Контекст

Идеи, цитаты и исследования, на которые стоит обратить внимание

2. Опыт кандидатов

Готовясь к президентским выборам 2016 года, лидеры республиканцев в США начнут противопоставлять свою стратегию подходам администрации Обамы. Так как американское общество со скепсисом относится к расширению военного вмешательства в Ираке и Сирии, это может означать «более жесткую» позицию в отношении России, Ирана и КНДР. В то же время республиканцы будут демонстрировать готовность управлять страной и способность сотрудничать с демократами по ряду внешнеполитических вопросов, в частности в сфере торговли. Пока нельзя сказать, кто станет кандидатом от республиканцев. Лишь единицы из основных претендентов обладают опытом в сфере внешней политики. Многие из них — действующие губернаторы (как Крис Кристи из Нью-Джерси, Джеб Буш из Флориды и Скотт Уокер из Висконсина), которые по определению заняты внутренними проблемами своих штатов. Самый большой опыт у двух кандидатов — это сенатор Марко Рубио и сенатор Рэнд Пол. Оба провели в Сенате всего четыре года, но входили в состав профильных комитетов (Рубио — Комитета по международным отношениям и разведке, а Пол — Комитета по национальной безопасности и международным отношениям). У Рубио и Пола также имеется четкий взгляд на внешнюю политику: Рубио в целом поддерживает неоконсервативный подход, тогда как Пол неоднократно заявлял о себе как о реалисте во внешней политике и стремился отмежеваться от некоторых либертарианских воззрений своего отца, бывшего конгрессмена Рона Пола.

3. Доверие к словам

Группа исследователей из Дартмутского института политики в области здравоохранения и клинической практики и Университета Карнеги-Меллон обнаружила, что употребление слов «прорыв» (breakthrough) и даже «многообещающее» (promising) в описании лекарств значительно увеличивает уверенность потребителей в их эффективности. Работа опубликована в журнале JAMA Internal Medicine. В области фармакологии слово «прорыв» имеет вполне конкретный смысл. С 2012 года Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (US Food and Drug Administration) может называть таким образом лекарства, которые «лечат серьезные или опасные для жизни состояния» или «демонстрируют значительное улучшение результатов лечения по сравнению с уже существующими видами терапии». Такая характеристика может даваться только на основании предварительных экспериментальных доказательств и позволяет получить ускоренное одобрение FDA. В то же время потребители обычно интерпретируют этот термин как подтверждение «чудодейственности» препарата. Исследование, проведенное на основе опроса 597 американцев, показало, что употребление любой из двух характеристик — «прорыв» и «многообещающее» — значительно увеличивает процент респондентов, считающих, что препарат «очень эффективен» или «абсолютно эффективен» по сравнению с группой, получившей описание лекарства, содержащее только факты (23% и 25% против 11%).

4. Польза будет

Почти 30 лет назад экономисты Роберт Солоу и Стивен Роуч пришли к выводу, что огромные инвестиции в информационные технологии так и не привели к росту экономической эффективности. Компании покупали десятки миллионов компьютеров каждый год, и Microsoft, как только стал публичной компанией, принес Биллу Гейтсу свой первый миллиард. И все же, шутил Солоу, «вы можете увидеть компьютерную эру всюду, кроме статистики производительности». К концу 1990-х годов экономисты Эрик Бриньолфссон и Лорин Хитт опровергли парадокс производительности, раскрыв проблемы в измерении производительности труда в секторе услуг. Они установили наличие длительного разрыва между инвестициями в технологии и экономической отдачей от них. Сегодня, пишут экономисты Мартин Бейли и Джеймс Маника в колонке для Project Syndicate, мы переживаем похожий момент в истории «интернета вещей» — подключения практически всех машин и приборов к цифровым сетям. Как прежде с компьютерами, возможности кажутся бесконечными, а данные еще не показывают роста производительности. Авторы прогнозируют, что к 2025 году экономический эффект «интернета вещей» составит $3,9–11,1 трлн год, что эквивалентно примерно 11% мирового ВВП.

5. Вслед за папой

Для современной России проблема передачи бизнеса по наследству пока нова: многие пионеры предпринимательства только подошли к рубежу 50–55 лет (типичный старт бизнеса приходился на конец 1980-х — начало 1990-х) и задумались о проблеме преемственности. Профессор ВШЭ Елена Рождественская рассмотрела вопрос с точки зрения самих преемников. Ее исследование «Отцы и дети: преемственность бизнеса и благосостояния в семьях собственников крупного бизнеса в России» основано на 16 интервью с взрослыми детьми крупных бизнесменов. Автор предложила детям состоятельных родителей распланировать основные события их биографии. Оказалось, что в среднем на развитие бизнеса опрошенные отводят лишь около 15 лет. К 30 годам они рассчитывают достичь финансовой независимости, к 40 — построить собственный бизнес. Однако уже после 45–50 лет они планируют отойти от активного участия в делах и уделять основное время «отдыху, развлечениям и хобби». При этом лишь каждый третий намерен иметь самостоятельное дело. Больше половины хотели бы участвовать в родительском бизнесе.

6. Полезная девальвация

Спад производства в российском ТЭК в 2014–2015 годах и последовавшее за ним восстановление представляют существенный интерес для анализа. Причины запаздывающего и относительно небольшого падения производства в добывающем секторе связаны с различиями в динамике рублевых цен экспорта на российскую нефть и обменного курса доллара. В 2014 году рублевые цены на российскую экспортируемую нефть (данные ФТС о фактических поставках) начали снижаться уже после падения биржевых долларовых цен на нефть и начала ослабления рубля, что объясняется изменившейся политикой Банка России, который перестал сдерживать колебания валютного курса. Резкое укрепление доллара практически полностью компенсировало снижение цены на нефть в долларовом выражении, рублевая экспортная цена российской нефти не падала (и даже немного росла) вплоть до конца 2014 года. После стабилизации на валютном рынке и небольшого долларового удорожания нефти на мировых биржах (в I и II кварталах 2015-го) рублевые экспортные цены пошли вниз, однако фактически это произошло с трехмесячным лагом относительно падения биржевых цен на нефть и ослабления рубля. В результате выпуск в секторе добычи полезных ископаемых в российской экономике начал сокращаться только в первые месяцы 2015 года.

7. Чистый ввод/вывод энергомощностей в Европе, 2008–2014 годы, МВт

С 2008 по 2014 год новые мощности в Европе вводились в основном в сфере солнечной и ветровой энергетики, на третьей позиции — газовые электростанции. Наибольший объем выведенных из эксплуатации мощностей приходится на станции, работающие на лигните (буром угле). Станции, работающие на каменном угле, немного нарастили мощности. При этом надо отметить значительное сокращение числа новых вводов электростанций в Европе в 2013 и 2014 годах по сравнению с пиком новых вводов в 2012-м.

Новости партнеров