Людвиг Йошкаролинский | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Людвиг Йошкаролинский

читайте также
+68 просмотров за суткиКонструктор для взрослых. Как собрать магазин или фестивальную площадку В Норвегии откроют самый большой в мире подводный ресторан Ремейк бетонных джунглей. Для чего в Бирмингеме снесли библиотеку, торговый центр и часть кольцевой дороги На дне. Миллиардер Сюй Жунмао поместил пятизвездный отель в глубокий карьер Больше воздуха. Для чего реконструируют самый загруженный вокзал Америки Где наша не строила: громкие проекты российских архитекторов — от школы в Кении до небоскреба в Нью-Йорке Жизнь в цилиндре: зачем испанский архитектор поселился на цементном заводе Лондонские архитекторы платят в бюджет Британии £400 млн налогов за свои работы за границей Топ-5 самых необычных концертных залов Европы Мегаполис из дерева: почему будущее — за деревянными небоскребами Шесть трендов Tesla не выживет Благословенная пустота Необходимый майор Полигон постимперского поведения Эффективность спада Сколько не будет стоить нефть Есть ли жизнь после ВВП? Финансовый муравейник За инвестиции ответишь Поколение индиго. Вход свободный
#архитектура 03.05.2013 00:00

Людвиг Йошкаролинский

Игорь Порошин Forbes Contributor
Фото Галины Бочкаревой/Geophoto
Губернатор Марий Эл Леонид Маркелов метит в вечность.

Чудна Йошкар-Ола при ясной погоде. Но и туман, и град вы не заметите, если вдруг очутились в центре этого города. Больше 400 лет он смиренно жил жизнью идеального русского Nowhere. Я ставлю английский эвфемизм на месте русского слова не только потому, что все далекое,  безнадежное и темное теперь у нас обозначается слишком коротким и грубым словом, но и оттого, что оно более к Йошкар-Оле неприменимо.

«Все великие события мира нас миновали», — сказал Чаадаев, и, может быть, именно эта горькая фраза переполнила чашу терпения цензоров и заставила отправить его в дом для умалишенных. Спустя 200 лет губернатор Республики Марий Эл Леонид Маркелов куда человечнее возражает Чаадаеву. Вот уже целое 10-летие столица Марий Эл пытается наверстать упущенное и Йошкар-Олой, и Россией. Этот рывок к самому прекрасному (согласно губернатору), что случилось в Европе, Йошкар-Ола реализует в камне и металле. Архитектура как дневник путешествий, как тревел-блог, если угодно. Самое важное, что свершилось в мире, согласно Маркелову, — это стрельчатая Европа. Очевидно, что губернатор был сражен обаянием Брюгге — и вот в Йошкар-Оле отстраивается набережная в стиле светской готики Фландрии. Есть в городе и свой Дворец дожей — куда же без Венеции.

Маркелов не только очарованный странник, но и мыслитель. Ему нравится, как итальянцы реализовали в Москве идею Средневековья с человеческим лицом, поэтому рядом с веселыми замками Вероны в городе появляется Благовещенская башня с курантами — мощный марийский ответ Кремлю.

О великих европейцах Йошкар-Ола рассказывает в металле: их фигуры украшают площади города. Идеал просветителя для Маркелова, конечно же, Лоренцо Великолепный Медичи. Патриотизм губернатора неортодоксален — из русских монархов он выбирает не общее место вроде Петра, Екатерины или Александра II, но Елизавету. Нежная и рассеянная, как актриса Белохвостикова, она сидит верхом на таком же тонком металлическом жеребце, скачущем вперед в прошлое.

В качестве богов домашнего очага Маркелов выбрал чету Грейс Келли и принца Ренье III. Вдвоем они мерзнут на Патриаршей площади — йошкар-олинской Красной площади или даже йошкар-олинской пьяцце Сан-Марко.

В эстетическом смысле ближайшими родственниками Йошкар-Олы являются Лас-Вегас, Диснейленды всех мастей и широт, а также Макао, оказавшийся радикальнее всех в воплощении лозунга эпохи Лужкова: «Построим так же, но только еще лучше!» В Макао, как известно, воссоздана площадь Сан-Марко, только в большем масштабе.

Однако эстетических родственников — Йошкар-Олу и Лас-Вегас с Макао — разделяет пропасть. Я не постесняюсь обозвать эту пропасть духовной. И Лас-Вегас, и Нью-Йошкар-Ола обращаются к человеку культурной пустыни. Но Лас-Вегас делает это агрессивно, бесстыдно и алчно, а Йошкар-Ола — с достоинством и абсолютно бескорыстно. Поэтому Йошкар-Ола мне много милее Лас-Вегаса.

Губернатор Маркелов, конечно, должен был бы поставить на площади скульптуру Людвига Баварского, а не Лоренцо Великолепного. Именно Людвиг является отцом романтической копиистики — или архитектурной развесистой клюквы, которую выращивает в Йошкар-Оле губернатор. Людвиг Баварский был проклятием Баварии. Его каменные фантазии сделали ее банкротом. Наивное большинство йошкаролинцев любит своего губернатора. Просвещенное меньшинство указало бы мне в ответ, что генподрядчик йошкар-олинского Возрождения, компания «Марийский цемент», записана на жену губернатора Ирину Маркелову.

Настоящее близоруко и мелочно. Большинство великих строек, если, конечно, их вдохновителем не был Сталин или Навуходоносор, заканчивались земным судом над мздоимцами и растратчиками. Я не знаю, как закончатся труды и дни Маркелова — дай Бог ему здоровья. Но самую важную и точную оценку он получит не при жизни. Будущее умнее и проницательнее смотрит на день сегодняшний. Я не уверен, что потомки тех, кто сегодня называет стройки Маркелова образцовой безвкусицей, не будут поклоняться ему. Я не уверен, что через 100 лет не будут называть его именем улицы русских городов и украшать/обезображивать эти улицы его статуями. В конце концов, нынешняя Бавария обожает Людвига и даже успешно приторговывает его именем. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться