Комментарии читателей

№11 (128) 2014

Технология риска (Венчурные капиталисты).

Текст: И. Телицына

Деньги, время, знания (Частные коллекции).

Текст: С. Садекова

О венчурных инвесторах

Максим Фалдин, генеральный директор Wikimart.

Несомненно, в России уже сложился венчурный капитал. Менее однозначный, но напрашивающийся вывод — этот капитал имеет принципиально другую природу по сравнению с западными аналогами. На Западе венчурные капиталисты зарабатывают деньги. Поэтому им важны выходы из проектов. В России венчурные (как и остальные) капиталисты зарабатывают влияние — доступ к ресурсам, контроль над активами. Это существенное различие определяет венчурную экономику — приоритеты ее развития, условия конкретных сделок, динамику предпринимателей и инвесторов. Если разобраться, российское общество и экономика организованы так, что капитал как бы дается в пользование. Так в позапрошлом веке земля была государева и давалась «в надел». В веке нынешнем в надел дается капитал. За доступ к этому ресурсу и идет борьба. Специфичный российский госкапитализм порождает не менее специфичную венчурную отрасль. Российским инвесторам важен контрольный пакет и не важен выход, как его понимают на Западе. Важны синергии и альянсы, менее важна реальная операционная эффективность. Роль предпринимателя становится вторичной. Инвестируют не в людей и компетенции, а в инфраструктуру доступа к будущим альянсам и партнерствам. Не в перспективы выхода из актива, а в будущий доступ к капиталу.

Об антиквариате

Сергей Королев

Можно сколько угодно говорить, оперируя цифрами, о выгодах инвестирования в антиквариат и искусство, но данная сфера была, есть и останется сферой эмоциональных сделок. Хотя из рук в руки переходят конкретные вещи, ценность этих приобретений заключается в первую очередь в эстетическом удовольствии и моральном удовлетворении от обладания в той или иной степени редкой и/или необычной вещью. Цены на антиквариат и искусство напрямую зависят от количества свободных денег — свободных, в том числе, от желания и необходимости вкладывать их в полезные вещи, финансовые и материальные активы: недвижимость, драгметаллы, надежные/перспективные ценные бумаги и т. д. Я как-то сравнивал каталоги одного московского аукционного дома: одни и те же редкие монеты, стоимость которых измеряется в десятках тысяч долларов, после кризиса 2008 года продавались по цене на 20-50% ниже. Их коллекционная ценность не уменьшилась, просто прежним владельцам срочно понадобился «кеш», а желающих обменять наличные на эмоции оказалось слишком мало. Журнал «Вопросы экономики» как-то опубликовал таблицу, где сравнивались средние нормы доходности по различным инвестиционным инструментам. Так вот, за 10-летний период на первом месте были акции — 16,1% годовых, на втором — картины старых мастеров (XVI — начало XVIII века), 15,8%, на третьем — облигации, 15,1%. Никакой выдающейся доходности антиквариат не продемонстрировал. Так что если уж покупать антиквариат и искусство, то ради удовольствия. Полностью согласен с Владимиром Овчаренко (галерея «Риджина»): если вещь не вырастет в цене, останется удовольствие, а если вырастет, то окажешься в двойном выигрыше.

Поправки

В справке о Tez Tour к рейтингу «200 крупнейших компаний России» (Forbes №10, 2014) корректной следует считать следующую информацию: «$1 млрд — в такую сумму оценила себя компания в ходе переговоров с крупнейшим туроператором Европы TUI Travel. Сделка не состоялась».

В справке о «Русэнергосбыте» неверно указана величина чистого долга компании. В действительности — 294 млн рублей.

Редакция приносит свои извинения

Новости партнеров