Клубные инвестиции | Forbes.ru
$58.47
69.09
ММВБ2160.16
BRENT63.28
RTS1159.11
GOLD1292.72

Клубные инвестиции

читайте также
+36 просмотров за суткиПрирода богатства и причины бедности: как ограбить неимущих или очерк о приватизации +11 просмотров за суткиПохоже на евро: миллиардеры комментируют новые купюры 200 и 2000 рублей +6 просмотров за суткиОсвободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта +11 просмотров за суткиТоржество Безоса. Титул богатейшего человека планеты как символ перемен РФПИ и Банк развития Китая создадут инвестфонд на $10 млрд Продавцы видеокарт связали их дефицит с ростом интереса к криптовалютам +1 просмотров за суткиСбербанк впервые протестировал дрон для доставки денег +4 просмотров за суткиЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем» +5 просмотров за суткиСколько в России надо зарабатывать для «нормальной» жизни? Свежие данные от социологов +3 просмотров за суткиПлатформа «отель»: как Андрей Якунин построил свой бизнес +3 просмотров за суткиОграничение наличных расчетов: почему пока это невозможно в России? Mail.ru Group инвестирует $100 млн в разработку игр +1 просмотров за суткиКазахстан открыл в Сан-Франциско лабораторию для изучения технологий будущего От электросамолета до трекера для коров: выбор ведущих инвесторов Кремниевой долины Наличные под запретом: получится ли у чиновников ограничить оборот купюр и монет? +3 просмотров за суткиНовое правило «Инвестируйте под ликвидный залог» Танцы в минус: кто зарабатывает на олимпиадах Tesla не выживет Муравьи и облигации Охота на офшоры «Мы не считаем ПМЭФ финишной точкой»
#деньги 03.08.2014 00:00

Клубные инвестиции

Петр Руденко Forbes Contributor
фото Артема Голощапова для Forbes
Что делать, если не доверяешь управляющим?

«Когда ко мне приходят и предлагают управлять моими деньгами, ощущение, будто я умер и ко мне прислали гробовщиков. А я живой и сам могу управлять не хуже» — так финансист Дмитрий Кушаев пересказывает рассуждения одного из своих деловых партнеров. Люди с деньгами стали все меньше доверять профессиональным управляющим, ведь их работа не раз омрачалась полукриминальными скандалами и плачевными результатами. Иностранные фонды тоже не могут гордиться доходностью. В 2013 году индекс хедж-фондов Bloomberg Hedge Funds Aggregate Index проиграл индексу S&P 23%.

И такие инвесторы, как Кушаев, предпочитают сами искать проекты, инвестировать и делить риски вместе с партнерами. Подобные инвестиции узкого круга людей сами они называют клубными. Не все инвестиционные клубы закрытые, ко многим можно присоединиться, имея рекомендации или просто несколько миллионов долларов в кармане. Клубные инвестиции не редкость на российском рынке, говорит сопредседатель совета директоров ИК «Третий Рим» Андрей Мовчан. «Есть бизнесмены, которые с опасением относятся к управляющим — они управляют не своими деньгами, значит берут на себя большие риски, — объясняет Мовчан. — А есть бизнесмены, которые винят управляющих, связанных инвестиционными комитетами и процедурами, за медлительность в принятии инвестиционных решений». Впрочем, клубные инвестиции подойдут не всем бизнесменам. «Для этого нужно иметь время и способность уделять равное внимание разным проектам», — говорит Михаил Кокорич, бывший владелец сети бытовой техники и электроники «Техносила» и партнер Кушаева по инвестициям.

Клуб финансиста 

Кушаев — инвестиционный банкир, работал в разное время в UBS, ING, «Тройке Диалог», а сейчас представляет в России крупнейшую в мире фирму прямых инвестиций Blackstone ($260 млрд под управлением). И в отличие от работодателя сам он вместе с партнерами активно вкладывает в российский бизнес. В инвестиционный клуб Кушаева входят предприниматели из его круга общения — бывшие партнеры по советам директоров, знакомые и клиенты. Год назад он инвестировал $10 млн в компанию Dauria Aerospace, производящую спутники для самых разных целей — от навигации до связи. Dauria стала первой компанией в России, запустившей частные спутники, старт был в июне 2014 года. Совладелец и один из основателей Dauria — Кокорич, Кушаев не был с ним знаком, узнал о перспективном проекте из СМИ и предложил основателю деньги и идеи. Мировой рынок только космической фотосъемки Dauria оценивает в $2–3 млрд.

Первые прямые инвестиции для себя Кушаев совершил в 2002 году, когда работал в «Тройке Диалог». Тогда он вложился в сеть книжных магазинов «Букбери», которую он создал с однокурсником и одним из основателей «Аптечной сети 36,6» Романом Лолой. К проекту партнеры привлекли владельца английской сети Waterstone’s Тима Уотерстоуна. «Когда я учился в Англии, заметил удобство западного формата магазина с доступом к каждой полке, понятной навигацией и наличием кафе. В России такого не было», — вспоминает Кушаев. Его соинвестором стал знакомый, глава фонда TPG Aurora Максим Щербаков. Партнеры инвестировали по $1 млн. В 2007 году Кушаев, Лола и Щербаков продали свои доли сети структурам миллиардера Олега Дерипаски, по оценкам экспертов, за $12 млн. После чего сеть магазинов обанкротилась. 

В 2006 году Кушаев вложился с другим основателем «36,6» Артемом Бектемировым, которому помогал провести IPO аптечной сети, во франшизу магазинов развивающих игрушек Early Learning Center. Через пять лет они продали все 20 магазинов «Детскому миру». Сделку оценивали в $15 млн. Доходность на вложенный капитал составила порядка 35%, говорит Кушаев. 

По его словам, клубные инвесторы часто вкладываются в компании, которые по тем или иным причинам не подошли крупным фондам прямых инвестиций. Показательный пример. Инвестиционный комитет фонда Alfa Capital Partners так и не одобрил сделку по покупке доли в крупнейшем в России операторе наружной рекламы News Outdoor (сейчас Russ Outdoor), когда медиамагнат Руперт Мердок продавал свой пакет (79%). В 2011 году Кушаев, который давно знаком с главой Alfa Capital Partners миллиардером Андреем Косоговым, предложил ему провести сделку самостоятельно. Партнеры купили 10% исходя из оценки News Outdoor в $256 млн, Кушаев вошел в совет директоров компании. Выручка Russ Outdoor в 2013 году составила 10,3 млрд руб. Оценивать текущую стоимость своего пакета Кушаев не стал.

Сейчас он рассматривает проекты в потребительском секторе, в сфере мультимедиа. К клубу Кушаева можно присоединиться, имея $5-10 млн. «Поиск партнеров — один из самых сложных вопросов, неправильный выбор может быть чреват потерей денег, — говорит Кушаев. — Главное качество — это цельность натуры человека, стремление «не срезать углы» в отношениях и не манипулировать друг другом. Еще важен track record».

 Венчурный клуб

Свои первые большие деньги Вадим Куликов заработал на втором курсе МГТУ им. Баумана в конце 1980-х. Вместе с однокурсником он разрабатывал проекты «Лангепаснефтегаза» в Западной Сибири и получил 10% от заказа нефтяников — 300 000 рублей, огромную по тем временам сумму. Затем в 1990-х он вместе с партнерами вложил $240 000 в компанию «Витрина А» (реклама производственного оборудования на витринах), в 2013 году выручка компании составила $5 млн. В 2007 акционерами «Витрины А» стали Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и фонд Norum, купившие пакет 39% за $12,8 млн. «Витрина А» планировала IPO, но все изменил кризис 2008 года. И Куликов выкупил доли всех акционеров.

Тогда же он решил основать «Центр инноваций Куликова», который и превратился в клуб инвесторов. Его членами стали знакомые и партнеры Куликова по бизнесу Олег Евдокименко, Дмитрий Коломиец, Евгений Голубчиков. По сути, «Центр инноваций Куликова» — это венчурный фонд. За пять лет партнеры инвестировали более чем в 10 стартапов. В бизнес выросли лишь три: компания «Эковейв» выпускает датчики, контролирующие перепады давления в канализационных трубах, «Интравижн» моделирует математические модели перед началом бурения нефтяных и газовых скважин, «Клинпэт» разрабатывает технологии переработки отходов из пластика. Пока компании приносят немного, совокупная годовая выручка «Эковейва» и «Клинпэта» — около $1 млн в год. «Интравижн» планирует выйти на окупаемость в 2015 году. 

«Клубные сделки очень полезны в инвестициях, потому что мы делим риски между собой», — считает Куликов. Дополнительно Куликов и партнеры ищут стартапы, которые могли бы помочь бизнесу их успешных компаний, один из примеров — разработчик компьютерного моделирования для «Интравижн» по заливке в вагоны и танкеры жидкого конденсата. 

Другим его партнером по инвестициям стал экс-руководитель рекламного агентства BBDO Moscow Игорь Лутц. Вместе с ним они вложились в стартап, который развивает новые типы коммуникаций в местах продаж. К примеру, сервисы дополненной реальности и indoor-навигации — датчики и приложения, способные представлять дополнительную информацию о товарах или самом магазине. Название этого стартапа Куликов скрывает. 

Пару лет назад он был партнером фонда Bright Capital, один из его инвесторов — миллиардер Михаил Абызов. Куликов подбирал для фонда проекты по всему миру. Хотя сам достаточно резко отзывается о передаче средств в управление. «Что может вынести для себя бизнесмен, если передаст деньги в управление, чему он может научиться? На мой взгляд — ничему», — уверен Куликов. В качестве партнеров он ищет тех, кто смог бы поделиться своими знаниями и умениями в инженерии и математике и найдет время участвовать в развитии проектов. «Большие деньги не нужны, чеки для вложений в стартапы составляют лишь сотни тысяч и миллионы рублей», — говорит Куликов. 

Волейбольный клуб

Павел Шишкин в 1990-х играл в волейбол за сборную СССР и России и за японский клуб JT из Хиросимы. В конце 1998 года он открыл в Москве на Петровке ресторан «Шишка» и получил первый предпринимательский опыт. После завершения спортивной карьеры в итальянском клубе «Кваттро Торри» Шишкин отправился в бизнес-школу в Гренобль. «После спортивной карьеры нужно заниматься образованием, иначе потеряешь деньги, заработанные в спорте, — рассуждает Шишкин. — Для многих знакомых ты становишься хорошим парнем, с которым хотят дружить, но не делать бизнес». 

В начале 2000-х в Москве начался бум на рынке недвижимости, Шишкин решил попробовать себя в роли девелопера и выкупил здание своего ресторана. В 2002 году он купил компанию Tactics Group, ее основным активом была аккредитация на проведение аукционов по продаже муниципального имущества и прав аренды на землю в Москве. Эта фирма купила у Банка Москвы недвижимость в центре Москвы — особняк на Долгоруковской улице и участок на пересечении улиц Чаянова и Александра Невского. 

В середине 2000-х Шишкин через знакомую гимнастку Амину Зарипову познакомился с главой банка «Открытие» Вадимом Беляевым, а через него — с главой девелоперской компании O1 Properties миллиардером Борисом Минцем и стал его партнером. Они инвестировали в бизнес-центр Vivaldi Plaza (110 000 кв. м) недалеко от Павелецкой площади и комплекс зданий фабрики «Большевик». Сейчас Шишкин оценивает свои активы в $100 млн и надеется, что к 2016 году их стоимость вырастет до $160 млн за счет завершения девелоперских проектов.

Первым опытом клубного инвестирования стала для Шишкина помощь родной сестре Юлии. В 2002 году он дал ей $100 000 на развитие бизнеса — с 2001 года Юлия привозила из Кореи в Россию и продавала волосы для наращивания. Сейчас сеть Hairshop объединяет 10 салонов в Москве, годовой оборот — 1 млрд рублей. Есть салоны и в регионах, где младшими партнерами Шишкина и сестры стали местные предприниматели. Новыми клубными партнерами Шишкина стали Василий Сысоев, владелец логистического бизнеса «ВЭД-сервис», и ресторатор Александр Виноградов, шеф-повар заведения «Кавказская пленница». «Когда комплекс на Павелецкой был готов, я понял, что там будет работать 6000 человек и их надо кормить», — рассказывает Шишкин. Так появился проект Smart Food — гастрономические столовые в бизнес-центрах. Сейчас у партнеров два кафе с дневным оборотом около 1 млн рублей. Средний чек — 350 рублей. По словам Шишкина, у них есть уже 20 заявок от бизнес-центров.

Шишкин не привлекает деньги для своих проектов и не отдает собственные средства в управление, он старается инвестировать с проверенными людьми из своего круга общения. «Если управляющий готов разделить со мной рыночные риски, я бы согласился, но такого не бывает, — объясняет свою позицию Шишкин. — Для меня важно делать бизнес с теми, кого знаю и понимаю, с кем был совместно пережитый опыт. Если этого не будет, то даже блестящие компетенции не помогут избежать проблем». 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться