Кризис в кризисе

Андрей Мовчан Forbes Contributor
Экономику тянет на дно еще и растущая безработица.

Объявление об окончании кризиса в России последовало за данными о падении ВВП на 3,5% и импорта почти на 40% и предшествовало информации о сокращении на 4% промышленного производства. В I квартале 2015 года госрасходы выросли по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 23%, что косвенно указывает на истинный мультипликатор цен и говорит в пользу более жесткой оценки падения ВВП — примерно на 16–18% за год.

Тем не менее курс рубля как будто стабилизировался (одновременно со стабилизацией цены на нефть, что неудивительно), ЦБ позволил себе снизить ставку рефинансирования, а баланс счета текущих операций остался почти на уровне начала 2014 года.

В этом нет противоречия. Мы имеем дело с двумя кризисами, наложившимися один на другой. Короткий кризис, вызванный шоком от падения цены на нефть, привел к резкой девальвации рубля, падению импорта и потребления. Это, в свою очередь, внесло вклад в падение ВВП, который пока еще не до конца учтен, — то же строительство поддержало ВВП в I квартале за счет «старых» объектов, отрасль в целом упала только на 6,7%, притом что новые объекты практически не строятся. Длинный кризис начался еще в 2012 году, в момент потери бизнесом и обществом веры в продолжение реформ и улучшение экономического климата. Именно с 2012 года началось падение инвестиций и фондовых рынков, снова усилился отток капитала, ВВП и промышленное производство замедлили рост и перешли в 2014 году к падению вне всякой связи с нефтью.

В 2014 году к факторам длинного кризиса прибавился рост безработицы на 0,5%. Нефтяной шок должен, но еще не успел внести свой вклад в этот рост, так что стоит ожидать увеличения количества безработных к концу текущего года.

Сейчас нефтяной шок прошел, хотя не все его последствия позади, и дальнейшее развитие ситуации в экономике будет определять долгосрочный кризис. Мы будем видеть влияние четырех существенных факторов. Это сокращение спроса со стороны домохозяйств — в связи с ростом безработицы, остановкой потребительского кредитования, снижением выплат; сокращение спроса со стороны государства — в связи с резким и продолжающимся сокращением доходов бюджета; сохранение и даже усиление негативного отношения инвесторов и предпринимателей к развитию бизнеса в России (несовершенство законодательной базы и правоприменения, архаичная система экономического администрирования, курс на национальную монополизацию и протекционизм продолжат депрессивно влиять на частные инвестиции, а замещение их государственными приведет к резкому снижению эффективности). Наконец, изоляционистская политика России ведет к сужению возможностей внешнего финансирования и потере «инновационного импорта» — возможности привлекать технологии, в том числе эффективные бизнес-решения, без которых невозможна международная конкуренция.

Все эти факторы будут препятствовать росту производства, которое могло бы заместить потерянный из-за снижения экспортных доходов импорт. Усугублять ситуацию будет отсутствие масштабных свободных мощностей в промышленности, которые можно было бы задействовать без существенного инвестирования, и недостаток свободных квалифицированных трудовых ресурсов.

Для изменения тренда необходимы качественные преобразования, начинающиеся с восстановления доверия к власти и экономике России со стороны предпринимателей и потребителей — иностранных и российских. До того как эти преобразования будут проведены, ситуация останется кризисной — даже в случае дальнейшей стабильности неф-тяных цен.

Новости партнеров