Видали Ленина в оранжевом гробу: в Лондоне — выставка русского аванграда

Борис Кустодиев «Большевик» Фото Royal Academy of Arts
В Королевской академии художеств до 17 апреля открыта экспозиция «Революция: русское искусство 1917-1932 годов».

Всего 200 работ, чтобы рассказать о том, что же такое — революция 1917 года в России. Выставка в Королевской академии художеств — первая ласточка в череде арт-проектов и ретроспектив, которые запланированы на год в Лондоне и других мировых столицах. По праву первенства галерея академии показывает только абсолютные хиты из собрания Третьяковской галереи. Центральный восьмиугольный зал академии занимает необычная конструкция, то ли гигансткое насекомое, то ли скелет птицекрылого динозавтра. Это реконструкция Летатлина — аппарата типа планера, придуманного Владимиром Татлиным. Изучив скелеты птиц, художник разрабатывал летательные велосипеды для рабочих. «Летательный аппарат как объект художественной конструкции мною выработан потому, что это наиболее сложная динамичная материальная форма, которая может войти в обиход советских масс как предмет ширпотреба... Летательный аппарат — форма, которая отвечает потребности момента в преодолении человеком пространства», — так объяснял автор назначение своего изобретения. Над Летатлинами или орнитоптерами Татлин работал с 1929 по 1932 год. Было создано три экземпляра. Из них сохранился один, сейчас он хранится в Музее ВВС в Монине. Европейские музеи современного искусства регулярно предпринимают попытки реконструировать Летатлин.

Так вышло, что Летатлин не летал. Что-то не сложилось с расчетами. Сейчас его утилитарные качества почти не важны. Он — поэтический символ, выражение отчаянных надежд на революцию. О том, что происходило с людьми, как менялся их внутренний, и внешний, предметный мир, рассказывает агитационный фарфор, плакаты, уличная агитация, фотографии и фильмы Эйзенштейна, продуктовые карточки и текстиль дизайна авангардистов. Как написал арт-обозреватель Telegraph, тщательно воссозданный бытовой портрет эпохи по силе эмоционального воздействия не уступает знаменитой живописи.

Живописная подборка — тоже своего рода реконструкция выставки 1932 года, которая стала водоразделом, отделившим авангард от официального советского искусства. В ноябре 1932 года в Русском музее Ленинграда прошла юбилейная выставка «Художники РСФСР за 15 лет. 1917—1932», где были представлены тысячи работ, созданных за годы революции. Хотя выставку открывала работа Каземира Малевича, висящая сразу при входе, торжеству авангардистов пришел конец, государство сделало ставку на социалистический реализм. За недостаточное понимание момента куратор выставки Николай Пунин был отпаравлен в ГУЛаг. Про это лондонская выставка рассказывает отдельно: специальный зал посвящен теме репрессированных художников.

В Королевской академии художеств выставлены только первые имена русского искусства. Малевич, Кандинский, Шагал, — в его «Прогулке» жена Белла парит в небе как розовый воздушный змей. Певец совесткой власти Александр Дейнека. В Лондоне показывют две его станковые работы — женщин с мощными телами на стройке коммунизма и «Текстильщиц», которые сейчас смотрятся как кадр из футуристического фильма Стенли Кубрика.

Затем идет Кузьма Петров-Водкин, тонкий светлый художник. Он еще помнит свою поездку по Италии, искусство Ренессанса переполняет его. Взгляните на «Петроградскую мадонну» 1920 года. А вот его изящный, безупречный натрюрморт: длинная тонкая селедка, две мытые картофелина и засохшая горбушка черного хлеба: вот и вся роскошь застолья 1918 года. Но розовая скатерть — символ праздника, — меняет настроение, превращая голодный паек в пиршество.

На десять лет со дня смерти Ленина Петров-Водкин напишет усопшего вождя в оранжевом гробу, — полотно, лишенное всякой романтики. В финале выставки — зал с названием « Сталинская утопия», заполннный изображениями мускулистых блондинов-физкультурников. Telegraph пишет, что от этого отптимичтеского зрелища пробирает нервная дрожь.

Новости партнеров