Уличное воспитание | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Уличное воспитание

читайте также
+293 просмотров за суткиБизнес для чайников: о чем не должен забывать начинающий предприниматель +140 просмотров за суткиИдеи из воздуха. Выходцы из «Студии Артемия Лебедева» создали агентство веб-дизайна для онлайн-ретейлеров +27 просмотров за суткиТрадиции бизнеса. Почему деловой климат в России ухудшается +7 просмотров за суткиСвязь с клиентом. В каких случаях мобильные приложения не нужны бизнесу +38 просмотров за суткиУроки заключенного бизнесмена: как не терять волю к победе +7 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России Деньги на бочке. Торговец пивными кегами запустил производство, чтобы уйти с серого рынка Голодные игры: онлайн-сервисы доставки еды угрожают фуд-кортам в торговых центрах Правильный ответ: как женщинам-предпринимателям побороть гендерную предвзятость инвесторов Как не пойти ко дну в бизнесе? Обеспечьте себе поддержку друзей +98 просмотров за суткиПочти даром: девять секретов «бомж-маркетинга» для тех, у кого нет денег Операция «Преемник»: детские фантазии – на пользу предпринимательскому будущему +15 просмотров за суткиПрощание с иллюзиями: какие заблуждения опасны для владельцев бизнеса Сажать или нет: как наказывать бизнесменов за преступления в экономике +5 просмотров за суткиСемь уроков, которые любой стартапер может извлечь из сериала «Кремниевая долина» Смена курса: как изменится жизнь предпринимателей, избранных в муниципалитет +79 просмотров за суткиВеличайшие бизнес-умы современности. Список Forbes +3 просмотров за суткиЮрий Мильнер вошел в список 100 величайших бизнес-умов современности по версии Forbes Английский прецедент: лондонский суд грозит российским бизнесменам неприятностями Илон Маск Вельского уезда: что сделал бывший торговец нелегальной водкой из маленького города. Часть 2 +22 просмотров за суткиНа старт, внимание: простые правила, которые помогут запустить бизнес

Уличное воспитание

фото Артема Голощапова для Forbes
Как бывший торговец импортными игрушками создал крупнейшую в Воронеже сеть фастфуда.

«Красивое место, я тут забавляюсь и отдыхаю, но сил больше трачу на уличные точки», — объясняет воронежский предприниматель Александр Губарев, пробуя кофе в собственной кондитерской «Моне». Еще у него есть «Рокабу», «Гренка» и «ОстроWok», но все эти заведения бизнесмен называет верхушкой айсберга. В прошлом году оборот принадлежащей Губареву группы компаний «Робин Сдобин» составил 1,7 млрд рублей. Более 60% выручки принесла одноименная сеть уличных павильонов и киосков фастфуда. «Робин Сдобин» — это смесь идей, которые владелец почерпнул в США, Москве и Санкт-Петербурге. В результате получился крупнейший в Воронеже общепит — 177 точек. 

Стартовый капитал Губарев заработал в первой половине 1990-х на одежде и детских игрушках. Его поставщики из Объединенных Арабских Эмиратов торговали еще и бытовой техникой. Доход с таких товаров был больше, и Губарев с партнерами переключился на стиральные машины, холодильники и микроволновки вместе со столовой посудой. Они выкупили несколько помещений под магазины, сделали сайт и стали торговать техникой под розничным брендом «Альбинос». В кризис 1998 года выручка «Альбиноса» упала в четыре раза, но закрывать компанию Губарев не стал. 

«Через год мы встали на ноги, но с рентабельностью всего 5–7%», — рассказывает он. К тому моменту в Воронеже открылся первый магазин федеральной сети — «Эльдорадо». Понимая, что за ним появятся другие, а конкурировать с федеральными ритейлерами непросто, Александр задумался, куда бы вложить деньги. Стал присматриваться к рынку общепита, хотел купить франшизу Baskin Robbins, но не успел. Его жена услышала объявление по радио — американский Центр гражданских инициатив (CCI) набирает группы молодых предпринимателей из России, чтобы показать, как устроен бизнес в Соединенных Штатах.

Губарев на следующий же день отправил заявку. За месяц пребывания за океаном он познакомился с бизнес-моделями 20 ведущих американских сетей фастфуда. Вернувшись в Воронеж, предприниматель решил создать собственную сеть: «Я понял, что те вещи, которые увидел в Америке, рано или поздно будут в России». Первым делом он довел до конца сделку по покупке помещения бывшего кафе, к которому присматривался еще в начале 1998 года. Собственникам срочно требовались наличные, поэтому помещение, до кризиса стоившее $400 000, досталось Губареву за $60 000.

На закупку оборудования начинающий ресторатор потратил $15 000, причем треть суммы он получил от посетившего Воронеж американского благотворителя Артура Шульца. Американец предоставлял региональным предпринимателям деньги на развитие бизнеса при условии, что долг они оплатят поставками собственной продукции детским домам. Выбирая пекарную и другую кухонную технику, основатель «Робина Сдобина» познакомился с Александром Мазуркевичем из московской компании «Перфекс», специализировавшейся на поставках оборудования кафе и ресторанам. Мазуркевич согласился на первых порах консультировать Губарева. В частности, посоветовал обратить внимание на меню столичной сети «Русское бистро» — пироги. 

«Русское бистро» я частично и скопировал, — признает предприниматель. — В Москве эта модель из-за проблем с воплощением долго не просуществовала. А я ее усилил, сделал микс по товарной матрице». 

Посетив Санкт-Петербург, Губарев обошел ряд местных заведений. Обед в салат-баре «Грин Крест» навел его на мысль добавить к пирогам-слойкам разнообразные салаты. Отметил он также спрос на фирменные десерты. Из американского Губарев включил в меню несколько вариантов бургеров и сэндвичей. В конце 2000 года он открыл кафе под вывеской «Робин Бобин». Но зарегистрировать розничный бренд не смог — оказалось, в Челябинске есть компания, владеющая такой торговой маркой. Тогда Губарев заменил одну букву — получилось название с намеком на содержание.

Как вспоминает Максим Бобров, генеральный управляющий компании Restorator projects, в начале 2000-х Воронеж «был вообще не ресторанным». Первые кофейни под названием «Дубль Два» и Dolce Vita помимо выпечки и соответствующих напитков предлагали еще и горячие блюда. Губарев сделал ставку на посетителей с достатком чуть ниже среднего. Но первые месяцы работы ему пришлось перекачивать деньги из стабильно работающего магазинного бизнеса в развивающееся кафе (восемь магазинов «Альбинос» приносили ему около 3 млн рублей в месяц).

«На технике я деньги зарабатывал, а здесь я их проедал», — вспоминает предприниматель. Чтобы максимально загрузить дорогостоящее оборудование, Губарев решил расширять сбыт, открывая уличные точки-киоски. Воспользовавшись знакомствами в администрации города (в начале 1990-х он работал в воронежском пенсионном фонде), бизнесмен предложил чиновникам сделку: он обустраивает за свой счет несколько детских площадок, а взамен получает места под сеть киосков. В администрации ответили: сначала площадки, потом места. 

За детскую площадку на Никитинской улице в центре Воронежа владелец «Робина Сдобина» в 2001 году получил места для пяти киосков — как он говорит, под честное слово главы управы центрального района города, что киоски потом не будут снесены. Уличную сеть (киоски и павильоны) предприниматель стал развивать под маркой «Робин Сдобин», а кафе со схожим и более широким меню — под маркой «Рокабу». К 2004 году Губарев приобрел право аренды и установил 32 киоска общественного питания, потратив на детские площадки около $30 000. При месячной выручке 16 млн рублей сеть в том же году вышла на самоокупаемость. 

Параллельно предприниматель организовывал для «Робина Сдобина» отдельное производство полуфабрикатов, кулинарии и пр. За 40 млн рублей он выкупил заброшенный завод по производству шприцев в Воронеже, еще столько же вложил в переоборудование. Производство сегодня занимает 5000 кв. м и выпускает 5 млн изделий в месяц — слойки, пирожки, торты, салаты, бутерброды, охлажденные первые и вторые блюда. Причем 35–40% продукции завода Губарев продает сторонним кафе и ресторанам. 

На самом старте у «Робина Сдобина» появился конкурент — сеть киосков «Русский аппетит», первый из которых открылся в июне 2000 года (начинали с курицы гриль, потом добавили в меню горячие бутерброды, салаты, кондитерские изделия).  «В Воронеже мы занимаем более 50% рынка фастфуда, наши ближайшие конкуренты — 42%, остальные игроки, в том числе и несетевые, — менее 2%», — уверяет председатель совета директоров группы компаний «Русский аппетит» Андрей Прытыкин. В Воронеже у него более 130 киосков, еще около 70 точек в других городах региона, но их оборот, как и выручку всей группы (сеть кафе «Вермишель», пабы «Гвозди», сеть быстрого обслуживания «Буфет»), Прытыкин не раскрывает. 

Оценки долей — цифры условные, однако можно сказать, что компании Губарева и Прытыкина вместе контролируют примерно 80% рынка общественного питания в Воронеже. «При выходе на этот рынок мы в первую очередь учитывали позиции «Робина Сдобина» и «Русского аппетита», — говорит директор по развитию сети «Стардог!s» Андрей Занин (более 30 франчайзинговых точек в Воронеже). 

Соперничая с «Русским аппетитом», Губарев вкладывался в расширение своей сети на пределе возможностей — в 2010 году, например, открыл 30 киосков «Робин Сдобин». Действовал он по старой схеме: договоренности с мэрией по аренде мест в обмен на социальные инвестиции. В пресс-службе администрации Воронежа комментировать сотрудничество с «Робином Сдобином» отказались, сославшись на то, что не могут «отдавать предпочтение тому или иному игроку рынка» (вероятно, имея в виду компанию «Русский аппетит»; можно добавить, что ее основатель — активист регионального политсовета «Единой России»).

В 2011 году оборот «Робина Сдобина» превысил 80 млн рублей, что позволило Губареву в дальнейшем арендовать места на коммерческих условиях. Бренд стал узнаваем, и вкладываться в рекламу не приходилось — к каждому новому киоску выстраивалась очередь. В открытие точки — киоска или павильона — с проходимостью 300–400 человек в день предприниматель вкладывает от 700 000 до 1 млн рублей, тогда как на старте тратил в среднем 550 000 рублей. Но и средний чек в «Робине Сдобине» сейчас втрое выше — 68 рублей.

Сеть «Альбинос» еще существует, но представлена всего двумя магазинами, продающими посуду и кухонные принадлежности. Для Губарева они не обуза — какой-никакой, но доход (2,5 млн рублей выручки в месяц). А размах основного дела уже начинает его смущать. «Я хотел бы построить такой бизнес, который был бы не так зависим от жизненных сил владельца», — мечтает предприниматель. Пока он во все вникает сам. Когда захотел сделать проект премиального сегмента, похожий на европейские кофейни-кондитерские, то просмотрел и отверг несколько вариантов, а потом съездил на выставку в Париж, где нашел немцев-консультантов — они написали концепцию «Моне» и разработали дизайн интерьера. Но меню для новой сети Александр придумывал самостоятельно. 

За год он открыл три «Моне» и теперь думает заняться так называемой здоровой едой. «У людей есть деньги, они стали заботиться о своем питании, хотят знать, что едят. Нужно им оказать эту услугу, — рассуждает предприниматель. — Не будешь действовать согласно рынку — вымрешь». 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться