Идейные ценности | Forbes.ru
$59.22
69.86
ММВБ2125.29
BRENT63.41
RTS1130.75
GOLD1251.13

Идейные ценности

читайте также
+103 просмотров за суткиИдеи из воздуха. Выходцы из «Студии Артемия Лебедева» создали агентство веб-дизайна для онлайн-ретейлеров +44 просмотров за суткиТрадиции бизнеса. Почему деловой климат в России ухудшается +18 просмотров за суткиСвязь с клиентом. В каких случаях мобильные приложения не нужны бизнесу +78 просмотров за суткиУроки заключенного бизнесмена: как не терять волю к победе +33 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +12 просмотров за суткиДеньги на бочке. Торговец пивными кегами запустил производство, чтобы уйти с серого рынка +13 просмотров за суткиПравильный ответ: как женщинам-предпринимателям побороть гендерную предвзятость инвесторов +6 просмотров за суткиКак не пойти ко дну в бизнесе? Обеспечьте себе поддержку друзей +43 просмотров за суткиПочти даром: девять секретов «бомж-маркетинга» для тех, у кого нет денег Операция «Преемник»: детские фантазии – на пользу предпринимательскому будущему +28 просмотров за суткиПрощание с иллюзиями: какие заблуждения опасны для владельцев бизнеса Сажать или нет: как наказывать бизнесменов за преступления в экономике +18 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» Смена курса: как изменится жизнь предпринимателей, избранных в муниципалитет +96 просмотров за суткиВеличайшие бизнес-умы современности. Список Forbes +16 просмотров за суткиЮрий Мильнер вошел в список 100 величайших бизнес-умов современности по версии Forbes Английский прецедент: лондонский суд грозит российским бизнесменам неприятностями Илон Маск Вельского уезда: что сделал бывший торговец нелегальной водкой из маленького города. Часть 2 +17 просмотров за суткиНа старт, внимание: простые правила, которые помогут запустить бизнес «Зеленый» лидер: кто из российских бизнесменов мог бы встать на страже экологии Цифры, планы и бумаги: как просить деньги у инвестора

Идейные ценности

Ксения Докукина Forbes Contributor
Алексей Нониашвили Фото Артема Голощапова для Forbes
Инженерный бизнес могут создать даже вчерашние студенты. Пример — компания «Аинтрис».

Что можно сказать о компании, у которой есть юридический адрес и минимальный уставный капитал, но нет постоянного офиса и какой-либо собственности? «Однодневка», «помойка». Однако именно так выглядит инженерное бюро «Аинтрис», созданное выпускниками МГТУ им. Н. Э. Баумана. За четыре года оно выполнило 25 проектов: от разработки набора косметических инструментов для ухода за лицом до конструирования оборудования для производства школьных пеналов. Стоимость заказов — от 100 000 до 1 млн рублей. Минимальная рентабельность (то, что получают разработчики) — 10–15% от сметы. Единственный актив «Аинтриса» — головы и руки сотрудников. А работают они на площадках заказчиков либо у себя дома.

Учредитель «Аинтриса» Алексей Нониашвили рассказывает, как на третьем курсе у него появилась мечта — создать «Фабрику мысли», некий научный центр, где фундаментальные научные идеи доводились бы до полезного результата. Алексей и на факультет энергомашиностроения поступил из практических соображений — с прикладной специальностью легче найти хорошую работу. Под конец учебы Нониашвили трудился в трех местах: на заводе «Красная звезда» в отделе проектирования космических ядерных энергоустановок, в Институте прикладной механики и математики и в НИИ «Энергомаш» при Бауманке — там он занимался плазменно-химическим обогащением кварца. 

«Мне казалось, что годам к 50, когда я буду знаменитым ученым, мне дадут возможности для создания своего центра», — вспоминает недавний студент. В 2008 году, окончив университет с красным дипломом, Алексей устроился в московский офис питерского научно-исследовательского центра «Алгоритм» — крупнейшей в России компании технологического консалтинга (среди ее клиентов Honda, Motorola, Siemens, Xerox). В «Алгоритме» Нониашвили проработал всего два месяца, ни в чем толком не поучаствовав. Грянул экономический кризис, и молодой специалист попал под сокращение штатов. 

Вчерашнему отличнику пришлось решать непростую задачу: становиться сотрудником НИИ с зарплатой 20 000 рублей не хотелось, совсем уходить из науки — тоже. Размышляя за чашкой кофе, где бы найти денег на оплату съемной квартиры, Алексей решил рискнуть и попытаться заработать на частных инженерных консультациях, поискать клиентов среди российских компаний. «В России такого бизнеса фактически не существовало, и у меня была иллюзия, что все устроится легко», — поясняет он.

Поначалу было даже фантастически легко. Спустя полчаса после принятия решения раздался телефонный звонок. Нониашвили разыскал бизнесмен — соучредитель стипендий для успешных студентов Бауманского университета, которому Алексей сам хотел позвонить, чтобы посоветоваться о первых шагах в собственном деле. «Ты интересовался наукой. Не хочешь съездить со мной на одно предприятие?» — спросил голос в трубке. Нониашвили сразу согласился. В тот же день он приехал в Специальное конструкторское бюро экспериментального оборудования при Институте медико-биологических проблем РАН. 

Гендиректор бюро Алексей Логунов разыскивал инженера-внештатника, которому можно было бы дать подряд — разработку систем кондиционирования для медицинских барокамер. Молодой специалист вроде бы подходил. Но о какой плате договориться? По прикидкам Нониашвили, заказ стоил 50 000 рублей. Запросил же он 400 000 рублей — чтобы хватило на жизнь и аренду квартиры на полгода. «Сумму называть было страшно», — вспоминает Нониашвили. Заказчика убеждать не пришлось — подумав секунд пять, он сказал: «О’кей». «Цена показалась мне великоватой, но задачу нужно было решать быстро, и я согласился», — объясняет Логунов. Потом он еще дважды обращался к услугам Нониашвили: у предприятия возникают непрофильные задачи, для выполнения которых невыгодно нанимать штатных специалистов. 

По завершении проекта Нониашвили три месяца просидел без заказов. Клиентов искал через «Яндекс» — открывал список компаний, отбирал те, которым мог бы понадобиться технологический консалтинг, отбраковывал военные предприятия — к ним соваться бесполезно. Смотрел по вакансиям: там, где требуются инженеры, есть технические задачи, которые можно взять на аутсорсинг. И звонил, звонил. Чтобы прорваться через секретарей к гендиректорам или главным инженерам, он представлялся руководителем научно-инженерного центра «Аинтрис» при Бауманском университете (уверенности придавал опыт работы в НИИ Энергомаш и Проектном бизнес-инкубаторе МГТУ).  Количество перешло в качество. Выполнив несколько новых заказов, Алексей Нониашвили в 2010 году зарегистрировал ООО «Аинтрис». 70% долей и должность гендиректора он закрепил за собой, 30% — за своими друзьями по университету Николаем Троцюком (коммерческий директор) и Павлом Новиковым (аналитик). Втроем они и составляют штат компании. Нужные для конкретных проектов сотрудники (инженеры, патентоведы, промышленные дизайнеры) привлекаются на подрядной основе: три человека постоянно, до 10 человек по мере необходимости.

Все расходы «Аинтриса» — это зарплата, до 50% от выручки с проекта. Остальное — прибыль Нониашвили и его партнеров. В 2011 году она составила 1,8 млн рублей, в 2012-м — уже 3,6 млн рублей. Бывают проекты с рентабельностью до 100%, когда вся сметная стоимость работ достается  «Аинтрису». «Я уже не боюсь называть клиентам большие цифры», — замечает 28-летний бизнесмен. 

В числе заказчиков — как коммерческие, так и государственные структуры. Например, в 2009 году команда Нониашвили создала линию автоматизированного производства школьных пеналов — оказалось, в России остались предприятия, на которых их клеят вручную. В 2010 году в «Аинтрисе» для Института медико-биологических проблем разработали приставку к дыхательному аппарату, помогающую пациенту с ослабленными легкими делать вдох-выдох без навязывания ритма. По словам владельца компании-производителя платежных терминалов YZ-Terminal Виктора Зубика, «Аинтрис» ему посоветовали знакомые. Нониашвили он попросил придумать конструкцию и технологию изготовления универсального корпуса для терминалов. Сошлись на цене 150 000 рублей. Крупное конструкторское бюро за такой заказ не возьмется, а расширять штат своих инженеров, объясняет Зубик, слишком накладно.

Конкурентов у Нониашвили немного: инженеры, работающие на фрилансе, и фирмы с определенной специализацией. Универсальных компаний вроде «Аинтриса» — единицы. Это неудивительно — в России до сих пор не сформирован рынок инновационно-технического консалтинга, утверждает директор по маркетингу НИЦ «Алгоритм» Михаил Рубин. В портфеле «Алгоритма» — более 600 проектов (от технологий выпуска прокладок Always и станков Gillette для Procter & Gamble до таких индустриальных задач, как оптимизация производства колесных дисков по заказу Alcoa). Но доля клиентов из России меньше процента. «Им это неинтересно», — признается Рубин. 

Алексея Нониашвили это не огорчает. Он намерен развивать рынок сам. В июле 2012 года предприниматель вместе с совладельцем консалтинговой компании «Бизнес-Молодость» Михаилом Дашкиевым запустил проект «Фабрика мысли». Цель — помочь молодым умникам «докрутить» и поставить на коммерческие рельсы их инновационные идеи. Сейчас «Фабрика мысли» курирует девять проектов, на некоторые, например технологию нанесения 3D-принтов на одежду, уже есть покупатели. Нониашвили доволен: конвейер по созданию инноваций можно сделать гораздо быстрее, чем ему казалось. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться