Новая жизнь «Большевика» | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Новая жизнь «Большевика»

читайте также
+10 просмотров за суткиЧто произойдет с арт-рынком, когда закончатся «Кувшинки» Клода Моне и иссякнет Пабло Пикассо? Вас вызывают в музей. Государственные галереи рассчитывают на поддержку бизнесменов-коллекционеров Однажды в Нью-Йорке: базовый гардероб как искусство в Музее современного искусства Кому подпевает Чубайс: топ-менеджер «Роснано» открывает в Самаре музей рок-н-ролла Так и живем: коллекционеры Екатерина и Владимир Семенихины показывают свою домашнюю коллекцию +1 просмотров за суткиНе в Москве и не в Суррее: Петр Авен хочет создать собственный музей +4 просмотров за суткиЮлия Петрова: «Музеи конкурируют не друг с другом, а с торговыми центрами» Галерея Tate переименовала здание в честь миллиардера Блаватника Коллекция жуков, работы Пикассо и частный остров: наследство Дэвида Рокфеллера Бернар Арно и Фрэнк Гери откроют в Париже музей за €158 млн С мира по нитке: в Париже покажут неординарную коллекцию богатейшей женщины Испании В Лондоне открывается математическая галерея Winton +14 просмотров за суткиЦена вкуса. Рейтинг самых дорогих картин в коллекциях российских бизнесменов Музей собраний. ГМИИ им.А. С. Пушкина в фактах и цифрах +2 просмотров за суткиТорг уместен: что происходит с ценами на искусство +10 просмотров за суткиДорогие наши: чьи картины чаще всего покупают на аукционах Масштаб впечатлений Зельфира Трегулова: "Нужно впечатлять людей масштабом задачи" 10 частных коллекций: Музей русской иконы Михаила Абрамова Военно-полевой роман: зачем Андрей Козицын создает самый большой частный музей военной истории Военно-полевой роман
#музей 03.11.2013 00:00

Новая жизнь «Большевика»

фото Юрия Чичкова для Forbes
Зачем владельцу девелоперской группы O1 Properties Борису Минцу музей русского импрессионизма.

Пару лет назад Борис Минц вместе с женой на торжественном ужине для представителей русского искусства во французском Антибе оказались за одним столиком с живописцем, одним из лидеров советских «нонконформистов» Оскаром Рабиным. Бывший гендиректор «РЕН ТВ», председатель исполкома партии «Союз правых сил» и нынешний владелец ФК «Открытие» (№ 120 в рейтинге богатейших бизнесменов России с состоянием $900 млн) решил воспользоваться случаем и удостовериться в подлинности одной из ранних работ Рабина. «Вы вообще такое рисовали?» — поинтересовался Минц о пейзаже, написанном Рабиным в 1954 году в стиле, абсолютно ему не свойственном. «В начале 1950-х я еще баловался импрессионизмом», — ответил Рабин.

Почему Минц заинтересовался именно ранним произведением Рабина? Минц, по собственному признанию, «болеет» русскими импрессионистами. Сейчас в его коллекции более ста картин, общую стоимость которых сам Минц оценивает в «несколько миллионов долларов». В основном это пейзажи авторов русской школы конца XIX и первой половины XX века, одного из самых богатых
на блестящие имена периодов российской художественной истории. После поколения передвижников на авансцену вышла плеяда мастеров, которых называют русскими импрессионистами: Валентин Серов, Константин Коровин, Константин Горбатов, Николай Мещерин, Игорь Грабарь, их учитель Василий Поленов. Их работы, за исключением разве что Серова, есть у Минца. А еще он приобретает картины представителей «Мира искусства» — Александра Бенуа, Николая Лансере, Мстислава Добужинского, Бориса Кустодиева. 

 

Путь к импрессионистам

Коллекционированием Минц занялся 12 лет назад. «Я тогда как раз вышел на свободу, — говорит 55-летний бизнесмен в интервью Forbes, имея в виду окончание своей чиновничьей и политической карьеры. — Что давно хотел, то и начал делать». Когда в 2001 году Минц возглавил медиахолдинг «РЕН ТВ», то при содействии друга, театрального режиссера Иосифа Райхельгауза познакомился с галеристом Леонидом Шишкиным — создателем одной из первых частных галерей в Москве. По словам Минца, он тогда еще не понимал, что хочет собирать и даже какие художники ему нравятся. Поэтому просто ходил, смотрел, выбирал и «слушал образованных людей». А Шишкин стал его «проводником» в мир российского и советского искусства. Коллекционеры старой школы призывают каждого собирателя тщательно выбирать «свой» период и при покупке картины руководствоваться не только мнением куратора, но и собственными ощущениями. Минц действует исключительно по этой схеме.

Начинал он с покупки недорогих работ. «Я тогда в основном покупал графику, — рассказывает бизнесмен. — Для того чтобы платить большие деньги (по оценке Минца, $300 000–500 000), нужно все-таки понимать, что ты делаешь. А я тогда еще плохо соображал, чего сам хочу». Первой покупкой стала «Прогулка на мосту» графика Ройтера, которую Минц купил «в подарок хорошему человеку». Но затем пришел домой, посмотрел на картину еще раз и решил оставить себе, а имениннику подарил пару бутылок хорошего вина. А вот другим советом галериста Шишкина — если покупаешь, то надо и продавать — Минц пренебрег. «В 2009 году я буквально от сердца оторвал для одного аукциона «Дом на опушке» Евгения Столицы, и, к счастью, ее никто не купил, — говорит Минц. — Я принес ее домой и подумал: боже, какой я идиот, такую работу кому-то хотел отдать». 

После нескольких лет посещений выставок, галерей, аукционов Минц понял, что больше всего ему интересны русские импрессионисты. Это направление бизнесмен считает недооцененным и очень плохо изученным, называя все, что написано про этот период русской живописи, «ужасным». В западных сборниках по импрессионизму упоминания о русских художниках нет, а работы импрессионистов советского периода вообще мало кто видел. «Это страшно несправедливо, — говорит Минц. — А я же борец за справедливость!» Одним из этапов этой борьбы станет задуманный Минцем «Музей русского импрессионизма», строительство которого началось полгода назад.

 

Музей во славу 

Весной 2012 года принадлежащая Минцу девелоперская компания O1 Properties объявила о завершении сделки по покупке зданий кондитерской фабрики «Большевик» на Ленинградском проспекте. Поначалу сообщалось, что на ее месте появится бизнес-центр. Еще через полгода представители компании пообещали, что на месте недействующих кондитерских цехов появится «многофункциональный культурно-деловой комплекс». Что скрывается за этим размытым определением?

Позади всем известного открыточного здания «Большевика» из красного кирпича еще недавно стояло здание круглой формы с большим цоколем и без единого окна, в котором кондитерская фабрика хранила запасы масла, сахарной пудры и какао. «Я понял, что именно здесь нужно делать музей, ведь музеям окна не нужны», — рассказывает бизнесмен. Старое здание недавно снесли, но проект нового, заказанный английскому архитектору, в общих чертах повторяет узнаваемый исторический облик.

Строительство «Музея русского импрессионизма» началось полгода назад, открытие предварительно назначено на весну 2015 года. Минц строит его на личные деньги: пока запланированные траты составляют около $10 млн, но бизнесмен сетует, что новые идеи по организации пространства и планируемым мероприятиям заставляют все время корректировать смету. «Вот сейчас мои люди улетели в Сингапур, а потом летят в Данию. Там, говорят, сделали супернеобычный изогнутый плазменный экран», — рассказывает девелопер и коллекционер. 

О будущем музее Минц говорит с удовольствием и воодушевлением. По его словам, это будет не просто помещение на нескольких этажах с экспозицией собранной им коллекции работ русских импрессионистов, а «образец нового музейного дела». Ориентир — культурные учреждения Англии и Франции, где, по словам бизнесмена, все время что-то происходит. «У нас, конечно, юбки задирать не будут, но кинопоказы по искусству и театральные чтения непременно будем организовывать»,— поясняет Минц. В качестве отечественного примера креативного подхода он вспоминает недавний чемпионат мира по шахматам, проведенный в Третьяковской галерее. 

Помимо экспозиции личной коллекции Минца, а также работ из собраний других коллекционеров (с одним из своих друзей-бизнесменов Минц уже договорился, что тот будет выставляться в новом музее) здесь будут школа рисования для детей и взрослых, лекторий, библиотека по искусству, а главное — мультимедийный центр, позволяющий за считаные минуты превратить его в кинозал, театральную сцену или зал для презентаций. В центре зала — «мультимедийная стена», как следует из презентации самого Минца, высотой 8 м и шириной 24 м. 

Хотя вход в музей будет платным, Минц не надеется когда-нибудь окупить затраты на этот проект. «Это не инвестпроект, я не собираюсь делать в музее никакого бизнеса, я собираюсь там образовывать детей и взрослых, — рассказывает он. — Сделаю как в Париже: дети, студенты и журналисты — бесплатно, остальные пусть покупают билеты». 

По словам куратора личной коллекции Минца и нового музея Юлии Петровой, главная задача будущей музейной экспозиции — показать, какое развитие получил русский импрессионизм во времени, и доказать, что он является неотъемлемой частью мирового художественного процесса. «Не следует воспринимать это детище как музей имени или во славу Минца, желающего похвастаться своей коллекцией, — говорит Петрова, — это абсолютно гуманитарный проект. Это будет музей во славу русского импрессионизма». 

Петрова работает с Минцем давно, и если раньше она только консультировала бизнесмена по покупкам и давала рекомендации исключительно по понравившимся ему картинам, то теперь она сама может настоять на покупке той или иной работы в фонд музея. Как, например, пейзажа Василия Поленова, который в середине 70-х годов XIX века ездил в Париж, где одним из первых русских художников познакомился с представителями новейших течений тогдашней французской живописи. Именно у Поленова затем учились самые яркие представители русского импрессионизма — Валентин Серов и Константин Коровин. 

 

Миллион за картину

Минц не собирается останавливаться на достигнутом в области коллекционирования — он собрал еще далеко не все, что хотел. Например, в списке самых заветных желаний девелопера — Валентин Серов. Большая часть его работ находится в музеях, на рынке изредка появляются лишь «нетоварные» работы — наброски, эскизы, которые сам художник вряд ли когда-либо планировал продавать. Но даже на них цены очень высокие — $300 000 за эскиз. За такие деньги можно купить очень яркую работу другого импрессиониста, отмечает Петрова.

Пока Минц не платил больше $1 млн за картину, которая ему нравилась. Самая дорогая покупка — «Парк с прудом» Кустодиева, за которую бизнесмен отдал более $0,5 млн. Приобретать работы исключительно с инвестиционной целью он не хочет. «Если мне не нравится сюжет, я все равно его не куплю. Вот предлагают сейчас Коровина за миллион, а я не люблю тот его период, не хочу отдавать такие деньги за эту картину. Но в принципе миллион [долларов] за хорошую работу мне не жалко», — говорит Минц.

Приобретает картины он исключительно на аукционных торгах, которые старается посещать лично при любой возможности. «Только там реальные и справедливые цены», — поясняет бизнесмен. Личное присутствие на аукционах или на предаукционных выставках он считает важным потому, что аукционный каталог часто не дает полного представления о работе. Так было с «Портретом девушки в итальянской одежде» Ильи Репина, фотографию которого Минц увидел в каталоге, показал куратору Юлии Петровой
и получил от нее очень «прохладный» отзыв. «А я на всякий случай поехал и посмотрел на нее в реале, и просто чумовая работа оказалась», — рассказывает Минц. 

Большая часть коллекции бизнесмена, которая пока еще не попала в музей, занимает сейчас все доступные пространства в доме и офисе. Понравившуюся работу Минц готов купить, даже если она не укладывается в основную идею его коллекции. Как было с одним из недавних приобретений,  «Холлом» Добужинского — картина не имеет к импрессионизму никакого отношения, просто очень понравилась. Любоваться своими картинами, признается Минц, он готов бесконечно. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться