Кооператив и озеро: чем сегодня живет Байкал | ForbesLife | Forbes.ru
$57.41
67.71
ММВБ2094.4
BRENT58.20
RTS1147.79
GOLD1281.10

Кооператив и озеро: чем сегодня живет Байкал

читайте также
+7 просмотров за суткиСколько стоит провести ночь в тюрьме? Рейд по самым необычным отелям мира +3 просмотров за суткиЧему вице-президент Газпромбанка учит сына на Шпицбергене Глубже в землю. О чем говорит опыт Норвегии по захоронению углерода Как путешествуют короли, президенты и папа римский +7 просмотров за суткиВ Абу-Даби открывают свой Лувр: на что потрачены €105 млн Речник без верфей: Роман Троценко избавился от судостроительного бизнеса +6 просмотров за суткиИтальянские каникулы: чем заняться на Сардинии осенью и зимой Магия подсчетов. Тормозят ли «зеленую» энергетику колоссальные субсидии в сырьевой сектор +1 просмотров за суткиКто отважился вложить $100 млн в загородный отель в донских степях +2 просмотров за суткиАльтернатива доллару: миллиардер Роман Троценко о пользе биткоинов и споре с главой Центробанка +5 просмотров за суткиВ бизнес-классе Qatar Airways появились двуспальные кровати +9 просмотров за суткиТурпоток из России в Дубай вырос на 96%. За чем туристы едут в ОАЭ? Трава у дома: какое будущее ждет рынок зеленых облигаций Отели как лучше: Вена как центр дизайн-отелей +1 просмотров за суткиОдна вокруг света: Африка глазами блондинки +4 просмотров за суткиВсе, что нужно знать о Китае и китайцах, прежде чем въезжать в Поднебесную +6 просмотров за сутки24 часа в университетской библиотеке Британии: чем заняться в тишине +2 просмотров за суткиЧерез два года такси в Европе полетят: в стартап Lilium Jet вложены еще $90 млн +7 просмотров за суткиЧто делать за пределами итальянского «сапожка»: гид по островам +5 просмотров за суткиКовер и самолет: во Внукове показали Falcon 8X
ForbesLife #Байкал 20.09.2017 03:21

Кооператив и озеро: чем сегодня живет Байкал

Антон Иванов Forbes Contributor
Фото Getty Images
Миллиардер Роман Троценко инвестирует в аэропорт «Байкал» 3 млрд рублей. А что происходит с самим озером?

Новость о том, что Роман Троценко собирается превратить аэропорт «Байкал» города Улан-Удэ в авиахаб, вызвала огромный интерес: через пять лет аэропорт сможет обслуживать 1 млн пассажиров в год. То есть в регионе будет больше туристов. Чтобы эта новость была хорошей, придется активнее защищать крупнейшие природные запасы пресной воды от последствий наплыва гостей. Одним из ярых защитников и борцов за экологию озера выступает компания En+ Group Олега Дерипаски

Защитная реакция

2017 год в России объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий — по той причине, что самая первая такая территория в нашей стране появилась ровно 100 лет назад: 11 января 1917 года на Байкале был создан Баргузинский заповедник. Не менее важным годом для сохранения экологии озера стал 1996-й, когда ЮНЕСКО включило Байкальский участок площадью почти 9 млн га в Список всемирного наследия.

Статус всемирного наследия помогает озеру: во многом благодаря международным акциям протеста (тут подключились все: от профессоров и глав структур ООН до дворников) было остановлено строительство нефтепровода компании «Транснефть» по берегу Байкала. 26 апреля 2006 года Владимир Путин заявил о необходимости отодвинуть нефтепровод от берега озера.

Штука в том, что есть и негативные стороны. Поток туристов на Байкале рос год от года, но после падения цен на черное золото, а следом и обвала рубля в 2014-м, количество туристов из Китая стало зашкаливать (От Пекина до Улан-Удэ лететь 4 часа, до Иркутска — на час меньше). Сейчас планируется строительство совместных российско-китайских гостиничных комплексов на $11 млрд — к таким количествам гостей Байкал не готов, нужна соответствующая инфраструктура с современными системами очистки сточных вод. Отдыхающие и туристы убирают за собой далеко не всегда и именно это, вместе с нехваткой банальных туалетов на берегах Байкала, становится серьезной проблемой для озера. Для того, чтобы упорядочить «дикий» туризм в районе Байкала и минимизировать ущерб для прибрежных экосистем, в 2003 году ученые и волонтеры начали строительство «Большой Байкальской тропы», а точнее — системы туристических экологических троп, запланированная длина которой около 1800 километров. Тропа преграждает путь низовому пожару, препятствует процессу уничтожения растений. 

Еще одна угроза Байкала, не дающая экологам спать спокойно — планы Монголии по строительству ГЭС на реке Селенга, главной водной артерии Байкала.

Целлюлозно-бумажный комбинат против здравого смысла

На Байкальском ЦБК работали более 2000 человек и, как бы ни радовало закрытие этого предприятия в 2013 году «зеленых», спасаясь от экологической катастрофы образовались предпосылки для катастрофы социальной. Надо ведь еще найти, чем занять бывших работников предприятия. В противном случае, многие просто займутся браконьерством, от чего страдать, опять же, будет озеро. Для решения проблем в Иркутской области открыли Школу Экологического Предпринимательства (ШЭПР). Сделано это силами местных энтузиастов и компании En+ Group Олега Дерипаски. Школа, родившаяся на проблеме моногородов, лишившихся ключевого предприятия, проводит всего лишь две очные сессии в год (обычно это 4-5 дней почти круглосуточной работы местных предпринимателей с тренерами и консультантами по теме развития бизнеса), но на них не просто учат, а устраивают глобальный мозговой штурм по развитию бизнеса, в результате которого совместными усилиями находят решения. Например, идея дополнить производство меда гончарной мастерской (чтобы фасовать продукт в горшочки), привела к появлению у производителя дополнительной линии товаров: гончарной посуды и керамических сувениров.

Работники бывшего целлюлозно-бумажного завода на Байкале

Самое интересное, что после закрытия БЦБК экологи зафиксировали рост загрязнения озера. Это означает, что угроза осталась и эта угроза — сам человек. Рост интереса к Байкалу (а инвестиции в аэропорт «Байкал» интерес точно подхлестнет) приведет к новому строительству турбаз и гостиниц на берегах озера, которые увеличат нагрузку на экологию региона. Для управления ситуацией местные общественные организации и владельцы отелей вместе с группой компаний En+ Group Олега Дерипаски создали платформу для экопросвещения туристического потока на Байкала, сформировали научно-практическую основу исследования последствий эвтрофикации озера, а тривиальную уборку мусора превратили в масштабный экологический марафон En+ «360 минут»: например, только 9 сентября, в день Байкала, 17 000 волонтеров убрали 1249 га прибрежной территории озера.

При правильном подходе на очистке озера можно заработать

Одна из проблем озера — водоросль спирогира, распространяющаяся в воде из-за сброса человеком сточных вод, в которых много фосфатных моющих средств. Длинные зеленые нити спирогиры, тянущиеся со дна, влияют на легендарную прозрачность воды (в Байкале видно в глубину на 40 метров), а гниение водорослей, выносимых на берег, а потом, снова попадающих в воду, может сделать байкальскую воду непригодной к использованию. В 2016 году молодежный благотворительный фонд «Возрождение земли сибирской» и En+ Group организовали «Байкальскую экспедицию», которая начала изучать обитающую в озере спирогиру, а Школа экологического предпринимательства разработала для нее практическое применение, которое может заинтересовать местных предпринимателей.

Волонтер во время уборки мусора на берегу озера Байкал

Так, выяснилось, что водоросль можно использовать в сельском хозяйстве в качестве гумуса и мульчи, а из прессованной спирогиры делать дизайнерскую бумагу. Для сравнения на Бали, где волны также выносят огромное количество водорослей на берег, их тут же убирают местные жители: они в курсе, что это отличный корм для домашнего скота. Кстати, о корме. Туристы привыкли, что главный деликатес озера — байкальский омуль. Для информации: выпускники ШЭПРа делают рыжиковое масло (идущее в том числе на экспорт) или кексы, рецептура которых близка венскому штруделю, но адаптирована под сибирские продукты: добавлены кедровые орехи, мёд и пр. Такие кексы могут храниться до 30 суток без консервантов и не черствеют.

Война нерп с рыбаками

Байкальская нерпа, которую также называют ушканом, обладает массой особенностей. Например, это единственное млекопитающее в мире, способное приостанавливать свою беременность (зародыш перестает развиваться, но не умирает, а ждет в анабиозе следующего брачного периода, когда нерпа будет готова родить). Как работает этот механизм, до конца не изучено. Впрочем, пока люди изучают нерп, нерпы тоже присматриваются к людям. Например, они отлично поняли приемы рыбной ловли на Байкале, из-за чего ушканы стали главной головной болью для рыбаков: заметив, что те закинули сети, нерпы дожидаются, когда в них соберется достаточно рыбы, а потом разрезают сеть и воруют улов. Если один раз такое случилось, дальше на этом месте рыбачить бессмысленно — нерпы запоминают рыбные места и регулярно проверяют, нет ли там рыбаков, так что тем приходится искать еще не рассекреченные точки.

Байкальская нерпа

Ежегодные ледовые побоища

Зимой, когда озеро сковывают льды, а вода, говоря языком физики, переходит из одного агрегатного состояния в другое, на лед начинают выезжать машины. Это не только рыбаки, но и путешественники, автотуристы или местные жители, активно использующие дороги на замерзшем озере, которые размечает МЧС. Съезжать с этих ледовых трасс без провожатых крайне опасно, поэтому лучше обратиться за помощью в Байкальскую лигу ледовых капитанов, которые могут по мельчайшим признакам понять, где можно ехать, а где нет.

При этом, если вы проехали в одном направлении с провожатым, это не значит, что обратно можно спокойно ехать там же одному. Ледовая обстановка меняется постоянно. Так, изменение окружающей температуры всего на один градус вызывает расширение льда на 70 мм на каждый километр (всего в Байкале 23 000 куб. км воды). Треск и взрывы лопающегося под собственным давлением льда на озере слышны очень часто, а длина трещин достигает 30 км. Впрочем, иногда, выезжать на слегка припорошенную снегом льдину куда опаснее, чем преодолевать ходом здоровую трещину во льду. Опытный водитель легко перепрыгнет даже метровый провал.

Каждый год зимой на озере проходит «Неделя скорости»: на отобранной профессионалами льдине (ее поиск начинается, как только лед сковывает Байкал) гонщики на спортивных автомобилях пытаются устанавливать рекорды. В отличие от финских аналогов, на Байкале машины-участницы «обувают» в обычную зимнюю резину без гипертрофированных шипов. На данный момент рекорд принадлежит седану Jaguar XF (двигатель 3,0 л, полный привод), пилот Андрей Леонтьев разогнал его до 263,5 км/ч.