Состояния в опьянении

Игорь Сердюк Forbes Contributor
Покупка винодельческого хозяйства — это и прихоть, и инвестиция.

«Если вы хотите стать миллионером, купите шато, — гласит известная в профессиональном винном сообществе шутка. — Не пройдет и пяти лет, как из миллиардера вы превратитесь в миллионера». Но нет правила без исключений.

Дорогу к непреходящим ценностям винного мира для крупного капитала проложили бароны Ротшильды. В 1853 году, за два года до проведения первой классификации винных замков Бордо, Натаниэль де Ротшильд приобрел Chateau Brane Mouton (будущий Chateau Mouton-Rothschild), а в 1868 году Джеймс де Ротшильд разорился на «лучший среди лучших» Chateau Lafite. Ротшильды с тех пор обеднели не сильно, но с миром вина герб этой семьи банкиров стал ассоциироваться даже больше, чем с миром финансов.

Пример предприимчивых финансистов оказался весьма заразительным. В XX веке, в нелегкие для Бордо времена, исторические винные замки распродавались увлеченным красивой винной темой капиталистам. Chateau Haut-Brion достался американскому банкиру Кларенсу Диллону, Chateau Margaux — «французскому греку» Андре Менцелопулосу. Когда исторических замков на продажу перестало хватать, капиталисты стали инвестировать в малоизвестные шато. Так, барон Эдмон де Ротшильд, швейцарский банкир и совладелец Lafite, купил бордоское хозяйство Chateau Clarke и почти с нуля вывел его на уровень признанного Grand Cru. А когда поднялась волна инвестиций в виноделие Нового Света, он предложил партнерство южноафриканскому миллиардеру Антону Руперту для создания «лучшего вина ЮАР» под маркой Rupert & Rothschild. Многолетние вложения в переоборудование хозяйств и развитие виноградников окупились сполна — начиная с 1980-х годов лучшие вина стали быстро и кратно расти в цене. На новой волне спроса в элитарное виноделие пришло новое поколение капиталистов. В 1993 году легендарный Chateau Latour перешел в руки французского магната Франсуа Пино. Сделку за £86 млн тогда посчитали «мужским капризом». Однако спустя четверть века, когда рыночная стоимость Chateau Latour выросла в восемь раз, эту покупку разбирают на курсах MBA как пример долгосрочного капиталовложения. Бернар Арно, сделав состояние на аксессуарах Louis Vuitton и парфюмерно-косметической сети Sephora, сначала получил контроль над Moet-Hennessy, а в конце 1990-х приобрел исторические винные замки Chateau Cheval Blanc (вместе с бельгийским миллиардером Альбером Фрером) и Chateau d’Yquem. С приходом Арно в винный мир лучшие шато, наверное, окончательно закрепились в категории роскоши.

В мировом списке миллиардеров не менее 20 имен напрямую связаны с алкогольным бизнесом. Правда, свои состояния большинство фигурантов сколотили или на крепком алкоголе, или на пиве. На винных дрожжах смогли подняться очень немногие, и почти исключительно французы: Пьер Кастель (его семейная группа совмещает винный, пивной и безалкогольный бизнес), Бернар Магре (вино, портвейн, виски), Жан-Пьер Кайяр (портвейн Cruz, скотч и водка). Некоторые — как наши соотечественники Юрий Шефлер и Рустам Тарико — разбогатев на производстве и продаже крепкого алкоголя, позже проявили интерес и к виноделию.

И все же для большинства сильных мира сего виноделие остается красивым способом потратить деньги. Новая очередь за входными билетами в этот клуб может выстроиться из представителей Юго-Восточной Азии. Вслед за недавней новостью о покупке китайской актрисой-миллиардершей Вики Жао сент-эмильонского гран крю Chateau Monlot с виноградником площадью 7 га мир облетело известие, что основатель интернет-ресурса Alibaba Джек Ма закрыл сделку по приобретению Chateau de Sours. Обладатель состояния $21,5 млрд выбрал основанный в 1785 году импозантный замок в винодельческом субрегионе бордо Entre-Deux-Mers, из которого хочет сделать «мини-Версаль».

Впрочем, Джек Ма не забывает о виноделии. Над переустройством винного погреба работает команда, недавно реконструировавшая Chateau Cheval Blanc, а экономической оптимизацией займется административный центр, который будет управлять бордоскими хозяйствами Джека Ма и Вики Жао — его хорошей знакомой. «Преимущества масштабной экономики известны китайским инвесторам, — сообщалось в официальном пресс-релизе. — Поэтому в ближайшее время можно ждать новых приобретений винных шато и негоциантских компаний».

Российские мультимиллионеры на волне патриотических настроений начали вкладывать деньги в отечественное виноделие. Крупный капитал работает в таких хозяйствах, как «Абрау-Дюрсо», «Лефкадия», «Гай-Кодзор», Alma Valley, «Солнечная Долина», «Золотая Балка» и некоторых других. Но раскрывать свою причастность к этим проектам пока решаются не все инвесторы.

Хотя виноделие считается самым верным из трех способов спустить состояние, оно, в отличие от азартных игр и любовных авантюр, все-таки открывает перед человеком путь к мудрости и смирению. портала SWN

Новости партнеров