Комбинация с Великим | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Комбинация с Великим

читайте также
+1190 просмотров за суткиРусская рулетка. Как западные нефтяные компании выучили правила игры +86 просмотров за суткиАмериканский нефтяник Бун Пикенс рассказал, как не потерять оптимизм в 89 лет +47 просмотров за суткиСложные углеводороды. Будущее Норвегии зависит от нефтегазовой компании Statoil ASA +6 просмотров за сутки«Сахалин Энерджи» возглавила рейтинг экологической ответственности нефтегазовых компаний +4 просмотров за суткиНефть дорожает, рубль крепнет. Страны ОПЕК+ продлили сделку до конца 2018 года +10 просмотров за суткиПрогнозы и сюрпризы от ОПЕК. Что будет с ценами на нефть к концу года +3 просмотров за суткиБольшие надежды. Каковы будут итоги заседания ОПЕК +42 просмотров за суткиНефтяная весна. Почему Саудовская Аравия ищет дружбы Москвы +25 просмотров за суткиРаспродажа на $35 млрд: Суверенный фонд Норвегии избавляется от акций нефтегазовых гигантов +3 просмотров за суткиСаудиты меняют ландшафт мировой экономики Нефтяной марафон. 10 стран-лидеров по экспорту «черного золота» +1 просмотров за суткиСухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию 4% и $44 за баррель: ЦБ ждет ускорения инфляции и снижения цен на нефть в 2018 году За дымовой завесой. Как утилизация углекислого газа изменит мир После ареста: как антикоррупционная кампания в Саудовской Аравии заставила вырасти цены на нефть Прерванная связь. Как дорожающая нефть повлияет на курс рубля +7 просмотров за суткиГеография цен. В каких странах дешевле всего добывать нефть Безумство храбрых. Как американцы инвестировали в добычу нефти в Иракском Курдистане А если снова кризис? Минфин занижает расходы и будущие доходы бюджета +6 просмотров за суткиСимволический жест. Кого испугают американские санкции по российским энергетическим проектам Солнце Востока. Зачем страны Персидского залива развивают возобновляемую энергетику
#Внуково 03.11.2015 00:00

Комбинация с Великим

Совладелец аэропорта Внуково Виталий Ванцев открыл гигантское месторождение нефти и близок к сделке на $3,5 млрд. Появится ли в стране новый нефтяной генерал?

Заняться нефтяным бизнесом Виталия Ванцева, по его признанию, убедил тесть, астрофизик по специальности — Борис Богушев. Он рассказал зятю о небольшой компании АФБ, которая занимается геологоразведкой в Астраханской области. Совладелец Внуково согласился инвестировать в АФБ, и в 2014 году компания объявила об открытии гигантского месторождения в Астраханской области, получившего название «Великое» за свои запасы — около 300 млн т нефти и 90 млрд куб. м газа. «Таких крупных открытий в России не происходило уже более 20 лет», — гласил пресс-релиз Минприроды. Предыдущее месторождение сопоставимого размера — Ванкорское (500 млн т нефти) — было открыто еще в советские времена. 

Впрочем, до начала добычи на Великом еще далеко: предстоит провести доразведку и доказать запасы, построить новые скважины, подключиться к трубопроводной системе. Большим знатоком нефтедобычи Ванцев себя не считает, поэтому в этот проект он пригласил партнера — компанию «Газпром нефть». Отдать ей контрольный пакет в компании АФБ он не боится: нефтяным бизнесом должны заниматься профессионалы, а ему достаточно 49%, рассказывает в интервью Forbes Ванцев. Он надеется закрыть сделку до конца года. Forbes выяснял, как авиатору удалось найти большую нефть. 

Предсказание астрофизика

На первый взгляд все логично: где самолеты — там и топливо. С середины 1990-x годов Виталий Ванцев управлял поставками авиационного керосина во Внуково с Московского и Рязанского НПЗ, а затем стал одним из совладельцев аэропорта. Частная компания «Внуково-инвест», в которой ему принадлежало 18%, построила новый ТЗК, центр бизнес-авиации, пассажирский терминал. Ванцев — младший партнер совладельца USM Holdings Андрея Скоча (№18, $5,7 млрд), активами которого управляет его отец Владимир Скоч. После объединения частных и государственных активов во Внуково по указу президента Владимира Путина Ванцев может получить 13,5% объединенной компании. 

Когда Ванцев услышал от тестя о существовании компании АФБ, та владела лицензией на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья надсолевой части Тамбовского участка в Харабалинском районе Астраханской области, то есть на глубине примерно до 2000 м. Для более глубокого бурения — в подсолевом комплексе — нужна была отдельная лицензия, и на нее у компании денег уже не было. К идее инвестировать в АФБ Ванцев сначала отнесся скептически. Сомнения вполне оправданные: добыча нефти — непрофильный для него бизнес, а что если нефти там нет? «Я даже говорил тестю: вы что, разорить меня хотите?» — смеется Ванцев. 

Данных о запасах Тамбовского участка тогда не было, а его ресурсы оценивались довольно скромно — всего в 2 млн т нефти. Но Богушев нашел аргументы. Тамбовский участок находится на территории Прикаспийской нефтегазоносной провинции, в подсолевом комплексе которого уже открыты гигантские залежи углеводородов: Астраханское газоконденсатное месторождение (2,5 трлн кубометров газа), месторождения в Казахстане — Кашаган (общие запасы 6 млрд т нефти и 1 трлн куб. м газа), Тенгиз (общие запасы 3 млрд т нефти) и др. Это позволяло надеяться на большие запасы Тамбовского участка. Кроме того, месторождение в Прикаспийской низменности близко и к рынкам сбыта, и к транспортной инфраструктуре: неподалеку пролегает нефтепровод, соединяющий месторождение Тенгиз с пунктом перевалки в Новороссийске. 

И Ванцев решил рискнуть. Первые 37,8 млн рублей на лицензию он выделил АФБ в 2011 году, а затем выкупил компанию у ее владельцев за $35 млн (кто они, Ванцев не говорит, в СПАРКе они упомянуты просто как граждане РФ). И уже в 2012 году специалисты компании пришли к выводу, что сырья на территории Тамбовского участка может быть в сотни раз больше, чем разведано. Но это предстояло еще доказать. 

Для сопровождения геологоразведочных работ он сразу же привлек зарубежного аудитора. Как выяснил Forbes, это американская компания DeGolyer and MacNaughton, которая специализируется на геологических, геофизических исследованиях, инженерном анализе, оценке запасов. Исполнительный вице-президент DeGolyer and MacNaughton Чарльз Бойет подтвердил Forbes, что его компания действительно сотрудничала с АФБ, но обсуждать подробности не стал.

В геологоразведочные работы Ванцев вложил еще $35 млн. Глубина бурения была большая, признает он. АФБ пробурила первую скважину глубиной около 5000 м. Для сравнения: глубина залегания нефти на крупнейших российских месторождениях в 2–2,5 раза меньше. Но низкое расположение углеводородов — характерная особенность Прикаспийской нефтегазоносной провинции. К тому же, указывает Ванцев, у скважины оказался очень высокий дебит: в других провинциях нужно пробурить пять скважин, чтобы добывать столько же нефти. 

Впрочем, радоваться находке совладельцу Внуково, не очень хорошо разбиравшемуся в тонкостях нефтедобычи, пришлось недолго. Оказалось, что самое трудное — не найти нефть, а доказать ее наличие чиновникам из профильных ведомств. 

«Нам не верили»

Процессы открытия нефтяных месторождений, регистрации их запасов и ввода их в эксплуатацию в России строго регламентированы. Сначала компания, владеющая лицензией, проводит разведку, бурит несколько пробных скважин и оценивает запасы месторождения. Затем она предоставляет свои расчеты в Роснедра и государственную комиссию по запасам полезных ископаемых (ГКЗ). Если специалисты ведомства подтверждают оценку, ГКЗ и Министерство природных ресурсов ставят заявленные запасы на баланс, то есть регистрируют их. В случае с месторождением АФБ процесс постановки запасов на баланс занял почти три года. Ванцев искренне недоумевал.

«Нам не верили, — вспоминает он. — Чиновники нам говорили: «У вас месторождение в Прикаспийской низменности, это плохой регион». Мы на это отвечали: «Как же плохой? Вот ведь рядом в Казахстане есть Тенгиз и Кашаган с запасами нефти в миллиарды тонн — это все один регион!» А они нам: «То в Казахстане, а вы в Астрахани». И так четыре раза подряд». АФБ безуспешно пыталась зарегистрировать запасы Тамбовского участка на нескольких заседаниях ГКЗ. После того как АФБ, как считает Ванцев, сняла все вопросы чиновников по существу, дискуссия зашла в тупик, и он обратился напрямую к главе Минприроды Сергею Донскому. 

До этого совладелец Внуково не был близко знаком с Донским. Но, объясняет он, в ситуации, когда его компании не давали внятного ответа на вопрос «Как сделать так, чтобы вы поверили нашим расчетам?», другого выхода не было. В авиационном бизнесе, уверяет Ванцев, он поступает точно так же — обращается с официальными письмами к министру транспорта: «Мне преференций никаких не нужно. Я просил объективного решения: если что-то еще нужно доделать, мы готовы. Но если нет оснований для отказа, то почему нам отказывают?»

Долгий процесс постановки на баланс — самая распространенная проблема с только что открытыми месторождениями, объясняет специалист Роснедр. Как правило, полученных в ходе разведки данных недостаточно, а запасы считаются по определенной формуле, в которую входит много параметров. Иногда, если параметры недостаточно обоснованны, месторождение могут на баланс и вовсе не поставить. «И в том случае ситуация была как раз похожая», — уверяет собеседник Forbes. 

По словам Ванцева, на одном из заседаний ГКЗ министр попросил своих подчиненных дать компании АФБ детальное объяснение, что с ее «документами не так». И после этого дело сдвинулось с мертвой точки, считает предприниматель. Просьб что-либо ускорить со стороны компании к министерству не было, уточнил представитель Минприроды. В конце 2013 года запасы месторождения Великое были поставлены на баланс. Об открытии в России крупного месторождения нефти объявил сам Донской, выступая на конференции «Разведка и добыча нефти: факторы устойчивого развития». «Небольшая компания рискнула, вложила средства и сделала хорошее открытие», — заявил тогда министр. В тот же день Минприроды выпустило пресс-релиз, в котором объем запасов Великого — более 300 млн т нефти — был назван «беспрецедентным». 

Казалось, Ванцев одержал победу, но эта победа была с одной оговоркой. Большая часть запасов месторождения Великое — 328,6 млн т нефти — поставлена на баланс по категории C2, то есть как предварительные и требующие дополнительного уточнения в процессе последующей разведки и разработки. Ванцев признает, что Великому нужна доразведка, и компания уже к ней готовится. «По одной скважине в принципе не может быть больших доказанных запасов по С1 (категория подтвержденных запасов), — объясняет бизнесмен. — Нужно три-четыре, а еще лучше пять скважин». 

Проект новой скважины АФБ уже сдала в экспертизу. До начала промышленной добычи Ванцеву, по его оценке, нужно вложить в проект еще $150 млн, и эти деньги он надеется инвестировать уже вместе с партнером. 

Сделка на $3,5 млрд

Весной 2014 года в интервью агентству Bloomberg Борис Богушев, ставший гендиректором АФБ в 2012 году, рассказал, что промышленная добыча нефти на Великом может начаться через 5–7 лет. Общий объем инвестиций для обустройства месторождения он оценил в $1,5 млрд. После того как запасы месторождения поставили на баланс, совладелец Внуково занялся поисками стратегического партнера. Богушев в интервью Bloomberg обмолвился, что интерес к Великому проявляют несколько крупных нефтегазовых компаний, в том числе иностранных. 

Стратегический партнер для разработки Великого нашелся довольно скоро. Зимой 2014 года стало известно о готовящейся сделке между АФБ и «Газпром нефтью». Об этом 23 декабря агентству «Интерфакс» рассказал все тот же Сергей Донской. По его словам, министерство следило за этим проектом и приветствует стремление крупной компании инвестировать в него. Сумма готовящейся сделки не называлась. Ванцев говорит, что определенной цифры пока нет, потому что нет точных данных о себестоимости добычи. Но есть ковенанты: сумма сделки зависит от стоимости барреля нефти и количества извлекаемых запасов, объясняет Ванцев: «Все будет зависеть от объемов запасов по международной классификации, которые нам еще предстоит доказать». 

Минимальная стоимость барреля запасов, по договоренности Ванцева и «Газпром нефти», составляет $1,6 за баррель, максимальная — $3. Таким образом, если АФБ докажет все 300 млн т нефти запасов, то компания может быть оценена минимум в $3,5 млрд. Сделка будет денежной, уточняет Ванцев. Это значит, что за продажу контроля в АФБ он может получить $1,8 млрд. 

С момента объявления о сделке прошло уже девять месяцев, но она до сих пор не закрыта. Почему? «Газпром нефть» отказалась от комментариев, но источник, близкий к компании, говорит, что решение о покупке пока не принято и не будет принято в ближайшее время, так как «по нему предстоит проделать еще очень много работы». О месторождении Великое еще многое неизвестно, соглашается собеседник Forbes в ГКЗ. По его словам, нельзя исключать, что запасы месторождения завышены. По статистике, подтверждаемость запасов на месторождениях по категории С2 составляет в среднем 40–50%. «То есть Великое в реальности может оказаться вдвое меньше», — подчеркивает собеседник из ГКЗ. 

«Газпром нефть» хочет окончательно убедиться в ценности месторождения, но пока сделка не закрыта, она полностью зависит от информации, предоставляемой продавцом, объяснил Forbes специалист из Роснедр. По его словам, «Газпром нефть» не может самостоятельно проводить никаких работ на месте. Не может она запрашивать какие-либо документы и в Роснедрах. Общедоступный пакет геофизических работ после конкурса по месторождению стал собственностью недропользователя. Это чем-то похоже на ситуацию с продажей автомобиля, объясняет собеседник Forbes: продавец всегда старается убедить покупателя, что автомобиль не битый, не краденый, хранился в гараже, но достоверно об этом судить можно только в мастерской, если проверить автомобиль специальными приборами.

Еще одна проблема, которая стоит перед покупателем, — экономика проекта. Поскольку нефть на пробуренной скважине залегает слишком низкая, технологии освоения Великого будут очень дорогими, уверяет собеседник Forbes в крупной нефтесервисной компании. Возможно, при нынешних ценах на нефть разработка такого месторождения кажется покупателю невыгодной и он пытается сбить цену, о которой компании договаривались изначально, предполагает аналитик Raiffeisen Андрей Полищук. Ванцев подтверждает, что на Великом будут большие капитальные затраты, но уверяет, что операционные затраты будут низкими. А на нефтяные цены он смотрит философски: «Это же проект не на год и не на два. Такие проекты создаются на десятилетия». А в такой перспективе Ванцев видит тенденцию на повышение цен. 

«Газпром нефть» взяла паузу, что связано в первую очередь с оценкой стоимости месторождения, считает Полищук. При ситуации, когда цены на нефть стремительно меняются каждый день, нефтегазовые компании концентрируются на более простых проектах с готовой инфраструктурой, которые уже сейчас приносят деньги. Великое, напротив, проект сложный. За него нужно не только заплатить крупную сумму, но и еще больше вложить в его разработку, отмечает эксперт. 

Ситуацию с забуксовавшей сделкой между АФБ и «Газпром нефтью» простой не назовешь, но Ванцев невозмутим. Он уверяет, что никаких сложностей и паузы нет, сделка может быть закрыта до конца года. За время работы в авиационной отрасли совладелец Внуково решал комбинации и посложнее. «Я хорошо помню, как мне 10 лет назад рассказывали, что аэропорт Внуково не имеет тенденции к развитию и никогда регулярные перевозки здесь развиваться не будут. Но сейчас во Внуково мы видим другое», — вспоминает предприниматель. В этом году Внуково стал единственным аэропортом Москвы, в котором растет объем перевозок: за 8 месяцев аэропорт обслужил 11,4 млн пассажиров, что на 30,4% выше показателя 2014 года. И все же правила игры в авиации и нефтяном бизнесе совсем разные. 

Углеводородный интерес

Forbes выяснил, кто из богатейших бизнесменов, сколотивших свое состояние не на нефтяных активах, все же проявляет к ним интерес.

Валентин Бухтояров

частный инвестор, бывший совладелец «Сибуглемета»

Состояние: $0,45 млрд (средства от продажи «Сибуглемета»)
Что известно о нефтяных активах: Владеет 39,62% акций нефтегазовой компании Zoltav Resources с запасами нефти 176 млн т*. Еще 39,62% акций Zoltav владеет ARA Capital сына Романа Абрамовича Аркадия. В конце сентября 2015 года пакет Бухтоярова в Zoltav на Лондонской бирже стоил около £22 млн.

Александр Лебедев

председатель совета директоров Национальной резервной корпорации

Состояние: $0,4 млрд (контрольный пакет акций Национального резервного банка, недвижимость)
Что известно о нефтяных активах: Через «НРК-Ойл» владел НК «Самара», ООО «Университет-Недра», ООО «Ключи» и «Южуралнефть» с запасами нефти 17 млн т. К 2012 году все нефтяные активы были проданы. Сумма сделок неизвестна. Летом 2015 года в интервью РБК Лебедев заявил, что может создать независимую нефтедобывающую компанию, «если введут налоги только с прибыли от добычи».

Александр Мамут

управляющий акционер Rambler & Co

Состояние: $2,5 млрд (пакеты акций в компаниях «Полиметалл» и «Группа ПИК»)
Что известно о нефтяных активах: Владеет пакетом акций в ООО «Харьяга» с запасами нефти 14,8 млн т. В 2013-2014 годах Мамут продал большую часть своей доли в «Харьяге» за $40 млн.

Юрий и Алексей Хотины

владельцы девелоперской группы «Комплексные инвестиции» (контролируют более 30 объектов недвижимости в Москве общей площадью около 2 млн кв. м)

Состояние неизвестно, доход от аренды недвижимости в 2014 году — $320 млн
Что известно о нефтяных активах: Владеют НК «Дулисьма» с запасами 14,9 млн т нефти и 29,9% акций британской Exillon Energy с запасами 71 млн т нефти. В конце сентября пакет Хотиных в Exillon Energy на Лондонской бирже стоил около £50 млн. Выручка НК «Дулисьма» за 2014 год составила 24 млрд рублей, чистая прибыль — 5,7 млрд рублей.

*Здесь и далее указаны подтвержденные и предварительные запасы по категориям С1 и С2

Источник: Forbes, СПАРК, данные из открытых источников

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться