После зимы

Мария Абакумова Forbes Contributor
фото РИА Новости
Как не заморозить деньги, вложенные в объекты Олимпийских игр?

«Ни одни Олимпийские игры не принесли прибыли принимающим городам» — эту позицию Роберт Барни, директор Центра олимпийских исследований Университета Онтарио, отстаивает в своих многочисленных исследованиях и публикациях в СМИ. Его логика проста: Олимпиады стали такими крупными событиями, включают столько мероприятий, что ни одна страна уже не может посчитать, сколько денег из бюджетов разных уровней ушло собственно на спортивные объекты, сколько — на жилье, развлечения, развитие транспортной инфраструктуры и т. д. Итоговый бюджет Игр всегда в разы больше заявленного, а реальный — больше объявленного итогового.

Стартующая в феврале зимняя Олимпиада в Сочи не будет исключением. Программа строительства олимпийских объектов, выложенная на сайте «Олимпстроя», включает 235 пунктов. Например, пункт 31 — это «техническое оснащение мест празднования Live Sites». А пункт 32 — совмещенная дорога Адлер — «Альпика-Сервис». Деталей на сайте нет, но из других источников известно, что Live Sites — это площадки с мониторами, а Адлер — «Альпика-Сервис» — гигантский проект дороги в горах с 26 км тоннелей и 35 км мостов, его общая стоимость превышает 240 млрд рублей, а строительство вели крупнейшие подрядчики страны.

Программа много раз корректировалась. Общая смета Олимпиады-2014 выросла, по оценкам, в пять раз, с 313 млрд до 1,5 трлн рублей. Кто кому за что платил деньги и кто что заказывал, действительно нелегко разобрать. Во главе госкорпорации «Олимпстрой» сменилось четыре человека; против подрядчиков строительства заведено несколько уголовных дел. Провинциальный Сочи из города-курорта стал городом плотной точечной застройки. Появился дублер Курортного проспекта, новый вокзал и аэропорт, курсирует скоростной поезд «Ласточка». Нужно ли было это все?

В истории было несколько зимних Олимпиад, которые могли бы послужить примером для Сочи. Что сделать, чтобы извлечь пользу из Олимпийских игр?

Опираться на частный капитал и задействовать олимпийскую инфра­структуру еще раз

Лейк-Плэсид, штат Нью-Йорк, США

Зимняя Олимпиада 1932 года

Стоимость — $1,19 млн

Число спортсменов — 252

Когда в 1929 году небольшая (меньше 3000 жителей) деревня Лейк-Плэсид в горах Адирондак на северо-востоке США получила право провести первые в истории Олимпийские игры в Новом Свете, эта заявка казалась дерзкой. Америка тогда сильно отставала от Европы по популярности зимних видов спорта, но маленький Лейк-Плэсид был одним из ее самых развитых зимних курортов. На его стороне были первый в стране горнолыжный трамплин, готовая курортная инфраструктура и подходящий климат — зима с декабря по апрель.

Владельцы курорта из местного Лейк-Плэсид-клуба с самого начала продвигали идею Олимпиады. Бизнесмены, скинувшись, собрали $50 000, чтобы было чем оплатить работу местного оргкомитета. Законодательное собрание города Северная Эльба (к нему относится Лейк-Плэсид) санкционировало специальный выпуск облигаций объемом $200 000 — считалось, что этого должно в основном хватить.

Олимпийский стадион разместили на территории кампуса местной школы в самом центре деревни, учебные корпуса использовали для раздевалок, в результате стадион обошелся всего в $156 000. Финансирование бобслейной трассы, первой в Новом Свете, взял на себя штат Нью-Йорк, и это стоило $244 000.

Чего жители Лейк-Плэсида строить не собирались, так это крытую ледовую арену. Хоккейные матчи и фигурное катание прекрасно смотрелись бы и на льду озер Миррор и Плэсид. Однако приехавший в деревню чиновник Международного олимпийского комитета настоятельно посоветовал арену все-таки построить. Пришлось спешно изыскивать еще $294 000, на арену скидывались город, графство, штат и благотворители.

Чиновники оказались предусмотрительны. Зима 1932 года выдалась аномально теплой, река Гудзон к февралю не замерзла впервые за 147 лет истории наблюдений, и, если бы не крытая ледовая арена, многие соревнования пришлось бы отменять.

Против американцев сыграл и мировой экономический кризис. У многих спортсменов и болельщиков не было денег, чтобы купить билет на корабль до Штатов. И тогда судоходные компании снизили цены на 20% и согласились бесплатно перевозить спортивное снаряжение. Стоимость размещения законодательно ограничили $2–4 в сутки в зависимости от качества жилья. Полторы тысячи мест для ночевки зрителей предоставил Лейк-Плэсид-клуб, 1000 приезжих должны были жить в пульмановских вагонах (железнодорожная компания вложила $92 000 в расширение вокзала, эти деньги не учитываются в общих затратах на Олимпиаду), а всего небольшой город и графство подготовили 7500 мест для размещения гостей.

Итоговый бюджет Олимпиады превысил $1,19 млн, сборы за билеты составили только $93 000. И город, и штат остались с большими долгами. Однако организаторам удалось продать больше 58 000 билетов, а самое популярное соревнование, финал бобслея, посмотрели 14 000 человек. Крупных провалов, коррупционных расследований и тому подобного не случилось. Арена и стадион остались в собственности города, трамплин — у частного бизнеса, бобслейная трасса досталась штату Нью-Йорк.

Лейк-Плэсид подал заявку на проведение новых игр уже через 20 лет, в 1952 году, и продолжал делать это, пока в 1974 году не выиграл право на Олимпиаду-80. На льду Олимпийского центра в Лейк-Плэсиде американская хоккейная команда в финальном матче обыграла советскую, это назвали «чудом

на льду». «Олимпийская инфраструктура в Лейк-Плэсиде спустя 30 лет после Игр процветает», — написали в 2008 году специалисты Олимпийского комитета Олимпиады-2010 в Ванкувере, анализируя опыт предшественников.

Олимпиадой Лейк-Плэсид обязан семейству Дьюи

Подобно многим европейским курортам, Лейк-Плэсид сначала понравился нескольким состоятельным людям своей удаленностью от цивилизации, нетронутой природой, горами и озерами. Лейк-Плэсид входит в состав города Северная Эльба (графство Эссекс), все население которого в середине XIX века составляли шесть семей. Эти люди добывали железную руду, занимались охотой, сельским хозяйством.

Глухая деревенька превратилась в курорт, а потом и в столицу Олимпийских игр благодаря Мелвиллу Дьюи, создателю системы каталогизации книг, названной его именем. Он был главным библиотекарем штата Нью-Йорк и открыл первую в стране школу библиотекарей. Каникулы этот энергичный человек любил проводить на природе и в 1895 году основал Лейк-Плэсид-клуб.

Мелвилл Дьюи был противником двойной буквы «л» в написании своего имени и ярым сторонником реформы орфографии в сторону упрощения. Устав основанного им клуба запрещал принимать в него людей иной расы и евреев. Сначала клуб предлагал друзьям и знакомым основателей оздоровительные прогулки в горах с последующим отдыхом в отеле или гостевом домике, потом бизнес клубменов разросся.

В 1905 году один из многочисленных домиков клуба остался открытым для приема посетителей на зиму. В Европе зимние виды спорта набирали популярность, благодаря Дьюи эта мода докатилась

и до Америки. Посетители стали осваивать лыжные прогулки, катались с гор,

на озере заливали каток. Дьюи построил один из первых в стране лыжных трамплинов. К 1923 году клуб насчитывал 356 строений, 7 гольф-полей, 21 теннисный корт, театр, школу и, конечно, библиотеку. Для первой в истории Олимпиады на территории США почти все было готово.

В 1928 году в швейцарском Санкт-Морице прошли вторые зимние Олимпийские игры (съехалось 464 спортсмена из 25 стран). Сын Мелвилла Дьюи Годфри, который увлекался лыжным спортом, в том году совершил поездку

по европейским зимним курортам и внимательно изучил в том числе и бюджет такого нового мероприятия, как зимние Олимпийские игры. Когда он вернулся, Лейк-Плэсид начал готовить олимпийскую заявку на право принять Игры 1932 года.

Годфри Дьюи и его соратники провели масштабную кампанию среди местного населения, расписывая прелести Олимпиады. Они давали торжественные обеды на 400 человек, проводили переговоры, и в результате жители Лейк-Плэсида и Северной Эльбы проголосовали за проект в соотношении 5 к 1. Состоятельные бизнесмены округи сбросились и сделали первый вклад в размере $50 000. Только после этого официальные власти города, роль которых в тех Играх была вторичной, активно включились в процесс. В результате, конечно, самые большие расходы все равно понесли штат и город, однако без Мелвилла и Годфри Дьюи зимних Олимпийских игр 1932 года в Лейк-Плэсиде просто бы не было.

Создавать объекты-трансфор­меры и исправлять ошибки

Нагано, Япония

Зимняя Олимпиада 1998 года

Стоимость — около $10 млрд

Число спортсменов — 2176

Нагано — самый южный город планеты, в котором проходили зимние Олимпийские игры, даже Сочи этот рекорд не побьет. Бюджет самих игр не превысил $800 млн, но затраты на транспортное и прочее сопутствующее строительство оказались очень большими,

и в итоге государство приняло на себя долг $11 млрд. К этому добавляются расходы на содержание объектов: например, трассу для бобслея пришлось потом немного перестроить, чтобы лед на солнце не таял слишком быстро.

Когда окупятся основные траты, например строительство скоростной железной дороги, до сих пор неизвестно, однако японцы меняют функции построенных объектов, чтобы адаптировать их к повседневным нуждам. Арена для конькобежцев M-Wave во время Игр вмещала до 10 000 зрителей, а сейчас благодаря съемным трибунам используется как концертный зал или футбольное поле. Комплекс хоккейной арены Big Hat оборудован театральной сценой и сиденьями, здесь часто проходят митинги и концерты. А малой хоккейной арене Aqua Wing на 6000 мест, которая ради Олимпиады была построена на месте снесенного бассейна, вернули первоначальное назначение: теперь здесь водный комплекс.

Назначить правильного человека и урезать бюджет

Солт-Лейк-Сити, штат Юта, США

Зимняя Олимпиада 2002 года

Стоимость — $1,27 млрд (без учета расходов на транспорт)

Число спортсменов — 2399

Зимние игры в Солт-Лейк-Сити могли бы претендовать на звание самой злосчастной Олимпиады в новейшей истории. Трагедия 11 сентября 2001 года погрузила страну в траур, а экономику толкнула к падению, многие предлагали вообще отменить Игры. Но организаторы сумели склонить общественное мнение в свою сторону. Федеральный бюджет выделил дополнительно к смете Игр $350 млн на меры безопасности.

С Играми были связаны коррупционные скандалы. Члены заявочного комитета города Том Уэлч и Дэвид Джонсон, которые пытались продавить заявку Солт-Лейк-Сити на проведение Игр с 1986 года, не выдержали и начали подкупать членов МОК, оплачивая их расходы на визиты в город, осмотр объектов и делая им подарки. Уэлч и Джонсон потратили, как считается, $16 млн. Это был самый громкий скандал, связанный с подкупом членов МОК за всю историю Игр. Уэлчу и Джонсону пришлось уволиться (в 2003 году после Олимпиады они были оправданы), а олимпийский комитет Солт-Лейк-Сити (SLOC) возглавил будущий губернатор штата Массачусетс и кандидат в президенты США на выборах 2012 года Митт Ромни.

После его прихода в 1999 году SLOC объявил, что операционный бюджет Игр уменьшится на $180 млн, до $1,27 млрд. Выглядит скромно, но в эту сумму не входили расходы на безопасность и транспортную инфраструктуру, которые взял на себя федеральный бюджет. Для Игр 2002 года городу пришлось построить только три объекта (остальные 13 уже существовали): парк Солджер-Холлоу, где выступали лыжники, Олимпийский парк Юты с трамплинами и трассами для бобслея и стадион «Олимпийский овал Юты» для конькобежцев. По окончании Олимпиады SLOC отчитался, что при общей выручке от спонсорских контрактов, продажи прав вещания и так далее размером $4,8 млрд он заработал $100 млн прибыли. Из этой суммы $72 млн выделили в специальный фонд, за счет которого будут содержаться некоторые объекты, например горки Олимпийского парка, где тренируются дети, взрослые и профессиональные спортсмены, и тот самый «Овал». При этом, по данным торговой палаты Солт-Лейк-Сити, расходы лыжников и сноубордистов, катающихся на склонах Юты, выросли с $704 млн в сезоне 2002/2003 до $1,2 млрд в сезоне 2010/2011,

то есть олимпийские сооружения продолжают приносить штату деньги.

Новости партнеров