Смена программы

Дмитрий Тренин Forbes Contributor
фото ИТАР-ТАСС
Разговоры о «перезагрузке-2» сейчас не имеют смысла.

Ухудшение российско-американских отношений очевидно. Его символами в последнее время стали дело Сноудена, отмена визита президента Обамы в Москву, ужесточившаяся риторика с обеих сторон. В то же время впервые между Россией и США состоялись серьезные переговоры по совместным действиям в ходе острейшего международного кризиса в Сирии и, более того, была достигнута беспрецедентная договоренность о практическом химическом разоружении государства, охваченного гражданской войной. При этом трудно не отметить, что договоренность между Москвой и Вашингтоном не привела к разрядке накопившейся напряженности между ними. Даже сотрудничество реализуется в режиме борьбы. Впереди — все более конкурентные отношения.

В Москве говорят о новой перезагрузке, но пока это вряд ли возможно. Сейчас российско-американским отношениям нужна, скорее, полная смена программы. Надо отдавать себе отчет в том, что перезагрузка — это политика администрации Барака Обамы, стремившаяся превратить российское направление внешней политики из пассива, как это было при Джордже Буше-младшем,

в актив. Со своей стороны, Москва пошла на сотрудничество с Вашингтоном для реализации конкретных целей и с надеждой сформировать стабильные позитивные отношения с США. К 2011 году висевшие низко плоды перезагрузки были сорваны. Обозначилась и перспектива: либо застой с тенденцией ухудшения отношений, либо вывод их на новый уровень.

Вторая администрация Обамы, хотя и не столь активно, как первая, была настроена на получение помощи Москвы в решении ряда задач американской внешней политики — от дальнейших шагов в деле ядерного вооружения до совместных действий в вопросах нераспространения ядерного оружия и урегулирования региональных конфликтов. Вернувшийся в Кремль Владимир Путин стремился изменить качество российско-американских отношений. В центр повестки дня были поставлены торговля и инвестиции, которые должны были стать стабилизатором российско-американских отношений. В военно-политической сфере Путин настаивал на расширении предмета переговоров — включении в него наряду со стратегическими ядерными вооружениями (СНВ) системы ПРО, стратегических неядерных средств, а также космоса. На региональных направлениях Путин обозначил готовность сотрудничать с США исключительно на равноправной основе.

Две повестки оказались трудно совместимыми. Москва прохладно отреагировала на берлинскую инициативу Обамы о новом существенном сокращении СНВ и сочла недостаточными шаги Вашингтона по изменению архитектуры системы ПРО. Вашингтон, со своей стороны, не проявил готовности сотрудничать с Москвой по Сирии в формате «Дейтон на двоих».

Что касается торговли и инвестиций, то они зависят в основном от экономических факторов и бизнес-климата.

Даже Сноуден в этих условиях — не причина, а повод для отмены визита президента США в Москву.

Выдвинув инициативу по сирийскому химическому оружию, президент Путин «спас» Обаму от необходимости нанести — помимо своего желания — военный удар по Сирии. Но Москве было бы наивно рассчитывать на благодарность Белого дома и Вашингтона

в целом. Путин действовал, вероятно, не ради «спасения» Обамы, а для закрепления проявившейся в Соединенных Штатах тенденции к невмешательству, неоизоляционизму. Тем временем обозначилась главная проблема в российско-американских отношениях. Вашингтон не воспринимает и не готовится воспринимать Москву в качестве равноправного партнера ввиду очевидного неравенства в основных показателях национальной мощи между США и Россией. Москва же, напротив, не готова взаимодействовать с Вашингтоном на иной основе, кроме как полное равноправие. Такое столкновение подходов не предвещают легких отношений в обозримом будущем.

Новости партнеров