От €10 000 и выше: сколько московские театры платят режиссерам-иностранцам | Forbes.ru
сюжеты
$56.63
69.24
ММВБ2287.73
BRENT68.85
RTS1272.64
GOLD1330.18

От €10 000 и выше: сколько московские театры платят режиссерам-иностранцам

читайте также
+72 просмотров за суткиБерлин, Венеция, Краснодар: кому московские меценаты дают деньги +17 просмотров за суткиЧто делать во Владивостоке: сокровища новой культурной столицы +5 просмотров за суткиЗа 2017 год Третьяковка получила в дар 1936 работ послевоенного и современного искусства +16 просмотров за сутки€20,3 млн в год: кто, где и за сколько продает современное российское искусство +4 просмотров за суткиКак продать «Родину»: бизнесмены помогли Виноградову-Дубосарскому писать картину +11 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» +4 просмотров за суткиОткрытка от художника — дорогой подарок на Новый год +5 просмотров за суткиСтивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство» +8 просмотров за суткиПродает и показывает Владивосток: современное искусство с молотка, недорого Что покупать начинающему коллекционеру на Art Basel Miami Beach BMW запускает дроны в небе над Майами +7 просмотров за суткиОт Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо Япония: что смотреть, где есть и как себя вести. Путеводитель Forbes Life Дары мадридского двора: Третьяковка получила Буха За прошлую неделю на аукционах было продано произведений искусства на $2,3 млрд. Как так вышло? Сцена или гардероб: как люди с аутизмом работают в сфере культуры На аукционе Phillips — Пикассо за $1 млн из коллекции продюсера Элвиса Пресли +21 просмотров за суткиВладимир Овчаренко: «Современное искусство работает как Telegram» +8 просмотров за суткиАбстракционист Шон Скалли: «Я — однорукий боксер» +5 просмотров за суткиЧто произойдет с арт-рынком, когда закончатся «Кувшинки» Клода Моне и иссякнет Пабло Пикассо? Предприниматель Владимир Некрасов подарил Третьяковке 35 работ Гелия Коржева

От €10 000 и выше: сколько московские театры платят режиссерам-иностранцам

«Ивонна, принцесса Бургундская» Гжегожа Яжины в Театре наций Мария Зайвый
Спектакли Робера Лепажа, Томаса Остермайера, Деклана Доннеллана и других звезд театрального мира идут на сценах Москвы. Forbes Life выяснил, во сколько это обходится театрам и почему они готовы на любые траты

Театр наций

Главным поставщиком спектаклей именитых иностранцев считается Театр наций. Здесь идет многолетний хит Алвиса Херманиса «Рассказы Шукшина» с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой. «Гамлет-коллаж» Робера Лепажа, спектакль-шоу, в котором всех шекспировских героев играет Евгений Миронов. Авангардный хит Роберта Уилсона «Сказки Пушкина». Скандальный спектакль «Фрекен Жюли» худрука берлинского «Шаубюне» Томаса Остермайера.

Недавняя премьера — «Ивонна, принцесса Бургундская» поляка Гжегожа Яжины, ученика Кристиана Люпы. 

В чем сложность. Мария Ревякина, директор Театра наций: «Все это известные режиссеры, каждый со своим взглядом и стилем, интереснейшей творческой биографией. Договориться с ними не так просто (у них очень плотный график), этим обычно занимается художественный руководитель Театра наций Евгений Миронов и его заместитель Роман Должанский». 

Роман Должанский, заместитель художественного руководителя: «Сложностей в такой работе хватает, начиная с согласований времени репетиций и выпуска. Переговоры с Уилсоном, например, продолжались больше восьми лет, начиная с выбора материала, отбора актеров, выполнения задач постановочной частью театра и заканчивая самым важным — подготовкой публики к восприятию театрального произведения. Работа по подготовке зрителя — самое сложное испытание для тех, кто работает с режиссерами-«иностранцами». Мы ищем подготовленного зрителя, но и стараемся  просвещать тех, кто идет «на громкие имена». Про спектакль Уилсона снят документальный фильм «Сказки Пушкина. Версия авангардиста», а перед премьерой спектакля «Ивонна, принцесса Бургундская» в Новом Пространстве Театра Наций прошла ретроспектива видеопоказов спектаклей Гжегожа Яжины, выставка работ его соавторов-художников, творческие встречи со зрителями. Каждый спектакль иностранного режиссера — это испытание и для артистов, потому что за время подготовки спектакля нужно найти общий язык, понять и договориться о содержании и форме, и для постановочной труппы, потому что требования мастеров всегда максималистские. В спектаклях Уилсона, Херманиса, Остермайера, Някрошюса, Яжины в Театре Наций заняты опытные и талантливые профессионалы — Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Игорь Гордин, Наталья Павленкова,  Агриппина Стеклова, Александр Феклистов. Вместе с ними работают Юлия Пересильд, Дарья Мороз, Анна Галинова, Елена Николаева, Олег Савцов, Михаил Тройник, Дарья Урсуляк. Такая работа, где встречаются миры — мир режиссера и российская актерская школа, мир художника, мыслящего свободно, независимо от процессов объявления тендеров, и привычный способ работы отечественного театрального производства, — приносит выдающиеся и иногда неожиданные результаты. Профессионалы говорят, что спектакль Гжегожа Яжины «Ивонна, принцесса Бургундская» — одна из его лучших постановок. В Варшаве билеты на гастрольные показы спектакля Театра наций были раскуплены за 20 минут».

Цена вопроса.  «Конечно, такие постановки стоят дороже, — рассказывает директор Театра наций Мария Ревякина. —  Но не потому, что гонорар зарубежных режиссеров отличается от гонорара наших коллег. Цифры сопоставимы.  Просто умножайте их на курс евро. Кроме прочего, театр берет на себя обязательства по оплате проживания всех приглашенных лиц, перелеты. Плюс переводчик, и часто не один, поскольку режиссер, как правило, привозит с собой постановочную группу. Гонорар в этом случае приходится умножать на количество человек. Если это большой проект, как  правило, главные источники финансирования — спонсоры и партнеры. На бюджет рассчитывать не приходится.  К счастью, у Театра наций серьезные партнеры: Сбербанк России, Фонд Михаила Прохорова,  Breguet, СИБУР. Без них мы бы не выпустили ни Лепажа, ни Уилсона, ни Яжину.

В театре не окупается ни одна постановка. Театр — дело убыточное в любой стране. Театр может жить, если существует государственная поддержка и спонсорство. В любом случае за счет субсидий». 

«Ивонна, принцесса Бургундская» Гжегожа Яжины в Театре наций

Электротеатр Станиславский

Худрук Борис Юхананов озвучил идею «создать в Электротеатре центр мировой режиссуры». Спектаклем-открытием стали «Вакханки» Теодороса Терзопулоса. Затем появились спектакли главного провокатора итальянской сцены Ромео Кастеллуччи («Человеческое использование человеческих существ») и худрука Рурской Триеннале Хайнера Геббельса («Макс Блэк, или 62 способа подпереть голову рукой»).

В чем сложность. «Не думаю, что есть какие-то особенные сложности, связанные с постановками зарубежных режиссеров на нашей сцене. Дело в том, что подготовка к их приезду начинается за год-два. Все нюансы оговариваются заранее. Единственное, что могу утверждать,  — у западных мэтров больше требований к трудовой дисциплине», — говорит Ирина Золина, директор Электротеатра. 

Цена вопроса.  «Такие постановки не намного дороже. Порядок гонораров плюс-минус одинаковый. Главный нюанс — имя режиссера, его статус. Кроме этого, приходится вписывать в статьи расходов оплату проживания (обычно мэтры приезжают на 10-20 дней выпуска спектакля), перелеты, переводчиков. Все это берет на себя принимающая сторона. 

Гонорар иностранных режиссеров начинается от  €10 000. Но я не беру в расчет постановочные и расходы на проживание. Постановочные расходы — отдельная тема. У каждого художника свое видение спектакля. У Теодороса Терзопулоса, к примеру,  минималистичная сценография. Соответственно, недорогая. У Хайнера Геббельса в спектакле много пиротехнических трюков. Обеспечить безопасность стоит немалых денег. Первоначальные затраты на постановку составили порядка 5 млн рублей.

В первые года 2-3 постановки себя не окупают. Это реноме тетра, обозначение уровня, привлечение зрителя, который интересуется не только русским, но и европейским театром». 

МХТ им. Чехова 

МХТ им. Чехова редко приглашает зарубежных режиссеров, недавнее исключение — постановка польского режиссера Яны Кляты «Макбет»: Шекспир в декорациях американского блокбастера под хит Адель Skyfall.

В чем сложность. «Я бы не выделял постановки зарубежных режиссеров. На мой взгляд, иностранные режиссеры больше внимания уделяют визуальной составляющей спектакля, картинке. Наши режиссеры с актерами работают гораздо глубже, тщательнее, плодотворнее», — говорит Юрий Кравец, директор МХТ им. Чехова.

Цена вопроса.  «Источники финансирования постановок всегда разные. В основном это, конечно, спонсоры. У спектакля Яна Кляты «Макбет» — внебюджетный источник, это наши, кровно заработанные театром деньги. Общая стоимость — порядка 13 млн рублей. Кстати, это дешевле средней цены, которая обычно составляет 15 млн рублей за постановку, если говорить обо всех расходах, включая налоги. Разницы в гонорарах русских и иностранных режиссеров нет. Но выше налоги». 

Мастерская Петра Фоменко

Главная премьера сезона в «Мастерской»  — «Амфитрион» французского режиссера Кристофа Рока. Фоменки впервые доверились зарубежному мэтру. Кристофа Рока, кстати, многие критики считают «наследником» режиссерской манеры Петра Фоменко.

В чем сложность. Из трудностей, не связанных с финансами, директор театра Андрей Воробьев называет общение режиссера с актерами через переводчика.  «Это сильно замедлило процесс выпуска. Еще были сложности, связанные с художественным переводом произведения. В нашем случае тексты и смыслы Мольера не всегда точно соответствовали переводу Брюсова. Приходилось подолгу с этим разбираться. Также Рок был обеспокоен сохранением спектакля в том виде, в котором он его выпустил. Он, безусловно, допускал возможность роста и развития постановки, но требовал включить в договор пункт, согласно которому он как автор имел бы право в одностороннем порядке запретить дальнейшую эксплуатацию спектакля. Особенно Рока волновала внешняя форма, картинка, костюмы, грим, прически, спецэффекты».

Цена вопроса. «У нас нет практики приглашения на постановки иностранных режиссеров. «Амфитрион» — результат мастер-класса. Поэтому его бюджет не сильно отличался от бюджета обычной нашей премьеры», — говорит директор «Мастерской» Андрей Воробьев. «Все они финансируются из средств государственной субсидии, которую мы получаем от учредителя — Департамента культуры города Москвы, средств, полученных театром от приносящей доход деятельности, а также из благотворительных пожертвований меценатов. В среднем это — 6-18 млн рублей. 

В Мастерской Фоменко гонорар режиссера-постановщика по созданию камерного спектакля — от 500 000 рублей, при создании спектакля большой формы — от 1 млн рублей. Многое зависит от сложности, продолжительности постановки и от имени режиссера. Бюджет постановки с участием иностранцев выше. К гонорарам следует добавить расходы на авиаперелеты, гостиницу, трансферы, суточные».

Театр им. Евг. Вахтангова

У руля вахтанговского театра — литовец Римас Туминас. Но его давно принято считать «своим» — руководить театром его приглашал сам Михаил Ульянов. Нынешний сезон вахтанговцы открывали премьерой румынского режиссера  Сильвиу Пуркарете. Он поставил  «Мнимого больного» с Сергеем Маковецким в главной роли. 

Цена вопроса. «Постановки иностранных режиссеров однозначно обходятся театру дороже, — рассказывает директор театра им. Евг. Вахтангова Кирилл Крок. — Гонорары зарубежных мэтров выплачиваются в евро. Когда мы приглашали Сильвиу Пуркарете, тряслись над курсом валют, чтобы он не скакнул резко или, наоборот, не обвалился. Потому что условия законодательства такие, что все договоры, которые официально заключены и опубликованы, не могут быть изменены. Кроме того, если мы приглашаем режиссера к себе, то даем ему право самому собрать команду: художника по костюмам, по свету, композитора, сценографа. Разумеется, финансирует все театр. 

Гонорары, которые запрашивают крупные иностранные режиссеры —  от €30 000 за постановку». 

В чем сложность.  «Театр — это всегда вложение средств. И уравнение со множеством неизвестных вплоть до премьеры. А бывает, что и на премьере еще непонятно, окупит спектакль себя или нет. Понравится зрителю или не очень».

Театр им. А. С. Пушкина

Англичанин Деклан Доннеллан, старый друг худрука Евгения Писарева, поставил спектакль «Мера за меру».  Это один из хитов репертуара, с ним  театр Пушкина объездил полмира, побывал на Эдинбургском фестивале. 

Цена вопроса.  «Конечно, спектакли зарубежных режиссеров — это другие финансовые затраты. Несмотря на то, что наши режиссеры (многие из них) тоже стали очень дорогими, все же им не нужно оплачивать визы, билеты на самолет, гостиницы.  Режиссер-иностранец привозит с собой художника-иностранца, композитора и хореографа. Расходы театра увеличиваются. Это высокие налоги. 30% только НДФЛ, понимаете? Если мы работаем с русскими режиссерами, налоги у них гораздо меньше. А если они оформлены как ИП, тогда эти налоги сводятся к 6-7% и входят в сумму договора. Кроме того, с налогами разбирается сам режиссер.  

Когда мы работаем с норвежским режиссером Йо Стромгреном или француженкой Брижит Жак-Важман, это один порядок цифр. Гонорав в районе €15 000 за спектакль. Такие мэтры, как Деклан Доннеллан, стоят гораздо больше.  

Если  бы не заключили внутренний договор о том, что спектакль Деклана на нашей сцене — копродукция с его театром Cheek by Jowl, и не поделили бы расходы и доходы, «Меры за меры» бы в нашем репертуаре не было. 

Чтобы приглашать великих и знаменитых, нужны другие деньги. Я не знаю, какие театры могут себе это позволить без дополнительных вливаний. Должна быть или спонсорская помощь, или отдельные гранты Минкульта».

В чем сложность. «Когда мы работаем с лицензионными пьесами или музыкой (музыка для спектакля «Рождество О`Генри», например, написана иностранным композитором), мы платим ему авторские. Как вы знаете,  сейчас узаконили интеллектуальное право режиссеров. Но в РФ они не получают отчислений. А иностранцы привыкли к отчислениям. Как режиссер, я за них рад и завидую. Как худрук, кусаю локти, потому что за каждый спектакль мне нужно выплачивать определенные суммы. Они могут быть символическими, но тем не менее.

Окупятся спектакли или нет, заранее никогда не известно. «Эстроген»  Стромгрена прошел всего 5 раз. Я не могу назвать это творческой неудачей. Это было любопытно для театра и актеров. Но коммерческого успеха не было, пришлось спектакль снять. А благодаря спектаклю Деклана мы были номинированы на различные премии и что-то даже получили, объездили весь мир. Спектакль невероятно востребован за границей. Он в буквальном смысле открыл дорогу театру Пушкина в мир».

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться