Помогите инвесторам

Рогофф Кеннет Forbes Contributor
Развитые экономики отнюдь не обречены на низкие темпы роста.

Сегодня нам важно ответить на вопрос, является ли медленный рост развитых экономик преходящим последствием финансового кризиса или это долгосрочное снижение темпов роста? Самое главное, что от ответа зависит, какие меры по ускорению темпов роста могут быть задействованы.

На недавней конференции МВФ экс-министр финансов США Лоуренс Саммерс утверждал, что причины уходят корнями в докризисные времена. Он обратил особое внимание на необходимость инвестиций в инфраструктуру развитых стран.

Многие согласны, что снижение темпов роста имеет долговременный характер. Но, в отличие от Саммерса, они видят препятствия к росту скорее на стороне предложения, чем спроса. Джеффри Сакс, например, утверждает, что США нуждаются в снятии структурных препятствий на пути устойчивого роста, таких как вывод производств за рубеж, несоответствие спроса и предложения на рынке труда и упадок инфраструктуры.

Есть точка зрения, что проблема гораздо глубже. Знаменитый интернет-предприниматель Питер Тиль и легендарный чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров недавно высказали мнение, что модель развития, основанная на быстром внедрении новых технологий, определявшая темпы развития последние 200 лет, исчерпала себя. Проще говоря, интернет — хорошая штука, но вряд ли столь же важная, как водопровод, электрификация или двигатель внутреннего сгорания. Подобный взгляд разделяет и известный экономист Роберт Гордон.

Интересный тезис, но я с ним не согласен. Главный риск, связанный с научно-техническим прогрессом, скорее в том, что его темпы слишком ускорятся и общество не успеет приспособиться к переменам. На мой взгляд, слабый рост на протяжении последних пяти лет имеет все признаки медленного восстановления экономики после глубокого кризиса. Ровно такой сценарий мы с Кармен Рейнхарт и описывали в книге 2009 года «На этот раз все будет иначе».

Конечно, структурные реформы нужны после кризиса так же, как поддержание совокупного спроса необходимо на время выздоровления экономики. Главный провал в политике развитых стран после 2008 года состоял, на мой взгляд, в неспособности найти нестандартные способы списать безнадежные долги. В том числе долги по ипотеке в США и обязательства стран PIIGS. Не удалось обеспечить господдержку (в т. ч. за счет эмиссии госдолга), которая облегчила бы реструктуризацию и списание этих безнадежных долгов.

Саммерс, конечно, прав в том, что инвестиции в инфраструктуру — это «низко висящие фрукты». Конечно, правительства должны беспокоиться о росте госдолга. Но успешные инфраструктурные проекты создадут дополнительные основания для роста в будущем. В данном случае не должно быть никакого конфликта между интересами быстрой стабилизации экономики и рисками для долгосрочной устойчивости долговой нагрузки. При сегодняшних ультранизких процентных ставках и большой безработице госинвестиции предлагают высокую доходность таких проектов, как реконструкция мостов и обновление электросетей.

Но есть проблема. Я понимаю, что некоторые свято верят в кейнсианские мультипликаторы, в то, что даже самые расточительные траты правительства полезны. Однако изучение статистики и обоснованные сомнения в способности государства эффективно использовать ресурсы подсказывают, что тут легко совершить большую ошибку.

Совсем не очевидно, что инфраструктура нуждается именно в государственных деньгах. В частных руках сосредоточено огромное богатство, которое может быть мобилизовано для поддержки инфраструктуры. Правительство должно помочь созданием условий для запуска проектов и защитой интересов общества в ходе их реализации.

В свой первый срок президент Барак Обама предложил создать специальный банк, который помог бы развитию государственно-частного партнерства в инфраструктурных инвестициях. Идея остается актуальной, особенно если в банке будут работать профессионалы, способные правильно рассчитать баланс общественных издержек и выигрышей. Даже если кейнсианцы правы, мобилизация частного капитала для инвестиций лучше, чем наращивание госдолга.

Правда, некоторые скептики предполагают, что основная причина снижения темпов роста — низкая рождаемость в развитых странах. Если так, то перспективы любых инвестиций, хоть государственных, хоть частных, неопределенные: нужен не только капитал, но и трудовые ресурсы. Но я считаю, что подлинные причины медленного роста не сводятся к демографии. Успешные инвестиции в инфраструктуру полезны независимо от наших идеологических предпочтений. Какую бы фазу экономического развития мы ни переживали, пришло время выйти из политического тупика.

© Project Syndicate

Новости партнеров