Парад недовольных

Федор Лукьянов Forbes Contributor
Почему Хиллари Клинтон рискует стать президентом одного срока.

Весь мир ошарашенно следит за президентской кампанией в Соединенных Штатах. Это всегда шоу, но такого не было давно. Главный республиканский претендент Джеб Буш проваливается с таким треском, что озадачены даже его недоброжелатели. Ставленников истеблишмента прокатывают чуть ли не повсеместно. Неофит Дональд Трамп бьет конкурентов, сметая все каноны современной политкорректности. 74-летний сенатор-социалист Берни Сандерс, которого никто в упор не видел на фоне фаворита демократической аристократии Хиллари Клинтон, не желает сойти с дистанции, собирая восторженные толпы молодежи. Слава Богу, Рейган не дожил…

Америка на распутье. Четверть века назад США неожиданно для себя оказались в одиночестве на вершине мировой политической пирамиды. Хотя Джордж Буш — старший уже в январе 1992 года, через месяц после исчезновения СССР, официально объявил о победе Америки в холодной войне, чувство эйфории пришло не сразу.

Самоустранение главного соперника стало сюрпризом — приятным, но и чем-то пугающим. «Потеря контроля» — так называлась первая после краха Советского Союза книга Збигнева Бжезинского, одного из наиболее изощренных американских стратегов. Самоуверенность наступила ближе к концу 1990-х, когда Мадлен Олбрайт, госсекретарь во второй администрации Билла Клинтона, назвала Соединенные Штаты «незаменимой державой».

Эпоха с конца 1990-х до середины 2000-х — пик американского доминирования, торжество сначала идеологической и экономической, а потом и военно-политической мощи Соединенных Штатов.

Параллельно, правда, начали все явственнее проявляться непреднамеренные последствия глобализации, которая стала главным продуктом американского лидерства в мире после холодной войны. Подъем незападных держав, прежде всего Китая, которые постепенно обернули себе на пользу американоцентричную глобальную систему — как минимум в экономической части. Политическое пробуждение народов «третьего мира» (о последствиях которого еще в начале 2000-х написал тот же Бжезинский). Перенапряжение сил США, попытавшихся взять на себя роль даже не мирового жандарма, а всеобщего судьи, шерифа и духовного руководителя одновременно.

При всех многочисленных отличиях президентств демократа Клинтона и республиканца Буша-младшего они составляют единую эпоху — веры во всевластие Соединенных Штатов. Либералы-интервенционисты девяностых и неоконсерваторы двухтысячных — формально непримиримые оппоненты. Фактически — приверженцы идеи, что Америка вправе и в состоянии менять мир по своему образу и подобию.

Барак Обама на деле — оппонент и тех и других. Он осознает ограниченность возможностей в радикально (и не на американский лад) изменившемся международном контексте. Идей о том, как теперь себя вести, у администрации нет, поэтому подход Обамы утрированно осторожный и сверхрациональный. По сути — не вмешиваться всерьез никуда, где нет гарантированного успеха. Со стороны выглядит как слабость и нерешительность, что электризует всех оппонентов и справа, и слева. Слоган «Вернем Америке величие» стал одиозным, поскольку его взял на вооружение Трамп, но разделяют такую цель многие.

Вот только как? До сих пор кампания — парад недовольных тем, куда идет страна. Беднеющие белые мужчины (тоже результат экономической глобализации) — электорат Трампа. Студенты, которые не видят для себя будущего, горой за Сандерса. Возмущенные упадком морали и засильем государства — за Круза. Практически все ставленники истеблишмента начиная с Буша-третьего выброшены из гонки. По внешней политике не звучит ничего хоть сколько-нибудь внятного — проклятия в адрес Обамы и обещания сделать все иначе.

Парадокс, конечно, в том, что президентом, скорее всего, станет Хиллари Клинтон. В первую очередь потому, что обе партии в кризисе: демократы не могут выдвинуть никого помоложе, а у республиканцев — вакханалия фриков. Но еще один президент по фамилии Клинтон не будет значить возврата к политическому «бизнесу как обычно». Хиллари не вызывает энтузиазма ни у кого, включая тех, кто считает ее достойным кандидатом, всей жизнью заслужившим Овальный кабинет. Но ни драйва, ни идей…

Скорее всего, ее время будет интерлюдией (один срок), откладыванием выработки нового курса Соединенных Штатов. А он неизбежен на фоне перемен как внутри самой Америки, так и на международной арене. И кандидаты с другим видением того, как США должны действовать в дальнейшем, вступят в борьбу в 2020 году.

Новости партнеров