Свой интерес | Forbes.ru
$58.84
69.22
ММВБ2152.41
BRENT63.43
RTS1153.32
GOLD1253.08

Свой интерес

читайте также
+247 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» +963 просмотров за суткиОткрытка от художника — дорогой подарок на Новый год +12 просмотров за суткиСтивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство» +184 просмотров за суткиПродает и показывает Владивосток: современное искусство с молотка, недорого +23 просмотров за суткиЧто покупать начинающему коллекционеру на Art Basel Miami Beach +71 просмотров за суткиBMW запускает дроны в небе над Майами +59 просмотров за суткиОт Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо +22 просмотров за суткиЯпония: что смотреть, где есть и как себя вести. Путеводитель Forbes Life Дары мадридского двора: Третьяковка получила Буха +15 просмотров за суткиЗа прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? На аукционе Phillips — Пикассо за $1 млн из коллекции продюсера Элвиса Пресли +45 просмотров за суткиВладимир Овчаренко: «Современное искусство работает как Telegram» +7 просмотров за суткиАбстракционист Шон Скалли: «Я — однорукий боксер» +18 просмотров за суткиЧто произойдет с арт-рынком, когда закончатся «Кувшинки» Клода Моне и иссякнет Пабло Пикассо? +5 просмотров за суткиПредприниматель Владимир Некрасов подарил Третьяковке 35 работ Гелия Коржева +52 просмотров за суткиРусское искусство как сборная России по футболу: цены, игроки, полевая стратегия +4 просмотров за суткиВас вызывают в музей. Государственные галереи рассчитывают на поддержку бизнесменов-коллекционеров Русские в Лондоне: 15 лотов за £69 000 NET осенней хандре. Спасайтесь в театре +265 просмотров за суткиНадо брать. Рейтинг российских художников — 2017 +52 просмотров за сутки«У русского искусства огромный инвестиционный потенциал, но это пока мало кто понимает»

Свой интерес

Иван Просветов Forbes Contributor
фото Aava Anttinen для Forbes
Что коллекционируют владельцы российских антикварных и художественных аукционов.

Владельцы фирмы «Монеты и медали» Игорь Лаврук и Дмитрий Максимов много лет собирали русские медные монеты. По словам Лаврука, выставлять медь на аукционах было невыгодно — нумизматы покупали серебро и золото, а упускать недорогие, но интересные монеты не хотелось.  Когда коллекция стала достаточно полной, она была с выгодой распродана на аукционах «Монет и медалей» в 2004–2005 годах (спрос на рынке к тому времени изменился). С тех пор учредители «Монет и медалей» ничего не собирают. «Коллекционирование и аукционы — это все-таки противоположные виды деятельности», — поясняет Игорь Лаврук. С ним согласен гендиректор «Дома антикварной книги в Никитском» Сергей Бурмистров: «Собирательский интерес входит в противоречие с коммерческой целью — выставить на торги как можно больше привлекательных вещей». Прежде чем создать свой аукционный дом, он коллекционировал русские книги второй половины XVIII — XIX веков. Затем расстался с большей частью собрания. Но, признается Бурмистров, ему до сих пор приходится подавлять в себе вирус собирательства при подготовке к  очередным торгам. Однако коллекционерская страсть и управление аукционным бизнесом вполне могут сочетаться. Несколько лет назад на одном из московских антикварных аукционов владелец другой аукционной фирмы активно торговался за раритетную вещь. Цена лота поднялась более чем в 20 раз, и купил его бизнесмен-аукционист — для собственной коллекции. Насколько известно Forbes, своему хобби он не изменил и до сих пор приобретает на чужих аукционах предметы, которые не может купить иным способом.

Forbes пообщался с четырьмя учредителями аукционных компаний, собирающими свои коллекции, и выяснил, чем и почему они увлечены. 

Леонид Шишкин

«Галерея Леонида Шишкина»

Специализация: русская живопись XX века, работы советских мастеров 1930–1970 годов

Собственная коллекция: исторические натюрморты Николая Смирнова

Когда я открыл галерею, Николай Смирнов уже был известным художником. Он работал в старинном стиле «обманки», создающем иллюзию трехмерности изображения, и называл свои натюрморты «театром вещей». Одной картиной мог заниматься год-полтора, тщательно подбирал предметы, продумывал композицию, не допускал никаких компромиссов в технике живописи. В 1990 году на аукционе в Нью-Йорке три его картины, выставленные арт-дилером, ушли за $85 000 — большие деньги по московским меркам того времени. Мы дружили, он шел своей дорогой, я наблюдал. Наконец,
я предложил Смирнову сделать выставку и специально для нее — пять новых картин. В 2005 году он завершил последнюю, но до выставки не дожил — подвело сердце. А у меня осталось внутреннее обязательство. Выставка прошла в 2010 году в Русском музее. С подготовки к ней и началась моя коллекция. Я вдруг осознал, насколько все это уникально и неповторимо, и захотел собрать вместе как можно больше натюрмортов Смирнова. Всего он создал 68 произведений, у меня сейчас 23 картины. Поиски веду среди коллекционеров и дилеров по всей Европе и Америке. В Германии нашел две работы, одну купил в Сербии. Знаю, у кого есть картины Смирнова в России — три мне точно не отдадут, по трем торгуюсь. Пять натюрмортов некогда приобрел боливийский посол. Может быть, как-нибудь соберусь и в Боливию.  

Илья Горянов

«Знакъ»

Специализация: монеты, боны, ценные бумаги, награды, памятные медали и знаки Российской империи и СССР

Собственная коллекция: боны (бумажные денежные знаки) времен Гражданской войны в России

 Никогда не подсчитывал, сколько бон у меня в коллекции. Несколько тысяч, точнее не скажу. Деньги Гражданской войны — это невероятное разнообразие эмиссий, отражающее специфику времени: правительственные выпуски («красные» и «белые»), региональные, областные, городские, армейские, частные (заводы, кооперативы, торговые компании и т. д.). Собирать их я начал лет пятнадцать назад, из интереса к истории и по причине недооцененности этой темы. Теперь ситуация с ценами иная. Недавно я приобрел денежный знак, выпущенный в Урге при бароне Унгерне. В 2011 году такая бона была продана на аукционе в США, в пересчете на рубли, за 700 000. Сейчас ее можно выставлять за 1–1,5 млн рублей. Есть боны красивые, но недорогие — к примеру, врангелевские тысячерублевки. Есть отпечатанные кое-как на плохой бумаге (например, знаки лагерей военнопленных), но при этом стоящие дороже золотых десятирублевок. Самый ценный знак в моей коллекции — пробные колчаковские 1000 рублей 1919 года, единственный известный экземпляр. Из шести номиналов колчаковских «пробников» я разыскал четыре. Полной подборки нет ни у кого. У меня, как я думаю, лучшее собрание денежных знаков Уральского региона, но для полноты не хватает примерно 100 бумаг. Боны Гражданской войны до конца собрать нельзя принципиально. Всегда будет что разыскивать.

Константин Журомский

«Кабинетъ»

Специализация: русская и советская живопись и графика, декоративно-прикладное искусство, старинные книги, предметы военной истории

Собственная коллекция: русская кабинетная бронзовая скульптура

Золотой век русской бронзы — это последняя треть XIX века. Все отливки штучные, выполненные под заказ по восковым или гипсовым моделям. Скульпторов, создававших кабинетные бронзовые фигуры, было чуть более десятка. Поэтому коллекционирование кабинетной бронзы — занятие обозримое и понятное, в отличие от русской живописи того же периода, представленной большим числом имен и разнообразием жанров. Как мне кажется, русская бронзовая скульптура до сих пор недооценена: $100 000–150 000 за редкую вещь превосходного качества в бронзе — это цена не самой выдающейся картины, допустим, Шишкина или Поленова. Коллекцию бронзы можно совершенствовать — искать так называемые шеф-модели, первые отливки, экземпляры с авторской проработкой деталей после литья. Я собираю бронзу с 1998 года и до сих пор делаю открытия, находя фигуры и модели, неизвестные даже музейным экспертам. Сейчас в моей коллекции больше 100 скульптур Евгения Лансере. Еще известно около 50 его работ в отливках. Примерно 100 работ я знаю только по фотографиям восковых моделей, эскизам, описаниям в литературе и архивным документам. И эти пробелы в творчестве понемногу заполняются, изделия в бронзе находятся — в России, Европе, Америке.

Владимир Овчаренко

Аукцион Vladey

Специализация: современное российское искусство

Собственная коллекция: работы отечественных и западных современных художников

Наверное, я мог бы собирать русских художников довоенного периода, и это был бы более очевидный выбор. Но я предпочитаю приобретать то, в чем хорошо разбираюсь. Современным искусством я занимаюсь 25 лет. Если в моей галерее «Риджина» представлены порядка 20 художников, то в коллекции— свыше 70 авторов, российских и иностранных (всего около 400 работ). По сути, это мой путь в современном искусстве, для меня оно живое, мой Second Life. С художником можно общаться, следить за его творчеством, сравнивать его взгляд на мир со своим собственным… Работы я приобретал разными путями: напрямую у авторов, и необязательно у тех, кто выставляется в «Риджине», иногда на аукционах, иногда у галеристов и дилеров. Редко, но расстаюсь с работами из своей коллекции, не все они выдерживают проверку временем. Бывает, художник своими дальнейшими выставками и работами перечеркивает значимость прежних. Или же более удачные работы автора занимают место ранее купленной. Процесс живой, мне в нем комфортно. Да и уровень коллекции повышается. Я твердо верю: покупать лучше то, что нравится, тогда искусство будет приносить радость. А если вдруг через 10 лет поймешь, что цена выросла, то окажешься в двойном выигрыше.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться