$59.48
63.62
ММВБ2178.73
BRENT55.59
RTS1156.47
GOLD1214.12

Forbes 11/2012

читайте также
«Роснефть» решила продать долю в итальянской Saras «Роснефть» решила продать долю в итальянской Saras Верховный суд отменил взыскание с IKEA 507 млн рублей в пользу бизнесмена Пономарева ЦБ ввел представителей банка «Роснефти» в руководство «Пересвета» «Газпром» потребовал от «Нафтогаза Украины» $5,3 млрд Стать писателем: какие аксессуары в этом помогут Хронограф Richard Mille в корпусе из графена стал самым легким в мире Курс доллара опустился ниже 59 рублей впервые с июля 2015 года Производитель «Явы» купит владельца Camel за $49,4 млрд В окружении Нисанова опровергли переход «Москвариума» в собственность Ротенберга Без денег: некому финансировать российский нефтегаз ЕСПЧ признал неправомерным запрет на усыновление российских сирот гражданами США Операторы экспресс-доставки DPD и SPSR Express объявили о слиянии Вечно молодой: почему производитель презервативов решил бороться со старением кожи Китайская компания представила смартфон со встроенным молекулярным сканером Турция или Мексика? Как заработать на облигациях проблемных стран Glencore назвал кредит ВТБ «промежуточной сделкой» в приватизации «Роснефти» Россия потеряла 14 строчек в рейтинге стран с инновационной экономикой Неделовой разговор: куда движется мужская мода «Уралвагонзавод» получил госгарантии на 25,7 млрд рублей для рефинансирования долгов СМИ напомнили заявления Трампа о России до президентской гонки‍
22.10.2012 09:29

Forbes 11/2012

Слово редактора
Untitled
Выбор редакции
Вне себя. Уроки Нью-Йорка. Книга Рема Колхааса стала манифестом современной урбанистики.
Контекст
Наша новая реальность — это не кризис, это период стагнации, некое пережевывание старых проблем во всем мире. — Ксения Юдаева, начальник экспертного управления президента РФ, на форуме «Россия зовет!»
Идеи и мнения
Мир после войны
Как демократизация международной системы превращает Россию в Запад.
Почему у СССР не получилось
Перестройка управления по китайскому образцу у нас невозможна.
Зрелища вместо дорог
Железные дороги — завоевание современной экономики. России не стоит от него отказываться.
Бетонный апгрейд
Почему приходится перестраивать новые здания.
Работу машинам
Для труда, не требующего интеллекта, люди больше не нужны.
Швейцария, я люблю тебя
Образ новой Европы пасется на альпийских лугах.
Есть данные
Окно в Азию
Геннадий Тимченко намерен разрушить монополию «Газпрома» на экспорт газа.
Предприниматели
К чаю
Зачем Сергей Николаев, основатель сети чайных магазинов «Унция», запускает сразу четыре новых проекта.
Эксперимент над собой
Зачем компания Intuit с выручкой $1,4 млрд ведет себя как стартап.
Давай на «ты»
Какая корпоративная культура нужна современному бизнесу.
Маркетинг
Сила пуха
Фирма «Каригуз» выпускает 1500 наименований подушек и одеял. Слишком много? Благодаря такому ассортименту ее выручка за четыре года выросла на 300%.
Женская доля
Компания, производящая тепло- и звукоизоляционные материалы, делает ставку на женщин
Технологии
Пустой дневник
На системе WordPress 60 млн сайтов. Но где же деньги?
Деньги
Здоровый образ жизни
Венчурный капиталист Дэвид Картер занимается инвестициями в медицинские научные разработки более 25 лет. Теперь и в России.
Сложные партнеры
Фонды Russia Partners 20 лет инвестируют в российские предприятия, за это время отношения компании с владельцами бизнеса претерпели эволюцию.
Вредные мифы
О чем нужно помнить инвесторам, покупающим российские акции.
Спецпроект «Наследники»
Отцы и дети
Почему русские миллиардеры предпочитают устраивать наследников в собственные компании.
Роман с клюшкой
Как младшее поколение семьи Ротенбергов строит свой бизнес.
Кинопробы
Сын совладельца страховой компании «РЕСО-Гарантия» Николай Саркисов сменил медицину на киноиндустрию. Почему он не хочет участвовать в бизнесе отца?
Железный характер
Почему богатейший человек Австралии Джина Райнхарт не хочет отдавать долю в компании своим детям.
Российская элита боится будущего
Станут ли частью истеблишмента дети миллиардеров? Об этом рассуждает экономист Александр Аузян
Тяжелое бремя
Почему большие состояния демотивируют.
Компании и люди
«У меня везде есть опционы»
В первом большом интервью Геннадий Тимченко излагает собственную версию пути к богатству.
Чудесное рождение
Сеть «Мать и дитя» Марка Курцера первой среди российских медицинских компаний провела IPO. Как у главного акушера-гинеколога столицы появился почти миллиардный бизнес?
Намывное дело
Как бывшие владельцы «Морского порта Санкт-Петербург» и собственники Национальной контейнерной компании Виталий Южилин и Андрей Кобзарь строят совместные проекты с государством.
Потерянное золото Монголии
Как монгольские ниндзя превратили российского миллиардера в беглеца.
«По Белому дому, беглыми, огонь!»
Первый министр обороны России Павел Грачев о путчах 1991 и 1993 годов, Чечне и Борисе Ельцине.
Возмездие как оно есть
Главы из книги Майкла Льюиса «Бумеранг»
Частные колекции
Покупайте растущее
Китайское искусство меняет приоритеты арт-рынка, но дорожает не только оно. текст: Юлия Виноградова
Галерист, меценат, комиссар
Стелла Кесаева создала фонд Stella Art, когда в России рынка современного искусства еще не существовало, но он работает и сейчас, когда этот рынок умер.
Охотники за примитивным
Мода на tribal art взвинчивает аукционные цены на этот небольшой, но очень перспективный сегмент арт-рынка.
Личное дело
Почему миллиардер Константин Григоришин ничего не продает из своей коллекции.
Арт-капитал
Pападные банки за последние десятилетия собрали огромные коллекции предметов искусства, которые сегодня оцениваются в сотни миллионов долларов. С помощью агентства Skate’s Art Market Research мы отобрали пять крупнейших.
Цена печатного слова
Старая газета может стоить больше $800 за номер. Все зависит от ее содержания.
Кто здесь главный?
Художники, владельцы галерей и коллекционеры становятся знаменитостями. При чем тут Энди Уорхол?
LIFE
Эверест как хобби
Зачем владельцы компаний рискуют жизнью в стратосфере.
Узы, крепкие и крепленые
Семейство Симингтонов — англичане, которые становятся португальцами.
Untitled
Мысли
о дружбе