Мадридский музей определил, как звучит мировой финансовый кризис

Фото DPA / ТАСС
До 19 апреля в пространстве Хрустального дворца, бывшей оранжереи, — аудио-инсталляция Лотара Баумгартена «Корабль тонет, лед трещит».

Хрустальный дворец в Мадриде архитектора Рикардо Веласкеса Боско — испанский вариант Хрустального дворца Джозефа Пакстона, установленного в 1851 году в лондонском Гайд Парке во время Всемирной выставки. Джозеф Пакстон, создатель новой архитектуры из сериийно-тиражируемых деталей, проще говоря «хай-тек», по образованию был садовником и до лондонского павильона прославился оранжереей, которую он построил в имении герцога Девонширского. Рассматривая кувшинку Викторию Регию в герцогской оранжерее, Пакстон понял как конструировать большие постройки из стекла: прожилки листа кувшинки ветвятся, образуя сеть тонких прожилок, которая связывает весь лист в прочную структуру. Пакстон использовал крупные строительные балки как прожилки, от которых отходят распорки, а от них более тонкие связи, которые удерживают стеклянные листы. Такая конструкция обеспечила легкость сооружения и одновременно его прочность. Сияющий солнечными бликами Хрустальный дворец так впечатлял очевидцев, что посмотреть на него приезжали и Чернышевский, и Достоевский, и Герцен, и даже нервическая дама Шарлотта Бронте, которая боялась толпы, была пять раз.

В 1887 году к выставке тропических растений из Филиппин, тогда испанской колонии, архитектор Рикардо Веласкес Боско создал в центре Мадрида свой Хрустальный дворец, гигантскую оранжерею: арочные галереи достигают в высоту 14,6 м, а купол — 22,6 м. Оранжерея много лет считалась самым большим зданием испанской столицы. В 1936 году здесь был избран второй президент республики — ничего более вместительного в Мадриде не нашлось. В 1975 году оранжерею отреставрировали, а в 1990-м она стала служить выставочным пространством Центра искусств королевы Софии.

Немецкий художник Лотар Баумгартен не в первый раз сотрудничает с музеем королевы Софии. Но в этот раз его инсталляция «Корабль тонет, лед трещит» особенная — в ней нет ничего кроме звука, который наполняет пустое пространство Хрустального дворца. Звуки сталкивающихся друг с другом льдин, бьющегося стекла, непрерывно повторяются. Фонограмму инсталляции Баумгартен записывал в разных местах мира: лед на Гудзоне, звуки воды в лесах Амазонки, где обитает племя Яномами, которое уже не раз фигурировало в проектах Баумгартена.

Художник, чье детство прошло среди руин послевоенной Германии, выпускник дюсельдорфской академии художеств, ученик Йозефа Бойса, Баумгартен неутомимо ведет тему этно-культурных пересечений, колоний и метрополий, слияний и поглощений народов и государств.

Рассказывая о новой работе Баумгартена, директор музея королевы Софии Мануэль Борха-Вийель отметил: «Главное качество Лотара — художник никогда буквально не фиксирует явление. Он ищет новые способы его отразить. Баумгартен соединяет звуки сталкивающихся льдин и звуки разбившегося стекла. Лед и стекло такие же хрупкие, как и весь окружающий нас мир, как экономика, на наших глазах погружающаяся в пучину, как европейская цивилизация на грани коллапса».

Услышать звуки мировой финансовой системы можно всю зиму и весну до 19 апреля.

Новости партнеров