирующиеся на одном виде бизнеса?

Герман Греф:

Будет развиваться и та и другая модель. Узкая специализация приносит свои плоды — с точки зрения скорости услуги и эффективности. Тем не менее я не могу нарисовать банкам-монолайнерам радужного будущего. Рынком будут более востребованы универсальные услуги. Банк-монолайнер — это как кратковременные связи, а универсальный банк — долгосрочные отношения. Разовые контакты возможны и всегда будут, но в конечном итоге все женятся или выходят замуж.

Максим Ноготков:

И те и другие. Есть набор достаточно продвинутых розничных банков, которые постоянно что-то делают и запускают. Вот эти компании и будут бежать вперед. Может, это будет нескромно, но нам кажется, что мы будем лидировать в этом процессе. Не потому, что нам надо бороться за место под солнцем. Просто потому, что мы любим придумывать что-то новое.

Михаил Задорнов:

Конечно, небольшой банк гибче, но у него ограниченные возможности с точки зрения новых технологий. А у нас есть свои преимущества — мы можем инвестировать в новые технологии серьезные деньги и тем самым задавать рыночные тенденции.  

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться