Комментарии читателей

№07 (112) 2013

Сила возраста (Начни свой бизнес).

Текст:

М. Абакумова,

Г. Зинченко,

Е. Тофанюк,

К. Докукина,

И. Просветов

О реальном секторе

Евгений Шугай. Мне 33 года, с 24 лет я выращиваю овощи в принадлежащем моей маме фермерском хозяйстве. Мы начали с нуля. Что это значит? Это значит — с глубочайших долгов! Лишь спустя девять лет наше предприятие

не имеет ни копейки задолженности и приносит прибыль. Несмотря на то что я собственными руками создал несколько образцов навесного оборудования для тракторов (рыночная стоимость которых колеблется в пределах 1 млн рублей), мы испытываем «жажду» в технике. Те заводские образцы, которые невозможно сделать самому, не отвечают нашим теперешним объемам и стоят огромных денег. Но за все время существования хозяйства мы не получили

от государства ни копейки субсидии. Все государственные программы — сплошная профанация. Исходя из сказанного и личного опыта в целом (а я профессионал в овощеводстве), уверяю вас, что «удачливые» люди [молодые российские миллионеры], скорее всего, не заняты в реальном секторе экономики и пользовались дармовыми денежными инструментами. А теперь вывод. Если они создавали свои компании не по петровскому способу (если я не умею этого делать, то как я буду это спрашивать с других?), то ожидаемая депрессия разобьет их в щепки. Всем удачи!

О логике стартаперов

Ivan Dembicki. Люди, живущие в венчурно-стартаперской среде, имеют довольно странную точку зрения (впрочем, вполне объяснимую): венчуры думают, что всем стартаперам нужны деньги, а стартаперы конечной целью считают привлечение инвестиций. В итоге получается, что надо не деньги зарабатывать, а светиться среди инвесторов. Хотя предприниматель, наоборот, должен искать возможности, как зарабатывать, не привлекая денег. И тогда инвесторы сами будут писать ему письма. А предприниматель — сочинять статьи на тему «8 главных ошибок инвесторов, пытающихся пристроить свои деньги».

О внутренних мошенниках

Y.Maksimenko. Хотелось бы опровергнуть существующее мнение, что схемы [внутрикорпоративного мошенничества и хищений] очень сложны и нужно быть гением, чтобы их провернуть. К счастью для нас, финансовых следователей, многие мошенники до сих пор действуют топорно. Странно другое: головные компании — владельцы бизнеса с завидным постоянством ничего не делают для выявления подобных схем еще на этапе их создания.

О рабочих местах

Rudneff. Развитие экономики в стране — по большому счету задача не государства, а граждан. В развитых странах до 70% работающего населения занято в малом бизнесе — на рабочих местах, созданных не государством, а самими людьми. А у нас, в России, люди предпочитают ждать, когда им кто-то подаст буквально все: хорошую работу, высокую зарплату... А власти это зачем? Им нефти с газом хватает. В нефтегазовом комплексе в России работает менее одного миллиона человек, обеспечивая больше половины ВВП страны. Людям надо думать не о массовом вложении денежек [в рабочие места и повышение зарплат], хотя это было бы само по себе и неплохо. А о приложении собственных рук, головы, талантов и способностей. Все от этого миллионерами не станут, но свою сотню тысяч в месяц (рублей, разумеется) нынче можно и на стройке заработать. Я своим дельным парням столько и плачу, а бывает, и намного больше. Да и не только на стройке такая ситуация — просто мне стройка ближе, поскольку это мой бизнес. Но если хотя бы один из десяти человек попытался начать свое дело, пусть и небольшое, давая работу хотя бы нескольким людям, то у нас в стране не было

бы проблем ни с рабочими местами,

ни с нормальными зарплатами.

Новости партнеров