Между ними океан | Forbes.ru
сюжеты
$56.45
69.02
ММВБ2241.29
BRENT69.76
RTS1250.79
GOLD1333.96

Между ними океан

читайте также
+2 просмотров за суткиЗолотые метры. Рынок элитного жилья в Москве оценили в 45,7 млрд рублей +2 просмотров за суткиВ Москве дешевеет недвижимость премиум-класса «Роснефть» течет на Восток. Китайская CEFC выкупает 14,2% акций у консорциума QIA и Glencore за $9,1 млрд Миллиардер в «Роснефти»: Айван Глазенберг вошел в совет директоров компании Путин о сносе пятиэтажек: «Нельзя насильно втаскивать в реновацию» Исправленному верить? Проект закона о реновации прошел второе чтение в Госдуме В Катар и обратно: часть госпакета «Роснефти» может вернуться в Россию Собянин и Лужков: как различаются программы реновации двух московских мэров Ипотека века: будут ли банки кредитовать жилье в пятиэтажках Сергей Собянин о сносе пятиэтажек: «У нас жилья на одного человека меньше, чем в Токио» Большая реновация: Сергей Собянин утвердил списки пятиэтажек под снос Реновация миллионов: Госдума одобрила программу сноса «хрущевок» в Москве Орден за приватизацию: Путин наградил главу Glencore, итальянского банкира и арабского шейха +119 просмотров за суткиГУМ, ЦУМ, «Детский мир»: кому принадлежат достопримечательности Москвы Сингапурская компания получила 19,5% «Роснефти» «Роснефть» в новой реальности +2 просмотров за суткиПриватизация «Роснефти»: сделка века? Лекция фонда Егора Гайдара «Недвижимость: покупка или аренда?» Пустующие офисы в Москве заполнятся через три года Путь «капиталистов»: как Владислав Доронин и Павел Тё создали Capital Group

Между ними океан

Forbes
Мария Абакумова Forbes Contributor, Ирина Грузинова Forbes Contributor
Почему через 25 лет разошлись пути акционеров Capital Group, которую российским партнерам помог построить основатель Glencore Марк Рич.

Незадолго до нового, 2016 года 27 сотрудников московской девелоперской компании Capital Group, проработавшие в ней не менее 10 лет, получили в подарки новенькие iPad. И никакой кризис не помешал компании сделать отличные новогодние презенты своим проверенным кадрам.

Выручка Capital Group в 2015 году, по собственным оценкам, составит 35 млрд рублей. На счету компании 71 объект в Москве в разных стадиях готовности — от сравнительно небольшого жилого комплекса Mon Sher на Якиманке до гигантского небоскреба ОКО в Москва-Сити. По размаху коммерческих проектов конкуренцию Capital Group Владислава Доронина, Павла Тё и Эдуарда Бермана когда-то составляла Mirax Group Сергея Полонского, жилых проектов — «Дон-Строй» Максима Блажко и Дмитрия Зеленова. Все компании активно набирали площадки в 2004–2007 годах, запускали новые проекты, тратили большие деньги на рекламу, и Capital Group ни в чем не отставала от конкурентов. Однако все они после кризиса 2008–2009 годов перестали существовать в первоначальном виде и с прежними собственниками, а Capital Group выжила.

За счет чего? Ни один из владельцев компании за 20 лет ее существования не дал развернутого интервью деловым СМИ. Владислав Доронин известен на весь мир благодаря пятилетнему роману с топ-моделью Наоми Кэмпбелл, однако как именно он зарабатывает десятки миллионов долларов, которые тратил на свою бывшую девушку, неизвестно. Forbes удалось узнать подлинную историю Capital Group.

Торговый представитель

«Почему «капиталисты» пережили кризис? Очень просто: они изначально развивали бизнес на американские деньги», — энергично объяснял Forbes в 2010 году один из бывших чиновников московского стройкомплекса. О таинственном инвесторе, который дал молодым Владиславу Доронину, Павлу Тё и Эдуарду Берману деньги на развитие, упоминали и другие старожилы московского рынка недвижимости, однако выглядело это типичным примером теории заговора. Как ни странно, этот легендарный инвестор действительно существовал — им был основатель трейдинговой компании Glencore Марк Рич.

10 фактов частной жизни владельцев Capital Group

Владислав Доронин

1. У Доронина есть 20-летняя дочь Екатерина, она учится за рубежом.

2. Доронин увлекался различными видами единоборств, практиковал несколько лет цигун.

3. В разное время встречался с известными моделями Наоми Кэмпбелл и Ло Цзылинь.

4. Собирает коллекцию современного искусства, в которой представлены работы Уорхола, Баския и Херста.

5. Американский художник и режиссер Джулиан Шнабель сделал портрет Владислава Доронина из осколков разбитых тарелок, которые он наносит на холсты.

Павел Тё

1. У Павла Тё шестеро детей, старший сын работает в Capital Group.

2. Жена Павла Тё Ольга Карпуть владеет бутиком дизайнерской одежды «Кузнецкий мост 20».

3. Увлекается охотой на горных козлов. В марте 2015 года подозревался в браконьерстве и убийстве снежного барса, которое он отрицал.

4. Дед Павла Тё писатель и поэт Чо Мен Хи в 20-х годах прошлого века приехал в СССР из Кореи, в 1937-м был репрессирован НКВД и казнен.

5. В 2014 году Павел Тё вошел в десятку стильных мужчин, ценителей классического стиля в одежде, по версии журнала GQ.  

 

В 1985 году в аэропорту Пулково в очереди на посадку на международный рейс стоял стройный мужчина с ярко-голубыми глазами. Он выделялся из толпы советских граждан элегантной внешностью и дефицитным импортным костюмом. Однако дело было не только во внешнем лоске. В свои 23 года Владислав Доронин был женат на иностранке и улетал в Швейцарию на ПМЖ. «Как мне удалось уехать? Сейчас сам удивляюсь, — рассказывает Доронин в интервью Forbes. — Просто очень сильно любил путешествовать и мечтал увидеть Нью-Йорк, Токио, Париж».

Доронин говорит, что первое время его мучила ностальгия, но потом стало не до того. В Цюрихе, где Доронин получал MBA, знакомые свели его с компанией Marc Rich + Co (позже Glencore), и он устроился туда работать. Рич к тому времени уже несколько лет жил в Швейцарии, покинув США из-за обвинений в грубом нарушении нефтяного эмбарго против Ирана и неуплате налогов на $48 млн. Glencore не стеснялась торговать зерном с СССР, несмотря на войну в Афганистане, заработала на этом и наладила связи с партийными и внешнеторговыми советскими боссами. Русскоязычный трейдер оказался Ричу очень кстати. Доронину удавались сделки, и постепенно Рич стал его выделять. Это выражалось в том, что россиянин мотался по всему миру и мог провести в самолете 18 из 30 дней месяца. «Когда ты работаешь на Марка Рича, он тебя имеет, — по-американски выражается  Доронин. — Ты зарабатываешь хорошие деньги, но полностью отдаешь свою жизнь работе».

После отмены в России государственной монополии на внешнюю торговлю Glencore стала одним из крупнейших трейдеров, торговавших металлом и нефтью. А Владислав Доронин в 1991 году учредил собственную компанию «Капитал Груп». Так трейдер Марка Рича постепенно становился самостоятельным бизнесменом и его партнером.

«Я приносил компании хороший доход, и у нас были хорошие личные отношения, мы дружили семьями, катались на лыжах в Швейцарии», — описывает Доронин отношения с Ричем. Он вспоминает, что Рич был человеком с железным характером, отнюдь не сентиментальным, но симпатизировал Доронину.  Тот же, в свою очередь, навсегда запомнил его как учителя и покровителя. В 1993 году оборот операций Glencore с бывшими республиками СССР составлял, по оценкам Forbes, $3–4 млрд. После распада СССР Рич покупал алюминий в России, цена металла на внутреннем рынке составляла не больше 10% от стоимости на Западе. Компания Рича, он сам и его подручные извлекали сверхприбыли из торговли всевозможным российским сырьем и особенно нефтью. Доронин говорит, что масштаб сделок, которые он проводил для Рича, исчислялся сотнями миллионов долларов. Участвуя в очередной цепочке купли и продажи товаров, он познакомился с владельцем небольшой инвестиционной компании «Новые русские» Павлом Тё и коммерсантом Эдуардом Берманом.

Арендный доход

Девелопментом Доронин, как и многие, занялся почти случайно. В 1992 году его компания реконструировала бизнес-центр на Озерковской набережной для сотрудников IBM — помогли американские связи. Партнерами Доронина в этом проекте стали Берман, разбиравшийся в строительстве, и Тё, имевший знакомых в правительстве Москвы.

«Тогда компания впервые столкнулась с требованиями, которые предъявляет крупная западная корпорация к своему офису», — говорит гендиректор Capital Group Валентина Становова. Бизнес-центр площадью 2000 кв. м не пустовал, после IBM в 1999 году его взял в аренду Институт Открытого общества Джорджа Сороса. «Строить было рискованно, но сладко, — вспоминал один из первых российских девелоперов Шалва Чигиринский. — 300% доходности! Квадратный метр сдавали по $800-1000 с трехлетней предоплатой».

К 1993 году Владислав Доронин, по собственному признанию, устал жить в самолете. Недвижимость выглядела более спокойным бизнесом, чем трейдерский, а если сдавать свои площади в аренду иностранцам, можно получать приличный доход. Доронин предложил Берману и Тё стать равноправными партнерами в «Капитал Груп» и заняться девелопментом.

«Ты не сможешь работать с недвижимостью, твоя стезя — покупать и продавать, — Рич жестко отговаривал Доронина от решения уйти в девелопмент, вспоминает бизнесмен. — Тебе тяжело будет делать long term investment, недвижимость — это очень длинные вложения». Но убедившись, что Доронин тверд, согласился помочь. «Конечно, я вложил свои личные сбережения, то, что заработал у него же, — рассказывает Доронин. — Но в то время с финансированием было очень тяжело. С самого начала Рич был нашим партнером, финансировал наши сделки, дал мощное финансовое плечо».

Участники рынка говорили,  что в начале своего существования Capital Group приобрела площадки в престижных местах на $1 млрд. Доронин не называет цифр (всегда говорит о «сотнях миллионов долларов»), но подтверждает, что с помощью денег Рича они с партнерами агрессивно скупали площадки. Компания переделывала под офисы или строила с нуля здания на улицах Образцова, Щепкина, Пятницкой, в Дегтярном переулке, а также Обыденском и Коробейниковом переулках в районе становившейся престижной Остоженки.

В кризис 1998 года ставки аренды снизились, и акционерам Capital Group пришлось вкладывать в бизнес свои средства. «Стратегия компании с самого начала была строить коммерческую недвижимость — офисные и торговые центры, сдавать их в аренду и получать хороший доход. А продавать только жилую недвижимость», — говорит Доронин. К 2007 году годовой арендный доход компании от офисных и торговых центров составлял $56 млн. Однако партнерство с Ричем прекратилось в 2004 году. Во-первых, объясняет Доронин, партнеры Capital Group нарастили собственную финансовую мускулатуру. Доронин научился привлекать деньги от российских и западных банков и фондов. Например, Eurohypo AG, дочерняя структура немецкого банка Commerzbank, выдала Capital Group одной из первых в России кредит на $200 млн (под 7,5% годовых); $130 млн пошло на строительство бизнес-центра «Капитал Плаза» в Лесном переулке. Во-вторых, компания решила поучаствовать в гонке на бурно растущем рынке жилья, а Рич одобрял только коммерческую недвижимость, приносящую рентный доход.

Кризис и башня

Осенью 2007 года Владислав Доронин с весьма озабоченным видом вошел в кабинет, где должен был начаться совет акционеров-директоров. Он только что вернулся из-за границы, где жила его семья и где он всегда проводил много времени. На рынке недвижимости США ощущался явный перегрев: банки готовы были предоставлять финансирование на 90% стоимости объекта, а то и вовсе не требовали от девелопера вложения собственных средств. «В России тоже все брали кредиты и скупали новые проекты, — вспоминает Доронин. — Я сказал партнерам, что нам нужно быть осторожнее и перестать наращивать кредитный портфель». В результате, по словам Доронина, когда грянул кризис, долговая нагрузка Capital Group была около $700 млн, на 30-40% ниже, чем у конкурентов.

Во время кризиса 2008 года рушились судьбы ключевых игроков российского рынка недвижимости. АФК «Система» передала ВТБ за символические 60 рублей контрольный пакет акций «Галс-девелопмент» в обмен на реструктуризацию долга в $700 млн. За символические 500 рублей ВТБ досталась компания «Дон-Строй», раньше принадлежавшая Максиму Блажко и Дмитрию Зеленину. Они не смогли погасить кредиты на $500 млн. Кирилл Писарев и Юрий Жуков потеряли свою ГК «ПИК», которая за долги досталась Сулейману Керимову, а потом еще раз сменила владельцев. Шалва Чигиринский лишился всех своих крупных проектов. Сергей Полонский потерял Mirax Group, которая перестала существовать, а кредиторы в лице Альфа-банка арестовали башню «Федерация» в Москва-Сити и другие активы компании.

По оценкам Forbes, выручка Capital Group (компания никогда не раскрывала своих финансовых показателей) в 2008 году достигла 17 млрд рублей, в стадии строительства было 13 объектов, включая крупные комплексы «Авеню 77» (350 000 кв. м) и «Город столиц» в Москва-Сити. По словам Евгения Штрауха, который с 2005-го по 2008-й был руководителем жилых проектов в Capital Group, у компании было 42 проекта в разной стадии разработки.

В феврале 2009 года компания просрочила выплату по кредиту в $400 млн, который Сбербанк выдал под «Город столиц» (размер открытой кредитной линии доходил до $1,5 млрд). Залогом по кредиту были площади в недостроенном здании, и девелопер предложил банку забрать залог и выделить дополнительные деньги, чтобы достроить башню.

По словам источника, близкого к Сбербанку, переговоры об открытии кредитной линии под проект «Город столиц» вел Владислав Доронин, а о реструктуризации — Павел Тё. Почему именно он? Как объяснял Тё, он всегда специализировался в компании на связи с госструктурами. «Павел Тё — это понимание строительного рынка, стройкомплекса Москвы», — добавляет генеральный директор компании Валентина Становова. Он хорошо знаком с Сергеем Цоем, который был пресс-секретарем мэра Юрия Лужкова («Это мой товарищ», — говорит о нем Тё). Если Доронин занимался привлечением инвестиций и маркетингом, а Берман — непосредственно стройкой, то на Тё лежали все многочисленные договоренности и согласования. Активисты протестного движения против точечной застройки в 2008 году рассказывали, что Capital Group сумела довести жилой комплекс «Город яхт» до девятого этажа без разрешения на строительство и что ее представители всячески подчеркивали на встречах с жителями и активистами свою близость к московской власти.

«Я два месяца ходил в Сбербанк как на работу, — вспоминает Тё. — Решение о реструктуризации нашего долга принимал лично Греф. Мне удалось убедить его, что наш бизнес — не финансовая пирамида». По словам Тё, компания выполнила все обязательства перед Сбербанком. 60 000 кв. м были распроданы, существенную часть апартаментов в «Городе столиц», по данным нескольких источников Forbes, выкупила группа О1 Бориса Минца (в компании это отрицают). Однако сейчас в Сбербанке Capital Group не кредитуется, сообщила Валентина Становова.

Новое лицо Capital Group

«Сейчас я, в частности, отвечаю за операционное руководство компанией», — аккуратно формулирует Павел Тё. И он, и Владислав Доронин (поговорить с Эдуардом Берманом Forbes не удалось) утверждают, что решения по-прежнему принимаются коллегиально, однако в последние годы в компании наблюдается ряд новшеств.

Во-первых, она стала привлекать партнеров в свои проекты. Владислав Доронин долго не мог вспомнить фамилию миллиардера Гаврила Юшваева, однако именно этот бывший совладелец «Вимм-Билль-Данна» инвестировал $300 млн во второй проект Capital Group в Москва-Сити ОКО и станет партнером компании в проекте редевелопмента территории Мелькомбината №4 (за счет инвесторов планируется построить 250 000 кв.  м жилья).

Во-вторых, компания, которая всегда занималась только жильем бизнес-класса, двинулась в сторону массового жилья. На месте птицефабрики «Красногорская» в Митино, которую Capital Group выкупила у бывшего владельца ФК «Уралсиб» Николая Цветкова, компания планирует возвести почти 1 млн кв. м, и около 700 000 кв. м будет жильем экономкласса. По словам заместителя генерального директора компании ГВСУ «Центр», которая будет генподрядчиком и соинвестором проекта, Владимира Савчука, в связи с кризисом Capital Group захотела расширить линейку продуктов, поэтому пошла в экономкласс. Объем инвестиций оценивается в 60 млрд рублей.

В-третьих, структуры компании вышли на рынок господрядов. По данным РБК, за прошедший год власти Москвы потратили на ремонт улиц 20 млрд рублей, из них почти 4,5 млрд досталось компании «Спецстрой», которую РБК связывает с Capital Group. В прессе сообщается, что Александр Бирюков, сын Петра Бирюкова, профильного чиновника в московской мэрии, отвечающего за сектор ЖКХ, ремонта и благоустройства, начинал карьеру в Capital Group.  «Этим летом (2015 год. — Forbes) мы выполнили заказов правительства Москвы на 4,5 млрд рублей, — подтверждает сумму Тё. — Мы провели работу по благоустройству вылетных магистралей, люди работали по 24 часа в сутки, мы можем гордиться своей работой».

Самый громкий проект Capital Group 2015 года — выкуп за $163 млн на аукционе правительства Москвы участка площадью 3 га на Софийской набережной. Когда-то этот участок принадлежал структурам, которые связывали с экс-депутатом Госдумы Ашотом Егиазаряном, а потом много раз переходил из рук в руки; вокруг него кипели споры и велись тяжбы, пока, наконец, его не приобрела Capital Group. Точнее — Павел Тё. «Это мой личный проект, мои инвестиции, — объясняет бизнесмен Forbes. — Мы пять лет присматривались к этому участку». Capital Group будет работать на этом объекте как fee-developer, объясняет Владислав Доронин: придумывать концепцию, проектировать, налаживать продажи, но не вкладывать деньги. Инвестор Павел Тё оценивает затраты на строительство 40 000 кв. м в 25 млрд рублей.

Есть еще несколько проектов, в которых партнеры Тё финансово не участвуют, например реконструкция теннисных кортов на Краснопресненской набережной (110 000 кв. м жилой и коммерческой недвижимости). Вместе с миллиардером Александром Светаковым, владельцем группы «Абсолют», Тё будет участвовать в застройке территории Бадаевского пивоваренного завода. Кроме того, готовится сделка по покупке еще одного участка на Софийской набережной.

Получается, что основные крупные и перспективные проекты Capital Group либо принадлежат Павлу Тё, либо он их курирует (микрорайон в Митино). «Павел более рисковый, чем я, — рассуждает Владислав Доронин. — Он считает, что сегодня в России хорошая ситуация, чтобы вкладывать, покупать недорого и получить в будущем хорошие дивиденды». Тё подчеркивает, что не интересуется активами за рубежом. «Я живу и работаю в России, и все, что у меня есть, я заработал здесь и считаю, что надо инвестировать в Россию», — объясняет он. Третий партнер Эдуард Берман, самый закрытый из всех, является совладельцем управляющих компаний «Город столиц» и «Имперский дом» и, вероятно, сосредоточен на проблемах стройки и управления. Зато живущий с 1985 года за границей Владислав Доронин давно подыскивает объекты для инвестиций за пределами России.

Ученик Марка Рича

Нельзя сказать, что Доронин плохо говорит по-русски. Однако ему явно требуется несколько секунд, чтобы подобрать нужное слово, и какие-то выражения он мысленно переводит с английского. «У нас с Марком Ричем были прямые отношения (direct relationship) до самого последнего дня, — говорит бизнесмен. — Я ему очень благодарен, он помог мне практически с нуля стать тем, кто я есть сейчас, он учил меня бизнесу, делился контактами и всегда давал добрый совет».

В 2014 году Владислав Доронин стал героем публикаций в респектабельной английской и американской деловой прессе, например Wall Street Journal и Financial Times. Поводом послужил его конфликт с 42-летним американским бизнесменом Омаром Аманатом из-за сети роскошных отелей Aman Resorts.

В 1990 году Марк Рич отправил 28-летнего Владислава Доронина в Гонконг проворачивать сделки в Азии. Он много путешествовал по региону и однажды остановился в отеле Amanpuri в Таиланде на острове Пхукет. «Честно говоря, я был потрясен уровнем сервиса и их новой особой концепцией (первый отель будущей сети открылся за два года до этого. — Forbes)», — вспоминает Владислав Доронин. Amanpuri предлагает постояльцам отдельно стоящие павильоны и виллы с видом на океан или роскошный тропический сад.

За 25 лет основатель отеля индонезийский бизнесмен Адриан Зека сумел создать сеть Aman Resorts из 30 отелей класса люкс не только в Азии, но и в США, Карибском регионе, Европе и Африке. Развитие оплачивали инвесторы, но Зека продолжал управлять всей сетью сам. Останавливаться в отелях Aman Resorts полюбили многие известные бизнесмены, в том числе Билл Гейтс и Марк Цукерберг.

В 2013 году основной на тот момент владелец сети, крупнейший индийский девелопер DLF Group столкнулся с проблемами на родине и выставил сеть на продажу. Адриан Зека участвовал в битве за свое детище в партнерстве с американским бизнесменом Омаром Аманатом. Аманат неплохо заработал на стартапах, связанных с онлайн-торговлей, а деньги вкладывал в Голливуд. Однако необходимых $358 млн у Аманата не было.

Именно тогда, когда основатель Aman Resorts и его американский партнер были в сложном положении, к сделке подключился Владислав Доронин. «Это одна из лучших гостиниц в мире», — объясняет он. Доронин пообещал помочь деньгами. В декабре 2013 года было подписано предварительное акционерное соглашение между Дорониным и Аманатом, а уже в феврале 2014-го была заключена сделка: они купили Aman Resorts за $358 млн.

Стороны создали компанию Peak Hotels and Resorts Group Limited (PHRGL). Доронин внес в ее капитал $115 млн, структуры Аманата — $65 млн (по версии Доронина, $55 млн). Компания Доронина Pontwelly, кроме того, предоставила PHRGL кредит на $168 млн. Бизнесмен из России получил 65% акций, компании Аманата — 35%, однако в подписанном обеими сторонами акционерном соглашении говорилось, что оба акционера будут иметь равные права в управлении и по два представителя в совете директоров (Аманат позже обосновывал это тем, что за ним стоит менеджмент сети отелей). «К сожалению, все происходило очень быстро, и у меня не было времени тщательно проверить компанию», — говорит теперь Доронин. По версии Доронина, он старался развивать Aman Resorts. «Я планировал расширять ее деятельность в сторону городских отелей класса люкс — в Токио, Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Майами, Лондоне, Париже, — рассказывает бизнесмен. — Для этого и покупал». И столкнулся с гринмейлом со стороны Аманата, который пытался заставить партнера выкупить его долю с наценкой или с дисконтом продать свою. Такую позицию сторона Доронина излагала в ходе разбирательств в Высоком суде Лондона.

Позиция Омара Аманата также представлена в судебных документах и подробно изложена на его официальном сайте omaramanat.com. По его версии, Аманат сразу после заключения сделки стал искать партнера, который помог бы рефинансировать долг в $168 млн перед компанией Pontwelly. В марте 2014-го он познакомился со шведским бизнесменом Йоханом Элиашем. Он специализировался на производстве спортивных товаров, но выразил желание стать соинвестором проекта Aman Resorts и предложил Аманату $50 млн, позже этот долг должен был конвертироваться в акции. Адвокаты Аманата говорили в суде, что Элиаш уверял, будто знаком с Дорониным, но поверхностно (просто потому, что жена Элиаша — хорошая подруга Наоми Кэмпбелл, уточнял Аманат на сайте).

Однако как только Элиаш занял одно из двух мест в совете директоров, которое было закреплено за стороной Аманата, он якобы стал действовать в интересах Доронина. Аманат не мог досрочно вернуть ему долг, так как акционерное соглашение не предоставляло ему такой возможности, и был взбешен — его влияние на компанию таяло.

Двадцать первого апреля, накануне заседания совета директоров PHRGL Владислав Доронин пригласил на ужин в свой дом в Майами Адриана Зеку и Йохана Элиаша. Они обсуждали текущие дела, но Зека встал в позу и угрожал уволиться, если два акционера созданной им сети отелей не перестанут ссориться друг с другом. Реакция последовала мгновенно — на следующий день прямо на заседании совета Зека услышал, что он уволен. Уже через неделю его вместе с помощницей и секретаршей не пустили на рабочие места, днем позже пришедшего в офис Адриана Зеку вывели из здания охранники. Позднее отельер узнал, что компания расторгла договор, в соответствии с которым он арендует дом, где жил с семьей больше 15 лет.

В июне Аманат обратился в суд, где оспорил увольнение Зеки и размывание своей доли в компании (Доронин пообещал вложить $200 млн, второй акционер этого сделать не мог). Разбирательства до сих пор продолжаются, причем не только в Лондоне, но и в Нью-Йорке. Доронин, впрочем, говорит, что он уже установил полный контроль над компанией: в августе 2015 года она не смогла выплатить проценты по кредиту в $168 млн. Ожидается, что окончательный вердикт Высокий суд Лондона вынесет не раньше марта 2016 года.

Как бы то ни было, это не первый случай, когда Владислав Доронин проявляет достойную Марка Рича жесткость по отношению к контрагентам. Знаменитый голландский архитектор Эрик ван Эгераат в 2008 году говорил Forbes, что ни один застройщик ни в одной стране не поступал с ним так нечестно, как партнеры из Capital Group. Эгераат доказал в Стокгольмском суде, что после четырех лет сотрудничества ему недоплатили $4,7 млн. Впрочем, Capital Group успешно защищалась в судах, и в итоге все закончилось мировым соглашением, свои претензии голландец отозвал.

Закрытый клуб

Пока Павел Тё осваивает все новые площадки в Москве, Владислав Доронин смотрит в другую сторону. Aman Resorts — не единственный крупный объект для инвестиций. «Я вкладываю деньги туда, где мне самому приятно жить, — рассказывает Доронин. — Причем не в страны, а в города. Мне нравится жить в Москве, Нью-Йорке и Майами. После кризиса 2008 года цены на недвижимость в Нью-Йорке упали, но сейчас они выше, чем были до кризиса. То же самое в Майами».

В Майами у Доронина два совместных проекта с компанией CMC Group девелопера Уго Коломбо. Он почти 30 лет строит в городе жилую и коммерческую недвижимость класса люкс. Крупнейший проект Доронина и Коломбо — 64-этажный жилой дом на 549 апартаментов Brickell Flatiron с бассейном на верхнем этаже и панорамным видом на центр города. На этом участке еще в 2006 году должно было начаться строительство офисной башни, однако из-за кризиса проект остановили, и в 2014 году Коломбо и Доронин купили участок за $21 млн. В ноябре 2015 года девелопер заявил, что более чем на 50% апартаментов уже есть покупатели, при этом разрешение на строительство Коломбо надеется получить в январе 2016-го.

В апреле 2015 года Доронин в партнерстве с девелопером Майклом Шво выкупил офисную часть знаменитого небоскреба Crown Building. Этажи с четвертого по 26-й общей площадью 27 000 кв. м переделают в люксовый отель. Сумма сделки составила $500 млн. Откуда средства? «Привлечь финансирование на проект в Нью-Йорке не проблема, — уверяет Доронин. — Для покупки этого здания мне дали кредит под 3,25% годовых». По его словам, самое сложное в реализации девелоперских проектов в Нью-Йорке и Майами — не привлечь финансирование, а просто получить объект, попасть в закрытый круг местных сильных девелоперов, которым не нужны партнеры. Кто открыл ему доступ в этот круг? Доронин ссылается на контакты, оставшиеся от Марка Рича, кроме того, во время ралли цен на недвижимость в России он помогал инвестировать деньги многим иностранным бизнесменам и фондам.

«Я давно старался, упорно работал, — описывает свой путь на рынок недвижимости США Доронин. — Смотрел объект за объектом, не получалось с одним — пытался купить следующий, и так много раз. Отчасти мне просто повезло, но наконец я сумел получить несколько проектов в Америке».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться