Как марафонские забеги помогают строить бизнес

Forbes
Анастасия Жохова Forbes Contributor, Рябова Дарья Forbes Contributor, Юлия Чайкина Forbes Staff
Михаил Кокорев Фото Артема Голощапова для Forbes
Бег как удовольствие, отличный способ самоорганизации и борьба с самим собой

Михаил Кокорев поджарый и стройный, по офису передвигается стремительно. У него все строго по расписанию: утром — дети (их у него шестеро), днем — офисные дела, вечером — тренировка. Кокореву — 47 лет, он — финансовый директор ООО «Управляющая компания» (девелоперский бизнес в Центральном регионе РФ), заслуженный мастер спорта по легкой атлетике, трехкратный чемпион мира по бегу на 100 км в командном зачете, обладатель командного рекорда по бегу на 100 км в составе сборной России (рекорд не побит до сих пор).

В первую десятку победителей самого престижного в мире сверхмарафона The Comrades я попал с первого же раза, в 1996 году. 87,6 км я пробежал за 5 часов 42 минуты и занял восьмое место. Непосвященному может показаться, что это не бог весть какой результат. Однако попасть в первую десятку среди 15 000 участников со всего мира — для непрофессионала весьма почетно. За победу на The Comrades первые десять победителей получили тогда очень приличные денежные призы и золотую медаль из рук самого Нельсона Манделы.

Я бегаю марафоны и сверхмарафоны. И это не случайно. Во время учебы в МГУ я занимался лыжным спортом. Легко сдал норматив на первый разряд, а вот до показателя на мастера спорта мне не хватило 30 секунд. Тогда я бросил лыжи и стал бегать. Бег дает возможность совмещать спорт и работу, ведь это одно из самых простых и доступных спортивных удовольствий. В 1991 году я впервые участвовал в ММММ (Московский Международный Марафон Мира, дистанция — 42,195 км) и с результатом 2 часа 35 минут занял семьдесят какое-то место. Зато через несколько месяцев ту же самую дистанцию на чемпионате России в Зеленоградске я пробежал за 2 часа 22 минуты и 36 секунд. До мастера спорта снова не хватило 30 с чем-то секунд.

Тогда я решил попробовать себя в сверхмарафоне. Сейчас я думаю, что судьба специально подталкивала именно к этому виду, где я мог бы показать максимальный результат. Рассуждал так: раз короткие дистанции, 5 км или 10 км, я бегу плохо, марафоны — чуть лучше, значит сверхмарафон я должен пробежать совсем хорошо. Так оно и вышло. В 1993 году на чемпионате России 100 км я пробежал за 6 часов 48 минут и стал мастером спорта (норматив — 7 часов на 100-километровой дистанции). Потом я неоднократно участвовал в чемпионатах мира и Европы по 100 км, выполнил норматив заслуженного мастера спорта России и наконец удовлетворил свои спортивные амбиции.

Правила бега

Александр Чебуркин

29 лет, сотрудник Научного центра молекулярно-генетических исследований «ДНК-диагностика», чемпион России по горному бегу, чемпион Москвы по полумарафону и марафону, рекордсмен московского кросса им. А. Карпова

1 Бег — прекрасный способ самореализации и удовлетворения тщеславия.

Многие не занимались бы этим видом спорта, если бы не были уверены, что могут победить. В детстве вас могли считать щуплым и не брать в спортсекции. Но фраза «У тебя не получится» только усиливает желание доказать обратное и победить.

2 Главное правило марафонца — тренироваться каждый день.

Если этого не делать, будьте уверены: вас запросто обгонит опытный бегун даже очень преклонного возраста. Для марафонца нормально пробегать не менее 110 км в неделю, а еще лучше — 160–180 км в неделю. Бегать нужно в любую погоду, тренировку может отменить только камнепад.

3 Бег — полезный наркотик.

При циклических нагрузках, особенно при беге, чем больше занимаешься, тем больше эндорфинов выделяется. По своему воздействию на человеческий организм эндорфины на несколько порядков сильнее героина. Поэтому после тренировки у опытного бегуна хорошее настроение и самочувствие.

4 Утром побегал — весь день свободен.

Классический уик-энд бегуна — с утра набегаться, позавтракать и уснуть до вечера, а в воскресенье снова бег. Если перестать тренироваться, то сначала возникает прилив энергии. Сна достаточно по пять часов, голова отлично работает. Но спустя несколько месяцев организм входит в режим экономии энергии, появляются болячки, о которых, бегая, забывал. И снова тянет в спорт.

5 Бег — лучшее лекарство.

Бег помогает побороть астму, аллергию, диабет, гипертонию. Ибо ничто и никто так не помогает прожить долгую жизнь, как дозированная физическая аэробная нагрузка. Можно выйти на пробежку усталым, но через полчаса бега вдруг появляется скорость и легкость. У большинства современных людей голова устает, а тело нет.

6 Бег самодостаточен.

У бегунов-новичков есть стереотип: воткни наушники, скачай музыкальное приложение, накинь капюшон на голову и беги. Это неправильно. Надо научиться бегать без приспособлений, сосредоточиться на себе, на своем темпе и скорости. Неординарные решения вопросов, над которыми думал весь день, приходят именно во время бега.

7 Бегать — это небезопасно.

Самое безобидное — зимой поскользнуться в лесу, в 10 км от дома, подвернуть или сломать ногу либо порвать связку. Также опасно бегать по пешеходным переходам, даже на зеленый свет. Водители не всегда соблюдают правила и не в состоянии оценить вашу скорость движения. Еще одна проблема — стаи диких собак, а также домашние животные и их хозяева.

8 Горный бег — это ходьба на четвереньках.

Будьте готовы, что придется лезть в гору по колено в грязи, возможно, с использованием рук, так что лучше всегда иметь при себе перчатки. Если в равнинном беге важна скорость, то в горном — выносливость и терпение. Тем, кто бегает менее года, в этом «издевательстве над собой» лучше не участвовать.

9 Правильная экипировка — залог успеха.

Одежда для бега не так важна, она должна быть просто удобной. А вот кроссовки нужны специальные, сделанные для бега.

Так же, как и другие, я пришел в спорт, чтобы побеждать и получать удовольствие. Несмотря на травмы и перегрузки. Это такая своеобразная возможность расширить свой кругозор — сначала спланировать необычную цель, а потом добиться ее и убедиться, что ты смог сделать и это. Чем сложнее цель, чем больше трудностей ты преодолел и больше страданий перенес, тем ценнее результат. Вот это желание все время преодолевать трудности и побеждать становится своеобразным наркотиком.

Бег стал для меня обязательным условием жизни. И такая жизнь требует высокой степени самоорганизации. За день нужно многое успеть: утром детей в школу, днем на работу, где надо решить кучу проблем, вечером забрать детей из кружков, а потом еще и на тренировку. Я бегаю каждый день от 40 минут до полутора часов (получается от 50 до 100 км в неделю), в выходные дни бегаю только в первой половине дня и не более двух часов, потому что остальное время — для семьи и детей. Мои домашние, несмотря на мое вечернее отсутствие, терпят такой образ жизни, понимая, что это необходимое условие моего существования. Они знают, что каждый день в 20:30 у меня тренировка и я не буду ее отменять ни по каким причинам. Да, я эгоист, но в семейной жизни я стараюсь свести эгоизм к минимуму. Даже отпуск планирую исходя из возможностей побегать. Последние два года, например, мы проводили летний отпуск в Крыму, в районе Судака. Там даже спортивную дорожку искать не надо, потому что природа сама позаботилась о любителях и равнинного, и горного бега.

Спорт помогает эмоционально. Работа финансового директора по определению нервная. Мы реконструируем заводские здания в Краснодарском крае, Тамбовской, Брянской, Костромской областях для последующей перепродажи. Не все идет гладко, приходится решать кучу проблем, находясь в Москве. Как ни перенервничал в офисе, выбегаешь на улицу и сразу отключаешься от рабочих проблем, вернее, переключаешься на спортивный лад, давая отдых мозгам и эмоциям. У кого-то одна жизнь, а я проживаю две жизни одновременно. В первой у меня все как у обычных людей — жена, дети, карьера, в другой — победы и спортивный азарт.

Ну и конечно, спорт — это здоровье и активность в любом возрасте, как бы банально это ни звучало. Пример для меня — ветераны нашего клуба любителей бега, даже в почтенном возрасте они активны и выносливы! Поэтому не бегать я уже не могу. Конечно, не всегда хочется выходить из дома, а тем более бежать. В таких случаях я себя заставляю, думаю о будущем соревновании, где представляю себя уже победителем.

Кстати, марафон — это еще и возможность посмотреть мир. Я бегал в таких экзотических местах, как Бермуды, Фиджи, Вьетнам и Индия. На таком спортивном хобби можно вполне прилично зарабатывать. Например, за первое место на The Comrades победитель получает до $100 000 и слиток из чистого золота. Но у меня шестеро детей, поэтому сверхмарафоны — это только хобби.

Самый популярный вопрос, который задают марафонцам: о чем вы думаете, когда бегаете часами? Я отвечаю честно: «Да ни о чем». Вернее, так: все время приходится думать о дистанции, скорости и соперниках. Но это рабочие моменты. А вообще первые 50–60 км дистанции я получаю удовольствие и от самого бега, и от окружающей обстановки. Тот же The Comrades проходит в очень красивой южноафриканской провинции Квазулу-Натал. Добавьте к природе огромное количество участников (до 20 000 человек, в то время как в обычных сверхмарафонах участвуют 2000–3000 человек), пристальное внимание со стороны местного населения, которое болеет за нас, и телетрансляцию в прямом эфире на протяжении всех 11 часов — получается незабываемое зрелище. Так проходит первая часть сверхмарафона со стороны участника, а вот последние 30–40 км надо уже просто дотерпеть, потому что бежать приходится через боль. Тут уже не до обзора местности.

Сверхмарафон — это в первую очередь борьба с самим собой. Тело хоть и подготовлено, но на второй половине дистанции оно начинает нестерпимо болеть. А еще важно не просто бежать, но и поддерживать скорость. И главное — необходимо правильно распределить силы на всю дистанцию. Важно не бояться пропустить кого-то вперед, не стоит быстро стартовать и бежать впереди всех, ведь в конце концов каждый покажет тот результат, на который способен. Чем медленнее начинаешь, тем лучше результат, особенно на сверхдлинных дистанциях.

Ну и конечно, «второе дыхание». На том же победном для меня The Comrades, когда оставалось совсем немного до финиша, у меня начала снижаться скорость. Решил, что вот сейчас меня все и обгонят. И вот уже мимо меня пробежал один бегун, и от группы своей я безнадежно отстал... А потом открылось то самое «второе дыхание». Ко мне оно приходит не так часто, но все свои лучшие результаты я показываю именно с ним.

Этой весной мне захотелось новых, экстремальных ощущений и я попробовал себя в скайраннинге на Эльбрусе. Приехав в Азау за два дня до старта, в соревнованиях я потерпел неудачу — не дошел до вершины 100 м по высоте. Как и предупреждали опытные альпинисты, не хватило времени на акклиматизацию. Мы из Азау стартовали с точки в 2350 м, и практически до отметки 5200 м я шел вполне прилично, затратив около 4 часов от времени старта. После, уже с трудом дойдя до отметки 5350 м за 4,5 часа, я в полной мере прочувствовал, что такое горная болезнь. Чтобы представить, что я почувствовал тогда, вспомните свою самую-самую большую пьянку, когда вы теряли координацию, вас шатало, а мозги отключались так, что вы не понимали, куда идете. Именно такое состояние было у меня, но без грамма алкоголя. Я шел и падал, шел и падал, и это уже был никакой не спорт.

Когда я дошел до врача, дежурившего на дистанции, и упал около него, он меня поднял, долго-долго осматривал, потом поморщился, махнул рукой и сказал: «Ладно, иди. Может, дойдешь». И вот оставшиеся несколько сотен метров я шел нереально долго — ставил перед собой палки, делал три шага, потом пытался удержать равновесие. Но на последних ста метрах у меня не осталось сил, даже чтобы карабкаться. Я слетел с тропы и понял, что на этом все закончилось. На тропу меня вытащили уже на веревке. Обратно меня держали под руки, но ноги я переставлял самостоятельно — это стало единственным утешением в скайраннинге на Эльбрусе. Несмотря на неудачу, в ближайшие пять лет я планирую повторить забег на Эльбрус. И хочу еще раз пробежать 100 км на чемпионате мира и попытаться выиграть его среди ветеранов.

Новости партнеров