О пользе риска | Forbes.ru
$58.46
69.29
ММВБ2148.56
BRENT63.44
RTS1158.62
GOLD1291.34

О пользе риска

читайте также
+5849 просмотров за суткиМиллиардер Илон Маск на спор установил в Австралии крупнейшую в мире батарею +1161 просмотров за суткиМиллиардер Рэй Далио признался, что искусственный интеллект помогает ему принимать решения +1307 просмотров за суткиСюрпризы от Трампа. Как налоговая реформа в США отразится на фондовых рынках +67 просмотров за суткиВыбран «Предприниматель года — 2017» в России +937 просмотров за суткиКак хранить энергию. Расплавленная соль, сжатый воздух и супермаховик +1309 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +736 просмотров за суткиВышел декабрьский номер Forbes +760 просмотров за суткиПомехи «Северному потоку-2»: «Нафтогаз» нанял лоббистов в США для противодействия «Газпрому» +4 просмотров за сутки20 директоров-капиталистов. Новый рейтинг Forbes Регулируемый Forex: кому выгодно играть на валютном рынке по правилам Нескучная Россия: почему власть боится либерализации общества Понятная игра: почему российский рынок снова привлекает любителей риска Природа риска: как связаны экономические кризисы и человеческая психология Эсте Лаудер: «Время играет против вас, а я — за» «Я буду рисковать, даже понимая, что, может быть, ни черта не выйдет» «Российские активы крайне популярны» Путь в Европу Кем быть: менеджером или предпринимателем Как взять инвестиционный риск под контроль? Черная дыра Европы Зачем поддерживать бизнес-ангелов
#риск 03.05.2014 00:00

О пользе риска

Сергей Попов Forbes Contributor
Мы постоянно платим за свою любовь к стабильности.

В нашем обществе довольно предвзятое отношение к богатству. Крупный бизнес, сформировавшийся в 1990-е годы, считают криминальным. Забывают о том, что из пришедших тогда в бизнес остались лишь те, кто умел что-то делать. Я не идеализирую наших предпринимателей. Они уступают по эффективности западному конкурентному бизнесу. Мы это видим на примере российских компаний, купивших активы в Европе (скажем, металлургические заводы), а потом вынужденных с ними расставаться. Истории успеха редки. Наши бизнесмены используют не те компетенции, которые нужны для победы на современных рынках. Им комфортнее работать в России, где есть связи, наезды, хорошие отношения с министром или губернатором. 

И все же они лучше следующей волны «олигархов», для которых чем больше налогов с нас, тем лучше — больше будет госзаказ, с которого они зарабатывают. Не всегда они отвечают за большие заводы и компании, за десятки тысяч рабочих мест, главное для них — получить господряд, который затем можно отдать субподрядчикам. Такой бизнес не приведет страну к успеху. Будут сильные госкорпорации, но слабая экономика. 

Это процесс, который неизбежно закончится крахом, иначе бы у нас до сих пор работал Госплан. Неэффективность накапливается, распространяется на другие сектора: мы видим, как госбанки все больше берут на себя риски госкомпаний. 

Бизнес — это всегда немного хаос. Это процесс, азарт, поиск. У нас готовность граждан рисковать и начинать свой бизнес довольно низкая, и за последние 10 лет она еще уменьшилась. Зато создается много чиновничьих
и просто бюджетных рабочих мест. Поэтому люди сейчас все чаще ищут работу, не связанную с рынком и упорным трудом, приносящим видимый, реальный результат. 

Попробуйте взять в аренду катер в Петербурге, чтобы возить туристов по Неве, — вы устанете получать разрешения. Поэтому нет лоукостеров, нет трехзвездочных гостиниц. Потому что есть нефть. Проще перетащить в Петербург офис «Газпрома», чем выстраивать среду для малого бизнеса. 

К сожалению, у власти сейчас стоят люди, лишенные бизнес-логики. Они могут принимать решение, после которого закроются 500 000 малых предприятий, как было недавно после повышения страховых платежей. 

На совещании в правительстве я недавно слышал, как высокий чиновник рассуждал так: вот частник производит шоколадки и платит хорошие зарплаты. А мы из-за этого не можем в свою корпорацию найти молодых специалистов на 35 000 рублей. В какой еще стране бизнес противопоставляют государству? С такой логикой ничего никогда не создашь. 

Мы постоянно платим за иррациональные решения начальников: 75 млрд рублей в кризис отдали АвтоВАЗу, хотя за эти деньги можно было бы построить три-четыре современных завода. Мы за счет госдотаций выпускаем плохой, но дешевый продукт, и со стороны кажется, что у нас есть экономика. А в конкурентной ситуации мы видим, что почти ничего у нас нет и надо все строить заново. 

За ошибки надо платить — это логика в духе Forbes, как мне кажется. Но для начала их необходимо признать, тогда появляется шанс на перемены к лучшему.

Богатство, сосредоточенное в госкомпаниях, — это наркотик для чиновников, которые не понимают, насколько мы отстали на мировой арене. Они видят только внешнюю оболочку. 

Только после шока, после удара пыльным мешком по голове большинство истеблишмента поймет, что надо что-то делать. Пока у системы есть запас прочности, который позволяет из последних сил поддерживать архаичную, полусоветскую экономику. Но запасы стремительно сокращаются. Я раньше думал, что у нас есть еще года два-три, сейчас думаю, что уже нет. И я был бы рад оказаться плохим пророком.

Я уверен, что агрессивная к бизнесу, а значит, ко всему здравому и прогрессивному среда, существующая сейчас в России, изменится, только когда средний класс придет в парламент. Скорее всего, возможностью для такой победы станет очередной кризис. Тогда этот класс, способный создавать что-то конкурентное, начнет принимать законы для развития страны, а не для власти. Он будет исходить в своих действиях из культивирования закона и понимания основ рыночной экономики. Не пренебрегая вопросами морали, представлениями о личной ответственности за свои действия и здравым смыслом.

Так было везде во все времена. Быть уникальными и проскочить, не меняя модель управления страной, не получится. Вспомните историю. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться