Китайский звездопад | Forbes.ru
$58.45
69.22
ММВБ2146.51
BRENT63.01
RTS1156.92
GOLD1291.76

Китайский звездопад

читайте также
+2862 просмотров за суткиМежду ПИФом и депозитом. Россияне резко увеличили инвестиции в фондовый рынок +6247 просмотров за суткиОблигации вместо депозитов. Почему россияне переводят деньги из банков на фондовый рынок +441 просмотров за суткиНездоровая практика: на какие уловки идут медицинские стартапы ради прибыли +535 просмотров за суткиСигналы от ОПЕК+, налоговая реформа Трампа и облигации банков. Что важно знать инвестору на этой неделе +206 просмотров за суткиБизнес нового поколения лидеров. Как ускорить рост стартапов в России +243 просмотров за суткиЖесткая просадка. Акции банка ВТБ упали до минимальной отметки за три года +98 просмотров за суткиПравосудие под проценты. Чем интересны инвестиции в судебные разбирательства +50 просмотров за суткиПлата за Uber. Консорциум во главе с SoftBank вложит в сервис $10 млрд +33 просмотров за суткиОбновление MSCI Russia и дивиденды Сбербанка. Что важно знать инвестору на этой неделе +162 просмотров за суткиКуда вложиться завтра. Пять инвестиционных идей глобального рынка +99 просмотров за суткиЖивительная эмиссия. Сколько инвестбанки заработали на размещении российских бумаг +43 просмотров за суткиВопреки всему. Как российские компании научились привлекать финансирование в условиях кризиса +51 просмотров за суткиМатрица Теплухина. Бывший партнер «Тройки Диалог» создает бизнес по управлению активами +131 просмотров за суткиОсобняк в обмен на паспорт. Как инвестировать в гражданство Кипра +17 просмотров за суткиВеликолепная пятерка. Чем всплеск интереса инвесторов к интернет-гигантам отличается от бума доткомов +28 просмотров за суткиEn+ Олега Дерипаски оценили в $8 млрд. Стоит ли вкладываться в ее акции? +9 просмотров за суткиЗаветная гринкарта. Как инвестировать в США и не потерять все деньги +22 просмотров за суткиПортфель для киномана. Сколько можно заработать на инвестициях в кино и сериалы +11 просмотров за суткиНил Шэнь, партнер фонда Sequoia Capital: «Нас не заменит компьютерный интеллект» +21 просмотров за суткиЗима близко. В какие активы стоит инвестировать в ноябре +17 просмотров за суткиЛичный вклад: как власти поддержат частные инвестиции в технологичные стартапы в России
#инвестиции 03.09.2015 00:00

Китайский звездопад

Дмитрий Филонов Forbes Contributor
Почему Юрий Мильнер продолжает инвестировать в Поднебесной

В конце июля NASA опубликовала сенсационную новость о находке «Земли 2.0». Только расстояние до нее 1400 световых лет. Буквально за неделю до этого венчурный инвестор Юрий Мильнер объявил о своем новом проекте — на поиски внеземных цивилизаций вместе со Стивеном Хокингом и известными астрономами он собирается потратить за 10 лет $100 млн. Совпадение или удачная пиар-кампания? «Я не знал, что NASA готовится к такому объявлению», — признается Мильнер в разговоре с Forbes. Хотя, отмечает миллиардер, о чем-то подобном он догадывался. Принимая решение об инвестициях в новый проект, Мильнер основывался на данных, полученных телескопом «Кеплер». Этот же телескоп нашел планету Kepler-452b.

Успехи Мильнера в венчурных инвестициях тоже выглядят как везение. Миллиардер начал вкладывать в китайские компании еще в 2010 году. Именно благодаря Китаю в 2015-м состояние Мильнера выросло вдвое, достигнув $3,2 млрд (32-е место в российском списке Forbes).

Однако в июле китайские фондовые индексы резко снизились. Экономисты предупреждают о сдувающемся пузыре, появились мрачные прогнозы о конце китайского экономического чуда. Собирается ли Юрий Мильнер и дальше работать в Китае? 

На Восток через Запад

Физик по образованию, Юрий Мильнер занялся инвестициями в интернет в 1999 году, прочитав отчет аналитика Morgan Stanley Мэри Микер. В Китай он начал ездить еще в 2003–2004 годах. В России к тому моменту он уже успел сделать несколько инвестиций в интернет-компании вместе со своим другом Григорием Фингером. В 2010 году связь бизнесмена с Китаем окрепла: одна из крупнейших китайских интернет-компаний Tencent инвестировала $300 млн в фонд DST (ныне Mail.ru Group), который объединял российские активы Мильнера и Фингера. 

В том же году Мильнер начал готовить почву для инвестиций в Китай от имени собственного фонда. На венчурном рынке Мильнер уже был известен: вместе с Алишером Усмановым (№3 российского списка Forbes, состояние $14,4 млрд) он успел стать инвестором Facebook, Twitter, Groupon, Zynga. Для рекогносцировки в новой стране был нанят выпускник Гарварда Шу Чу, бегло говорящий по-китайски, в начале 2011 года главный офис DST переехал из Москвы в Гонконг — все было готово для экспансии. 

Китайский крепкий алкогольный напиток байцзю по традиции пьют из маленьких чашечек и под обильную закуску. Мало кто готов признать, что ему нравится специфический вкус байцзю. Юрий Мильнер, который почти не употребляет алкоголя, имел все возможности оценить китайскую водку, когда летом 2011 года прилетел в Китай на встречу с основателем интернет-магазина JD.com Ричардом Лю. Невольное самопожертвование Мильнера — следствие его инвестиционной стратегии: как можно теснее сходиться с основателями. «В нашем бизнесе почти все зависит от основателя компании. В этом, казалось бы, простота, но одновременно и большая сложность. Инвестиции происходят на фоне отсутствия активов, и риски намного выше, чем в других секторах экономики», — объясняет бизнесмен. Знакомство с Ричардом Лю, в чью компанию DST инвестировал $500 млн за несколько месяцев до встречи, позволило закрыть еще одну сделку. Российский бизнесмен начал тесно общаться с Джеком Ма и в том же 2011 году вложил $500 млн в его интернет-магазин Alibaba, проведший в 2014 году крупнейшее в истории размещение акций на бирже NASDAQ.

Через несколько месяцев после инвестиций в Alibaba Мильнер закрыл сделку и с местным производителем смартфонов Xiaomi. «Это был выход за рамки основной стратегии, единичный случай», — говорит Мильнер, который всегда пропагандировал инвестиции в интернет-компании. Отступить от правила его заставили два фактора: амбициозная команда и почти небывалые темпы роста выручки — за три-четыре года Xiaomi вышла на оборот более $10 млрд. С основателем Xiaomi Лей Джуном, как и с Ричардом Лю, Мильнера познакомил все тот же Чу: он вышел на Ли, познакомившись со стартапами, в которые тот инвестировал. Без опытного проводника бизнес в Китае вести сложно — бывали случаи, что основатели компаний, с которыми встречался Мильнер, просто не говорили по-английски.

Китай для Мильнера стал и способом взять реванш за несостоявшиеся инвестиции в США. В конце 2014 года он инвестировал в интернет-сервис заказа такси Didi Dache — конкурента американского Uber. В этот американский стартап, чья оценка за несколько лет взлетела до $40 млрд, Мильнер мог вложиться несколько раз, но не решился. Однажды во время ужина с Андреем Романенко, сооснователем платежной системы Qiwi, куда Мильнер инвестировал еще на заре своей карьеры, оба написали на листке названия компаний, в которые не инвестировали, о чем теперь жалеют. Когда бумажки перевернули, там оказалось название еще одного сервиса заказа такси — GetTaxi. К слову, Мильнер попытался исправить эту ошибку в Индии, вложившись в местную службу Ola.

По словам Мильнера, суммарно его инвестиции в Alibaba, JD.com, Xiaomi и Didi составляют около $2 млрд. При этом китайские компании занимают почти половину портфеля фондов DST. 

Параллельный мир

Взрывной рост китайских бирж в последние годы сулил хороший заработок — нужно было лишь угадать, акции какой компании принесут больше денег. В итоге с начала 2015 года счет частным инвесторам, готовым вложить пару сотен долларов в надежде на крупный куш, шел на миллионы. В середине июня рынок обвалился: за три недели капитализация фондовых площадок Шанхая и Шэньчжэня упала на 30%, или на $3,5 трлн. Аналитики заговорили о возможном приближении кризиса если не мировой, то китайской экономики. Что угрожает китайским активам Мильнера?

«Китайские биржи — это внутренний рынок, и он существует в некоторой параллельной реальности с точки зрения меня как инвестора», — говорит Мильнер. Иностранные инвесторы вкладываются в китайские компании через инструмент VIE (Variable Interest Entity) — он позволяет инвестировать в иностранной валюте. При этом крупные компании торгуются на западных биржах вроде JD.com и Alibaba, торгующихся на NASDAQ. Китай — закрытый рынок, поэтому местные технологические компании на начальном этапе, по сути, конкурируют друг с другом. Однако едва они подрастут,  тут же хотят выйти на мировой, что роднит их с американскими стартапами. «Инвестируя в крупные китайские компании, вы потенциально инвестируете в глобальную компанию», — считает Мильнер. Та же Xiaomi уже вышла в Индию, Бразилию, страны Юго-Восточной Азии.

Влияние падения рынка на китайские технологические компании может быть опосредованным — за счет замедления темпов развития китайской экономики. Многие частные инвесторы покупали акции в долг, что вряд ли приведет к повышению их покупательской способности. Правительство Китая в последние пару лет старалось поддерживать венчурную индустрию: например, страховым компаниям разрешили вкладывать средства в венчурные фонды, а в январе 2015 года планировалось запустить госфонд объемом $6,5 млрд. Но главная проблема для государства сейчас — стабилизация экономической ситуации. Мильнер считает, что объем финансовой господдержки технологических компаний в Китае является незначительным. По его словам, в Китае есть много венчурных инвесторов, вкладывающих в том числе и на посевных стадиях, и этот рынок именно в технологической области весьма зрелый. Экономические потрясения даже могут помочь местным интернет-компаниям, как кризис 2008–2009 годов помог американским. В кризис возникает запрос на оптимизацию и сокращение расходов, а интернет-компании именно этим и занимаются, отмечает Мильнер. 

Он постоянно сравнивает китайские компании с американскими. Почему? Инвестор считает, что в Китае и США очень похожая предпринимательская среда — постоянно возникают новые стартапы, стремящиеся занять свою нишу. «Я вижу весьма значительное количество инноваций, которые появляются в Китае, а потом заимствуются в других странах», — говорит Мильнер. В пример он приводит мессенджер WeChat компании Tencent, уникальный масштаб Alibaba и даже тот факт, что прототип игры Farmville, на которой компания Zynga во многом сделала себе имя, был изначально придуман в Китае.

С соседями Китая фонду DST пока не так везет: шесть лет изучения стартапов в Японии так и не привели ни к одной сделке. Зато неплохо идут дела в Индии, где помимо сервиса Ola Мильнер сделал несколько крупных инвестиций. Страна значения не имеет. Главное, следовать стратегии — искать толковых основателей и делать ставку на них. В Китае эта ставка сыграла. Мильнер до сих пор «несколько раз в год и достаточно подолгу» общается с фаундерами китайских компаний, причем говорит не только о бизнесе. Джек Ма стал соучредителем основанной Мильнером премии в области математики, а после бесед с Лей Джуном миллиардер подарил ему миниатюрную модель Вселенной. 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться