Деклан Доннеллан: «Шекспира ненавидят — он заставляет людей чувствовать себя посредственностями»

Мария Ганиянц Forbes Contributor
Деклан Доннеллан Фото Fairfax Media via Getty Images
Британский режиссер Деклан Доннеллан, известный миру неординарными постановками классики, поговорил с Forbes о пьесах Шекспира c позиции современной психиатрии и спектакле своей компании Cheek by Jowl на Чеховском фестивале

- Как финансируются театры в Британии? Государство выделяет деньги вашей компании?

- Англичане не верят в дотации на искусство, но кое-что театрам перепадает. Не достаточно, совсем не так, как в России или во Франции. Но мы все равно благодарны за эти субсидии, и знаем, что в ближайшие три года банкротство нам не грозит.

- Вы поставили на разных сценах мира почти все пьесы Шекспира, есть ли у вас любимые?

- Все пьесы — это преувеличение, но ставил много. А любимые — те, над которыми работаю в данный момент. Последняя постановка нашей компании Cheek by Jowl — «Зимняя сказка» Шекспира. Мы сделали этот спектакль два с половиной года назад, и его в этом году отобрали на Чеховский фестиваль. На подходе еще одна поздняя шекспировская пьеса - «Перикл, царь Тирский», которую планируем ставить во Франции в январе 2018 года.

Оба эти произведения Уильям Шекспир написал в конце своей жизни, они очень сложные, практически анархистские, так как игнорируют драматургические каноны. Это и не трагедии, и не комедии, а своеобразная форма, в которой соседствуют и серьезные сцены, и жизнерадостные. Такая свобода от принятых правил, обычно для традиционной пьесы того времени. В них много разных характеров и событий, это не правильно построенные пьесы, в них отсутствует классическое триединство места, действия и времени, логика повествования сломана. Но, мне эти пьесы нравятся, потому что близки своим человеческим опытом, которым и делятся с нами.

- А как вы относитесь к научным историко-филологическим теориям, считающим, что под именем Шекспира скрываются другие, более образованные люди елизаветинской эпохи?

- Вопрос о том, был Шекспир ли Шекспиром, давно набил оскомину. Мое мнение — конечно же, именно он и написал все свои произведения.

Мы о нем действительно мало знаем, но мы вообще ничего практически не знаем о других литераторах его времени. Интересно другое: почему люди ненавидят Шекспира?

А ненавидят они его потому, что он заставляет их чувствовать себя посредственностями, никем. Поэтому все те исторические личности, кого эти исследователи называли авторами шекспировских пьес, обязательно хорошо образованы, происходят из престижных университетов вроде Оксфорда или Саутгемптона, и всегда аристократы, никогда — не мясники или лавочники.

У авторов этих теорий просто в голове не укладывается, как человек, чей отец был неучем и даже не умел писать, мог создавать такие произведения. Им это кажется ненормальным. Ведь они со всем своим образованием на это не способны. Посредственность, живущая в них, чувствует в этом большую несправедливость.

Расскажу любопытный исторический факт. Шекспиру удалось сохранить все свои деньги, он вернулся в Стратфорт и купил один из лучших домов в городе. Ну, хотел он похвастаться, показать, чего достиг. Ну я, конечно, не Шекспир, но тоже купил большой дом.

Прошло 200 лет, Шекспир давно умер, и дом купил какой-то человек. Конечно, спокойно жить у него не получалось, так как поток поклонников, желающих увидеть дом, где жил и умер писатель, был нескончаемым. В конце концов, новый владелец дома не выдержал и спалил его дотла.

Теперь ответьте мне: почему?

- Почему?

- Потому что он завидовал. Все, кто приходили в дом, интересовались не им, а Шекспиром, на него всем было наплевать и его это взбесило. Поэтому все, кто говорят, что Шекспир не был Шекспиром, вновь и вновь сжигает этот дом. Они просто стыдятся своей ничтожности , они, которые закончили университеты, а не способны создать ничего даже близко прекрасного

Проще сказать: да не было его никогда, давайте его уничтожим.

- Расскажите, пожалуйста, про пьесу Шекспира, которую вы привезли на Чеховский фестиваль.

- «Зимнюю сказку » я поставил в Лондоне два с половиной года назад, раньше я ее тоже ставил — 20 лет назад для театра Льва Додина, МДТ. Но постановка, которую мы привезли на Чеховский фестиваль, отличается, потому что я другой, другие актеры, мир вокруг. Я никогда не начинаю работу над постановкой с холодных абстрактных идей и понятий, я работаю с людьми, от общения с конкретными актерами рождаются идеи. Когда работаешь с пьесой Шекспира, ты невольно выдаешь информацию себе о самом, свою сущность, эти пьесы разоблачают тебя.

В «Зимней сказке» рассказана история про короля и королеву, которую он обвиняет в неверности, а их ребенок умирает. И ты думаешь: как это связано со мной, мир, в котором я живу – другой, никто из моих друзей детей не убивал…. Но потом понимаешь, что не надо убивать ребенка - достаточно убить его душу равнодушием или жестоким обращением. Мало кому из родителей удается уберечь детей от семейных скандалов, а разводы, которые в нашей жизни не редкость, сильно калечат ребенка.

Когда я работал над этой постановкой , я интересовался сумасшествием, этой конкретной формой психоза. Существует новая классификация психических состоянии в психиатрии, пограничное расстройство личности состояние (border line). Причиной такого состояния – травма, нанесенная оставленностью, одиночеством , когда ребенок чувствует себя брошенным, потом он прячет эту травму, глубоко прячет, а потом во взрослом состоянии это может вылезти на поверхность.

В шекспировских пьесах перед нами проходят лица королей и королев, кто-то рождается, кто-то воскресает. Но в реальной жизни человек не возвращается с того света, а вот его умершая душа воскреснуть может. И наши души могут ожить. Ведь у большинства из нас они полумертвые, вернее, ни у кого из нас нет душ настолько живых, какими они могли бы быть. Мы убиваем свои души неуемным потреблением, растрачиваем свою бесценную жизнь на ерунду, но в глубине все понимаем, что не обладаем такой полнотой жизни, какой могли бы, насколько могли бы.

И если с такой позиции анализировать Шекспира, то его пьесы становятся очень современными и пугающими.

Неужели все люди – ходячие трупы, с мертвыми душами?

Самые нормальные — новорожденные, когда они приходят в наш мир, они сердиты и несчастны. Младенец рождается, и его первое чувство - осознание собственной смертности, и он начинает кричать, чтобы жить. Потом это острое чувство уходит, и всю оставшуюся жизнь мы отрицаем свою ничтожность и смертность.

И как, по-вашему, людям спасать свои души?

Ну откуда я знаю? И, если кто-то начнет вам давать советы, как это лучше сделать, бегите от него как можно скорее. Единственное что мы можем делать, учится быть благодарным. И у этого чувства есть невероятный терапевтический эффект, оно заставляет интересоваться другими людьми. Но стать благодарным по своей воле нельзя, это дар свыше, ты можешь только молить, чтобы эта способность была дарована. Если тебе повезет, будешь благодарным, если нет – завистливым.

Жизнь тяжела, как сказал Вершинин в «Трех сестрах».

Новости партнеров