Лучше или хуже Кавказа | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Лучше или хуже Кавказа

читайте также
+1 просмотров за суткиТехнократы у власти: вызовы и перспективы новых губернаторов +653 просмотров за суткиНесбывшиеся преемники. Кто будет следующим правителем России? +4 просмотров за суткиНе много ли силы? За 15 лет число силовиков выросло более чем вдвое Санкции против КНДР: США установят контроль над российскими портами Политический нарциссизм в России: очень нечеловеческие отношения Политический нарциссизм в России: восстание низа Власть в женских руках: не только Хиллари Дума-2016: Каким будет новый парламент +2 просмотров за сутки«Роснефть» заканчивает подготовку проекта ВНХК Шесть трендов Tesla не выживет Благословенная пустота Необходимый майор Полигон постимперского поведения Поколение индиго. Вход свободный Эффективность спада Сколько не будет стоить нефть Есть ли жизнь после ВВП? Финансовый муравейник За инвестиции ответишь Мама рядом
#власть 03.04.2014 00:00

Лучше или хуже Кавказа

Павленко Сергей Forbes Contributor
фото Geophoto
Планы развития восточных окраин России далеки от реальных условий жизни там.

В последнее время в Москве стало модным прирастать не только Сибирью, но и Дальним Востоком. Якобы именно там то самое яйцо в ларце — будущее благосостояние России. Похоже, предполагается начать грандиозный национальный проект развития, не закончив предыдущего — проекта развития Северного Кавказа. Но Дальний Восток — это даже не второй Кавказ. Это обойдется дороже. Да, дальневосточники не танцуют на Манежной — у них нет национальных танцев. На этом отличия заканчиваются. 

Сейчас собственно Дальний Восток, то есть то, что расположено к востоку от Байкала,  является классической транзитной зоной. Добываемые в Сибири полезные ископаемые, а также уральская и сибирская металлопродукция провозятся по Транссибу, грузятся в дальневосточных портах и перевозятся местными пароходствами потребителям в Азиатско-Тихоокеанском регионе. РЖД является самым крупным работодателем и налогоплательщиком Дальнего Востока. Если добавить порты и пароходства — вот, собственно, и почти все легальное производство. Экономика Северного Кавказа диверсифицирована гораздо больше.

Дотации из бюджета, направляемые на Дальний Восток, уже сейчас превосходят дотации для Северного Кавказа. Стимулирование развития заведомо увеличит денежные потоки. Но на что пойдут эти средства?

Да, есть проект создания металлургического кластера в Амурской области. Проект базируется на двух допущениях — что электроэнергия новых ГЭС (которые еще надо построить) будет дешевой и что Китай по-прежнему будет предъявлять растущий спрос на металл. И то и другое неочевидно, но планы строительства ГЭС вступили в стадию реализации, как и планы строительства второго БАМа.  С проектами добычи полезных ископаемых в зоне БАМа та же история — они, скорее всего, не будут рентабельны при замедлении роста в Китае.

Что касается Кавказа, то ориентация на развитие там туризма — ошибка.  А вот инвестиции в развитие агропромышленного сектора и инфраструктуры хранения и транспортировки могут дать быстрые и значимые результаты. Как минимум за счет импортозамещения.

Любые планы развития Дальнего Востока (хоть через инфраструктуру, хоть через развитие местного мелкого и среднего бизнеса) упираются в отсутствие резервов местной рабочей силы. За пределами двух с половиной крупных городов и нескольких узловых станций немногочисленное население живет охотой, рыбалкой, собирательством и получением пенсий. Новые проекты потребуют импорта в регион рабочей силы, которая заведомо будет сильно отличаться от местных жителей. На Кавказе рабочие руки пока в избытке, а в случае успеха можно рассчитывать на возвращение мигрантов.

Теперь о нелегальном. В этом смысле Дальний Восток — регион с развитой экономикой, базирующейся на нелегальном экспорте леса и рыбы (были еще японские подержанные машины, но с ними, в общем, покончили). Контролирующие эти сектора группы как-то язык не поворачивается назвать преступными — настолько органично они интегрируют все значимые элиты региона. Отстаивание контроля над этими секторами до недавнего времени было смыслом активности местных элит. Вряд ли они готовы отказаться от него даже в обмен на федеральные деньги — поскольку увидели на примере Владивостока, что вслед за деньгами появляются и «федеральные игроки». Конечно, самым простым проектом развития была бы легализация теневого сектора. Но не очевидно, что она может произойти быстро и без сопротивления — ведь в этом случае элиминируются теневые доходы местных силовиков и таможенников. 

Что касается элит Северного Кавказа, то они-то готовы к легализации теневой экономики — в отличие от Дальнего Востока на Кавказе соотношение прибыли и рисков таково, что позволяет обсуждать такой сценарий. Но самое главное, не только элиты, но и общество там понимает, что нужно менять практически все. Может быть, они не в полной мере готовы к переменам, но они хотят их.

На Дальнем Востоке консенсус заключается в том, что Москва должна дать побольше денег и не лезть в местные дела. Любая попытка контроля со стороны центра за расходованием средств встретит яростное сопротивление. И поэтому максимум, на что можно рассчитывать, — на нечто вроде «количественного расширения совокупных бюджетов локальных элит», а в результате что вырастет, то и вырастет. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться