Дэвид Рокфеллер: «В Кремль нас привез потрепанный Fiat» | Forbes.ru
$59.03
69.61
ММВБ2131.91
BRENT62.74
RTS1132.45
GOLD1292.57

Дэвид Рокфеллер: «В Кремль нас привез потрепанный Fiat»

читайте также
+4376 просмотров за суткиЖурнал об успехе и для успешных людей. 15 миллиардеров поздравили Forbes со 100-летием +3621 просмотров за суткиАмериканский миллиардер Джон Пол ДеДжориа назвал золотое правило общения с подчиненными +1165 просмотров за суткиКороль игорного бизнеса: «Если взять старую идею и преподнести ее в новой обертке, успех не заставит себя ждать» +2413 просмотров за суткиБогатейший японец мира: «Каждое утро я просыпаюсь и спрашиваю себя: где я?» +305 просмотров за суткиМиллиардер из Тайваня Терри Гоу рассказал о трех этапах жизненного пути успешного профессионала +79 просмотров за суткиРазоблачение министра. Как Forbes расследовал дело о призрачных миллиардах Уилбура Росса +258 просмотров за суткиСладкий ноябрь: Щедрый Вторник и еще 10 добрых дел последнего месяца осени +15 просмотров за суткиПредприниматель Владимир Некрасов подарил Третьяковке 35 работ Гелия Коржева +52 просмотров за суткиОправданные ожидания. Как Amazon превратился в современный «блошиный рынок» стоимостью в $29 млрд +73 просмотров за суткиДля кого Роман Абрамович купил четвертый дом в Нью-Йорке за $18 млн +122 просмотров за суткиВремя Березовского. Отрывок из книги Петра Авена +20 просмотров за суткиВ гости к миллиардерам: как богатейшие люди мира зарабатывают на туристах +14 просмотров за сутки«Надо уметь держать удар», — бизнесмен Георгий Генс поздравляет Forbes +26 просмотров за суткиДеньги и знания. Нужно ли высшее образование, чтобы стать миллиардером +18 просмотров за суткиСлагаемые успеха: Руперт Мердок написал эссе об энтузиазме, любопытстве и работе в команде +5 просмотров за суткиПравильные пчелы: как из хиппи превратиться во владельца многомиллионного бизнеса и помочь национальным паркам +26 просмотров за суткиОснователи малоизвестной австралийской компании разбогатели на $1,4 млрд за сутки +10 просмотров за суткиВокруг света: почему миллиардеры инвестируют в онлайн-сервисы для путешественников +16 просмотров за суткиСекреты миллиардеров. Зачем Олег Бойко по ночам включает диктофон +41 просмотров за суткиИмперия Cargill: как живут самые скрытные миллиардеры Америки

Дэвид Рокфеллер: «В Кремль нас привез потрепанный Fiat»

Дэвид Рокфеллер Фото Shepard Sherbell / Corbis via Getty Images
Как закалялся характер первого долларового миллиардера и на что живут его наследники

На вопрос «У тебя что, папа — Рокфеллер?» сегодня утвердительно отвечают более пятисот человек. Потомки первого в истории долларового миллиардера — это американские политики, банкиры, филантропы, девелоперы и нефтяные магнаты. Кто из них унаследовал харизму Джона Дэвисона Рокфеллера, первого Рокфеллера клана? 

Джон Дэвисон Рокфеллер — старший

С чистой совестью

Апрель-май 1914 года, девятиэтажный особняк Рокфеллеров на 54-й Вест-стрит в Нью-Йорке. Дом в кольце демонстрантов. Шахтерские профсоюзы требуют к ответу Рокфеллеров, обвиняя их в убийствах и мошенничестве.

Это расплата за историю, которая началась в сентябре 1913 года. Тогда на юге Колорадо, в шахтерском городке Ладлоу, на угольных шахтах Джона Дэвисона Рокфеллера тысячи шахтеров и их семей объявили забастовку. Они требовали пересмотра заработной платы и сокращения рабочего дня, введения техники безопасности и признания профсоюза. Стычки переросли в сражение горняков с охраной — десятки людей с обеих сторон были ранены и убиты. Вспыхнул и загорелся тент, где стояли семьи бастующих. 11 женщин и детей погибли в огне и дыму.

Чтобы остановить Ладлоускую бойню, президенту США Вудро Вильсону пришлось ввести в Колорадо федеральные войска.

Два Джона Рокфеллера — основатель династии Джон Дэвисон Рокфеллер и его сын и наследник Джон Рокфеллер-мл. — пережили немало неприятных часов на допросах в разных комитетах штата Колорадо. В истории с Ладлоуской бойней проявилась главная характерная черта клана Рокфеллеров: «Дед никогда не говорил даже о малейших угрызениях совести», — отмечал в мемуарах внук основателя династии Дэвид Рокфеллер. В итоге Рокфеллерам удалось выйти сухими из воды, хотя Джон Рокфеллер-мл. до конца жизни регулярно ездил в Ладлоу инспектировать условия шахтерского труда.

Это вторая черта рокфеллеровского клана — полная уверенность в своей правоте и готовность заплатить за победу. 

Нефть, упорство, амбиции и нечистые действия

«Я никогда не догадывался, кем окажусь в этой жизни, но я всегда знал, что рожден для чего-то большего» — так, по воспоминаниям его любимого внука Дэвида, говорил Джон Дэвисон Рокфеллер.

Первые деньги юный Джон Рокфеллер (второй из шести детей в семье с немецкими эмигрантскими корнями — в первые годы в Америке фамилия писалась как Рокенфеллер) заработал в семь лет. Под руководством матери, женщины принципиальной и строгой в вопросах воспитания, Джон выкармливал и продавал индюшек, а свои доходы записывал в отдельной книге. Школу Джон не окончил — родители отправили его учиться в торговое заведение в Кливленде. Там будущий миллиардер познакомился с азами торговли и бухгалтерского дела. В 1855 году Джон устроился бухгалтером в фирму Gevit & Tettl с окладом сначала $5, а затем и $25 в неделю. 

Джон Рокфеллер-ст. с внучкой Матильдой Рокфеллер-Маккормик и ее семьей (1900)

Получив достаточный, по его мнению, опыт и скопив $800, Рокфеллер открыл собственное дело — Clark & Rockefeller, фирму по организации грузовых перевозок. Но коммерческое чутье подсказало ему, что большой успех ждет его в другой области. В начале 1860-х Рокфеллер вышел из бизнеса и организовал новую компанию — Rockefeller & Andrews, сосредоточившись на перегонке нефти и торговле керосином.

«С тех пор я почти сорок лет занимался этим делом вплоть до ухода от дел в 56-летнем возрасте», — сообщал Рокфеллер-ст.

Доход от торговли керосином рос в геометрической прогрессии. За керосин брались все, кто только мог, от мыловаров до мясников. Чтобы избежать затоваривания, Rockefeller & Andrews выходила на зарубежные рынки, строила трубопроводы и запасалась цистернами. Вскоре несколько крупных компаний объединились в Rockefeller, Andrews & Flagner, затем к ней присоединилось еще несколько фирм — так в 1870 году возникла Standard Oil Company с капиталом $1 млн. Именно это предприятие спустя три десятка лет превратило Джона Рокфеллера в самого богатого человека планеты.  

Свой успех Джон Рокфеллер-ст. объяснял просто: «Компания верила в американский керосин и тратила огромные суммы на борьбу с конкурентами». Standart Oil Company построила наливные станции в железнодорожных центрах во всех округах Америки (это удешевило доставку керосина), изобретала специальные танкеры и вагоны-цистерны, сносила старые заводы и не жадничала при покупке нового оборудования. Standard Oil Company даже раздавала керосиновые фонари всем желающим.

Но главное, компания Рокфеллера и компаньонов раньше всех поняла перспективность переработки побочных продуктов нефтяного производства (в частности бензина, цены на который постоянно росли) и разработки новых технологий для снижения себестоимости продукции.

В 1910 году, спустя 55 лет с того момента, как Рокфеллер заработал первые $5, он стал первым в мире долларовым миллиардером. «Благодаря упорству все что угодно — будь то правильное или нет, хорошее или плохое — будет достигнуто», — говорил Рокфеллер. У него не было богатых родственников или хорошего образования (диплом об образовании он считал «очень коварной вещью, создающей иллюзию превосходства над людьми без высшего образования и лишающей тем самым чувства реальности»). Он мог рассчитывать только на свое упорство. Упорства было вагон.

«Дед не был романтиком и пытался исправлять ситуацию при помощи жесткого подхода»

Не имея представления об эластичности спроса, Джон Рокфеллер понимал смысл происходящего и проводил политику снижения цен. Он создал первую в США транснациональную корпорацию, хотя тогда такого понятия не существовало. Готовность рисковать, энергия и решительность — главные качества первого миллиардера в истории. «Я скорее найму человека с энтузиазмом, чем того, кто много знает», — говорил он. Под этим человеком Рокфеллер-ст. подразумевал прежде всего себя. Его обвиняли в обмане конкурентов и партнеров (говорили, что он не брезговал даже вдовами-акционерами). «Дед не был романтиком и пытался исправлять ситуацию при помощи жесткого подхода», — заступался за Рокфеллера его внук Дэвид.

В 1911 году Standard Oil Company была разделена по решению Верховного суда США. Корпорация разбилась на 30 мелких компаний, в которых Джон Рокфеллер оставил себе контрольные пакеты. Ежегодно он получал от этого бизнеса не менее $3 млн. 

Филантропия по Рокфеллеру. Искусство давать

Джон Дэвисон Рокфеллер был глубоко верующим человеком. Баптистская церковь не позволяла пить, курить и танцевать. «При этом дед был наименее мрачным человеком из всех, кого я когда-либо знал, постоянно улыбался, шутил и рассказывал анекдоты с неожиданной концовкой», — вспоминал Дэвид.

«Ему была отвратительна мысль о покупке предметов искусства или яхт»

Его религиозность проявлялась своеобразно, больше всего глава клана верил в протестантскую трудовую этику — стяжал без сна и отдыха. Он инвестировал в угольные шахты, железные дороги, страховые компании: владел 16 железнодорожными компаниями, шестью сталелитейными производствами и пароходствами, месторождением руды Месаби-Рейндж в штате Миннесота, а также фирмами по торговле недвижимостью. 

Но показушничать старший Рокфеллер не собирался. «Дед не интересовался приобретением шотландских или французских замков, ему была отвратительна мысль о покупке предметов искусства или яхт», — рассказывает Дэвид Рокфеллер. 

Свой большой особняк в Нью-Йорке он построил подальше от Пятой авеню, где в домах с башенками, стенами-амбразурами и бальными залами селились Вандербильты, Карнеги, Фрики и другие богатейшие семьи. 

Джон Дэвисон был неравнодушен к конным состязаниям: он держал несколько пар рысаков, участвовал в скачках и собственноручно правил коляской в Центральном парке. Этот грех обуздать он не мог.

Даже став миллиардером, неизменно следовал протестантскому «принципу десятины» — десятую часть дохода отдавал на благотворительные цели.

По мере роста доходов суммы его пожертвований росли. Чтобы филантропия приобрела разумный характер, он нанял Фредерика Т. Гейтса, баптистского священника, человека широких взглядов и эрудиции, поручив ему разработать разумную систему оценки лиц и организаций, просивших помощи. На протяжении нескольких десятилетий Гейтс и старший Рокфеллер отдали на благотворительность более половины состояния.

«Искусство давать» — так Рокфеллер-ст. называл филантропию. 

Джон Рокфеллер — младший

Первый после бога. Сын за отца не отвечает

В наследство детям (у Джона Дэвисона Рокфеллера было четыре дочери и один сын) досталось порядка $460 млн. По логике событий его единственный сын, Джон Рокфеллер-мл., становился наследником и преемником. Но как бы не так. «Я не уверен, что дед вообще собирался оставить свое огромное состояние детям, а планы в отношении сына были ровно такими же, как и в отношении дочерей, — он собирался оставить достаточно, чтобы вести комфортную жизнь, быть богатым по общепринятым меркам», — напишет внук Дэвид много лет спустя. 

«Раздавая деньги, легко причинить вред», — говорил Джон Рокфеллер. Сам он был тверд в своих решениях, но за детей переживал. В глубине души он знал, что сын — человек впечатлительный и эмоционально неустойчивый. 

Джон Рокфеллер — старший и Джон Рокфеллер — младший

Джон Рокфеллер-мл. (родился 29 января 1874 года) вскоре после своего 30-летия пережил нервный срыв, перешедший в депрессию. Забрав жену Маргарет и дочь Эбби, он на год покинул светское общество. Известно, что полгода семья провела на юге Франции. Вернувшись в Нью-Йорк, Рокфеллер-мл. отдал Standard Oil Company на попечение управляющих и сосредоточился на филантропии. «У отца всегда было чувство, что он недотягивает до деда» — так представлял себе ситуацию Дэвид Рокфеллер. Джон Рокфеллер-мл. привык смотреть на отца снизу вверх. Он не был рожден Титаном, вместе с именем и деньгами не унаследовал генетический код успеха основателя клана — уверенность в своей правоте, железную, несгибаемую при любых обстоятельствах, волю.

Но когда в 1914 году случилась Ладлоуская бойня, Джон Рокфеллер-мл. неожиданно вышел на первый план. Отцу было уже 77. Большая доля ответственности за ситуацию легла на плечи 40-летнего сына. К той поре сын уже девять лет занимался только филантропией. Но, как это ни удивительно, с пожарами, волнениями рабочих и судебными процессами Рокфеллер-мл. справился. Он пошел на уступки и признал профсоюз. Он съездил в Ладлоу, «где провел несколько дней, встречаясь с шахтерами, и даже танцевал с их женами кадриль».

Впечатленный отец пересмотрел свои взгляды на наследника. Начиная с 1917 года Джон Дэвисон Рокфеллер начал передавать активы стоимостью $0,5 млрд, а затем полностью отошел от управления империей.

Так у руля империи оказался Джон Рокфеллер-мл. Но... Джон Рокфеллер-ст. переоценил своего сына. 

На пороге гибели

Середина 1920-х годов. Сухой закон. Мафия. Недвижимость Рокфеллеров на Среднем Манхэттене стремительно падает в цене. Квартал меняется на глазах. Вандербильты и Асторы съезжают. Их особняки занимают подпольные бары и бордели.

И тут на пороге кабинета Рокфеллера-мл. появляется Отто Кан, председатель совета директоров Metropolitan Opera. У него есть предложение — построить новое здание оперы именно на Среднем Манхэттене. Новая опера облагородит квартал, бордели съедут, в театр потянется публика в мехах и бриллиантах. Стоимость недвижимости Рокфеллеров возрастет.

Этой встречей Джон Рокфеллер-мл. едва не погубил свою империю.

Первого октября 1928 года Джон Рокфеллер-мл. заключил договор об аренде 12 акров (около 5 га) земли на 24 года за $3,6 млн в год. Джон получил опцион на покупку центрального участка за $2,5 млн, затем он планировал уступить право владения Metropolitan Opera. Театральная компания пообещала возместить ему затраты, равные стоимости участка и понесенных расходов. Договор включал условие: если эти планы не реализуются, земли отойдут их собственнику, Колумбийскому университету. Соглашение сделало Джона Рокфеллера-мл. ответственным за все финансовые обязательства стройки.

Рокфеллеру-мл. предстояло выплачивать за аренду участка $120 млн на протяжении 24 лет

Через год, 24 октября 1929 года, настал «черный четверг» — биржевой рынок потерпел крах. Metropolitan Opera не смогла продать свое старое здание и потребовала от Рокфеллера предоставить землю под строительство безвозмездно. Возмущенный Рокфеллер расстался с Metropolitan. А затем свои требования выдвинул Колумбийский университет. За крахом биржевого рынка наступила Великая депрессия. Доходы от Standard Oil Company упали, а Рокфеллеру-мл. предстояло выплачивать за аренду участка $120 млн на протяжении 24 лет. Джон Рокфеллер-мл. решил строить сам. Так появился проект здания, которое позднее получило название Рокфеллеровского центра (Rockefeller Center). Джон договорился со страховой компанией Metlife (Metropolitan Life Insurance) о кредите $65 млн с годовой ставкой 4,5% — это был самый крупный кредит, который когда-либо до этого выдавала страховая компания. Кредит обеспечивал решение текущих проблем, а финансовые обязательства по проекту оставались в прежнем объеме.

В течение нескольких лет Джон Рокфеллер ежегодно тратил на 70-этажный центр от $10 млн до $13 млн собственных средств. Его расходы на строительство, налоги, лизинг за десять лет (1929–1939) достигли $125 млн (в пересчете на сегодняшнюю стоимость доллара — более $1,5 млрд). У Джона началось нервное истощение.

Строительство завершилось в середине 1930-х. Расплатиться с долгами удалось много лет спустя. Чтобы спасти отца-неудачника от забот, в 1948 году сыновья Джона Рокфеллера-мл. выкупили у него центр вместе с долгами в $80 млн. 

На что живут наследники миллиардера

Джон Рокфеллер-мл. был человеком совестливым. Не совладав со строительством 70-этажного Рокфеллер-центра, свои семейные обязательства он представлял четко.

В 1934 году Джон учредил для своих шестерых детей несколько безотзывных трастовых фондов на сумму $60 млн.

Трасты задумывались как средство сохранения, увеличения и передачи состояния семьи без уплаты налогов через три поколения. Были условия: ограничение дохода и запрет на использование основного капитала фонда до достижения 30-летнего возраста. До 30 лет оставшийся после выплат доход распределялся между благотворительными организациями.

По достижении 30 лет наследники могли снимать со счета часть основного капитала при согласии трастового комитета, а остатки капитала (каждый год он пополнялся по мере роста доходов) переходили внукам и правнукам. Именно эти фонды обеспечили основную часть дохода шести детям Джона Рокфеллера-мл. — пятерым сыновьям и дочери. 

В 1952 году Джон Рокфеллер-мл. основал несколько безотзывных трастовых фондов для внуков. А после повторной женитьбы (спустя два года после смерти первой жены Маргарет Джон женился на Марте Бэрд Аллен) он создал новую серию трастовых фондов общей стоимостью примерно $61 млн — для Марты и своих сыновей, назначив после их смерти бенефициарами дохода их детей. 

Вице-президент, банкир, филантроп и губернаторы

Май 1937 года, железнодорожная станция Тарри-таун, пригород Нью-Йорка. Семья Рокфеллеров в полном составе — Джон Рокфеллер-мл., его сыновья Джон, Нельсон, Лоренс, Уинтроп и Дэвид ждут прибытия поезда с телом 97-летнего Джона Дэвисона Рокфеллера-ст. Его похоронят на территории семейного имения Покантико Хиллс.

В ночь похорон станет известно, кого Джон Дэвисон Рокфеллер видел своим преемником. Удалившись на покой, мудрый старый Рокфеллер, просиживая дни в инвалидном кресле, пристально наблюдал за потомками. И свой негласный выбор он сделал.

А пока, следуя семейной иерархии, рядом с отцом Джоном Рокфеллером-мл. стоит его старший сын Джон. Ему 31 год, он официальный наследник династии. Джон входит в советы правлений Рокфеллеровского фонда, Рокфеллеровского института и фонда колониального наследия города Вильямсбурга. «Он был обладателем имени, Джоном Рокфеллером — третьим», — писал в мемуарах его младший брат Дэвид.

Но подобно отцу, Джон III оказался нервным и недостаточно амбициозным, чтобы взвалить на себя империю Рокфеллеров. Он посвятил свою жизнь благотворительности — развивал Рокфеллеровский фонд, руководил созданием центра исполнительских искусств, который позже стал Линкольн-центром. На протяжении 1950–1960-х годов Джон жертвовал в благотворительные фонды в среднем около $5 млн — более 60% своего годового дохода. Джон III ушел из жизни раньше всех остальных детей Джона Рокфеллера-мл., он разбился на автомобиле.

Брат Джона Нельсон младше его на два года. Будущий президент Рокфеллеровского центра, губернатор штата Нью-Йорк на четыре срока и вице-президент США при Джеральде Форде.

На пути к высоким должностям Нельсон потерял огромную долю своего состояния, а громкий развод с женой Тод погубил его карьеру, не оставив ему шансов стать президентом США, о чем он так горячо мечтал.

Уинтропа, единственного из всех наследников Рокфеллера, отчислили из Йельского университета

Лоренс, 27-летний третий сын Джона Рокфеллера-мл., оказался отличным бизнесменом. Он стал венчурным капиталистом, инвестором в авиационную промышленность и совладельцем крупнейших активов в разных отраслях, связанных с высокими технологиями.

Природный артистизм и респектабельность помогли четвертому брату, Уинтропу, достичь карьерных высот: начав с подсобного рабочего на нефтеразработках в Техасе, Уинтроп дорос до губернатора штата Арканзас. В юности Уинтропа, единственного из всех наследников династии Рокфеллеров, отчислили на первом курсе из Йельского университета: учеба будущему губернатору не давалась. Этим он пошел в деда.

Самому младшему, Дэвиду, на момент смерти деда — 23 года. Пятый наследник в очереди на трон скромно держится в тени своих старших братьев на железнодорожной платформе. Совсем скоро, буквально через несколько часов, ситуация изменится.

«Знаете, господин Рокфеллер, ваш дед всегда думал, что из всех братьев именно вы больше, чем кто-либо другой, напоминаете его», — сказал Дэвиду в тот вечер камердинер покойного деда, швейцарец Йорди. 

Дэвид Рокфеллер

От разведчика до девелопера

Дэвид Рокфеллер родился 12 июня 1915 года в Нью-Йорке на 54-й Вест-стрит, 10, в девятиэтажном семейном особняке. На крыше дома Рокфеллеров была площадка для игр, несколькими этажами ниже — корт для игры в сквош, музыкальный зал с органом, гимнастический зал и даже собственная больница, где и появился на свет Дэвид.

В детстве он, как и его старший брат Джон, страдал дислексией, учиться было непросто. Единственную хорошую оценку за четыре года учебы в Гарварде Дэвид получил за курс энтомологии — он с юности собирал коллекцию жуков, а курс вел крупный специалист по муравьям.

«В теплые весенние ночи я вывешивал простыню и помещал перед ней фонарь. Жуки и другие насекомые летели на свет. За один вечер я мог легко собрать тридцать и даже больше видов жуков», — писал Дэвид в воспоминаниях. В его собрании хранилось около 40 000 экземпляров.

Когда Дэвид стал богатым и знаменитым, в прессе писали, что он везде носит с собой коробочку для жуков. Но этой коробочки никто так и не увидел.

Сенатор от штата Массачусетс Джон Кеннеди в начале своей президентской гонки на встрече с выпускниками Гарварда. Справа — Дэвид Рокфеллер

По окончании учебы Дэвид решил попробовать себя на госслужбе и полтора года бесплатно работал помощником мэра Нью-Йорка Фьорелло Ла Гуардиа. В это время он женился на Маргарет («Пегги») Макграт, дочери Симса Макграта, партнера юридической фирмы с Уолл-стрит.

Возможно, Дэвид выбрал бы карьеру правительственного чиновника, но началась Вторая мировая война. Он оказался в специальной группе контрразведчиков для работы на Ближнем Востоке. В Алжире Дэвид с нуля создал крупную сеть информаторов, доставлявших американскому командованию отчеты о ситуации в Северной Африке. А незадолго до окончания войны Рокфеллера забросили во Францию. Где он, прекрасно владевший французским, работал с сетью Сопротивления.  

За время войны у Дэвида и Пегги родилось трое детей. Редкий гость дома, Дэвид воспринимался детьми как чужак. У Пегги развилась тяжелая депрессия, с которой она боролась в течение двадцати лет.

Вернувшись с войны, Дэвид с головой ушел в дела. Он принял предложение своего дяди Уинтропа Олдрича работать в Chasе National Bank. Банк часто называли семейным банком Рокфеллеров.

В течение следующих лет Дэвида Рокфеллера можно было встретить в нью-йоркской подземке — он спешил на работу. Дэвид начал с позиции ассистента управляющего с годовой зарплатой $3500 и проработал на этой должности три года. В 1949 году Дэвид Рокфеллер стал вице-президентом Chasе National Bank.

Тридцать два года своей банковской карьеры он буквально жил в самолетах, сотни раз в год летая на переговоры по открытию новых отделений банка по всему миру. Под его руководством Chase National Bank финансировал экспортную торговлю в Перу, Чили, Аргентине и Бразилии, развивал экспансию в Южной и Латинской Америке. Он посетил 103 страны, пролетел более 8 млн км (что эквивалентно 20 кругосветным путешествиям), встретился более чем с 200 главами государств и правительств.

Расширение международной деятельности, совершенствование профессионального управления и организационной структуры — именно на этом Дэвид Рокфеллер и сделал свою банковскую карьеру.

Дэвиду удалось то, с чем когда-то не справился его дядя Уинтроп Олдрич, — объединить Chase National Bank с другим успешным банком, чтобы приобрести новые розничные отделения и получить доступ к новым депозитам. Самые большие депозиты были у Bank of Manhattan, с ним и мечтал объединиться Олдрич еще в 1951 году. Но слияние с Chase National Bank произошло уже при Рокфеллере и породило финансового гиганта Chase Manhattan Bank с депозитами на $7 млрд, капиталом $550 млн и суммарными активами почти $8 млрд. Chase Manhattan Bank стал крупнейшим банком мира, а в 1961 году Дэвид Рокфеллер его возглавил. 

Рокфеллер, СССР и новая Россия

Спустя десять лет, в 1971 году, вместе с дочерью Невой Дэвид Рокфеллер прилетел на переговоры в Москву. «В Кремль нас привез потрепанный Fiat местного производства, — вспоминал Дэвид в мемуарах. — В комнате почти не было украшений, кроме доминирующего в пространстве большого портрета Ленина. Раз или два я поднял глаза и увидел, что Ленин неодобрительно на меня смотрит». В этом же году Дэвид Рокфеллер открыл первое в СССР отделение американского банка.

Российский политолог Лилия Шевцова, пару раз встречавшаяся с Дэвидом Рокфеллером, отмечает, что Дэвид Рокфеллер производил поначалу впечатление человека очень мягкого, «отнюдь не впечатление Титана». Но «как-то раз мы говорили о России в рамках мирового глобального миропорядка, и удивительным образом Дэвид Рокфеллер стал проводить исторические и общественные параллели, легко играя миром и историей. Это был мощный человек, истинная глыба знаний и таланта».

Последний лидер СССР Михаил Горбачев — сегодня единственный россиянин, который много раз встречался с Дэвидом Рокфеллером по разным, в том числе важным для себя лично вопросам (например, открытие Президентской библиотеки). Однако дать комментарий Forbes Life Михаил Горбачев отказался и ни разу не упомянул имени Дэвида Рокфеллера в своих многостраничных мемуарах «Наедине с собой», изданных в 2012 году. 

Конспирология и политика

Считается, что именно под влиянием заседаний закрытого клуба Рокфеллера Михаил Ходорковский, например, создал свою «Открытую Россию». Гостями закрытого клуба Рокфеллера были Ходорковский, Гусинский, Алекперов, Березовский.

«Нашим бизнесменам, например, внушали, что сами по себе деньги, не вложенные в развитие и улучшение жизни, общества, культуры, мало что значат», — утверждает социолог и руководитель Центра изучения элит Института социологии РАН Ольга Крыштановская, неоднократно участвовавшая во встречах Рокфеллера с российскими бизнесменами. 

По инициативе Рокфеллера была создана Трехсторонняя комиссия для разрешения политических и экономических вопросов между Северной Америкой, Европой и набирающей вес Японией и основан Бильдербергский клуб (Bilderberg group). Клуб славился своей закрытостью: все заседания проходили в разных местах, которые тщательно скрывались.

Дэвид Рокфеллер утверждал в мемуарах, что Бильдербергский клуб — дискуссионная площадка, где обсуждаются животрепещущие глобальные гуманитарные вопросы. Однако обе организации — и клуб, и Трехстороннюю комиссию — СМИ обвиняли в заговорах с целью править миром.

Среди российских участников Бильдербергского клуба — Анатолий Чубайс, Алексей Мордашов, Лилия Шевцова, Сергей Гуриев, Григорий Явлинский.

«Реальное влияние на глобальное экономическое положение семья Рокфеллеров сохранила и по сей день»

Лилия Шевцова дважды оказывалась c Дэвидом Рокфеллером за обеденным столом. «Он был очень прост, удивительно вежлив и открыт — просил называть его по имени, а не «господин Рокфеллер», — вспоминает Шевцова. — Дэвид избегал многословия и был внимателен ко всем участникам разговора. Мог не раз переспрашивать, если ему казалось, что собеседник не точен в формулировках». Лилия Шевцова отмечает способность Дэвида Рокфеллера мгновенно схватывать смысл сказанного и рассматривать явление в общем контексте. 

«Реальное влияние на глобальное экономическое положение семья Рокфеллеров сохранила и по сей день, — полагает социолог Ольга Крыштановская. — Влияние семьи транслируется через обсуждение самых актуальных и больных вопросов в многочисленных клубах, для участия в которых приглашают представителей мировых лидеров, преуспевающих бизнесменов, известных политологов. Позже обсуждаемые темы так или иначе поднимаются и решаются в тех странах, откуда приехали участники. Так что влияние есть. Но, так сказать, оно опосредованно». 

Лидер по наследству

Дэвид Рокфеллер возглавлял банк до 65 лет, затем ушел на пенсию и посвятил себя градостроению. Он работал минимум до 90 лет, каждый день приходил в офис к 10 часам утра. С личным состоянием $3,3 млрд 101-летний Дэвид Рокфеллер занял 581-е место в рейтинге мировых богачей Forbes в марте 2017 года. Через три недели после выхода рейтинга Дэвид Рокфеллер умер.

Династия Рокфеллеров сегодня — это более 500 потомков первого в истории долларового миллиардера. Поддерживать теплые отношения всем родственникам этой огромной семьи, живущим в разных странах, непросто. Молодые члены династии — праправнуки Дэвида Рокфеллера-ст., называющие себя шестым поколением, — придумали эффективный способ. Раз в год в июне все «шестые» Рокфеллеры собираются на встречу. Усаживаются в круг и рассказывают о том, что важного произошло в их жизни. «Это может быть новая любовь или работа, все что угодно. Главное — никто не может прерывать, обсуждать сказанное или давать советы», — говорит Эйлин Рокфеллер, дочь Дэвида.

Всего у Дэвида Рокфеллера-ст. 12 внуков. Все наследники по-прежнему живут на средства, поступающие из трастовых фондов, основанных Джоном Рокфеллером-мл. 

Директор по коммуникациям фонда Eileen Rockfeller.com (фонд принадлежит Эйлин, дочери Дэвида Рокфеллера) Карла фон Трапп Хантер в ответ на запрос Forbes Life сообщила, что у каждой из ветвей династии есть свой лидер, а действующие в семье формальные структуры (в частности, ежегодные собрания семьи за круглым столом. — Forbes Life) поддерживают связи между всеми членами семьи. «Официально наибольшая ответственность за управление состоянием после смерти Дэвида Рокфеллера-ст. легла на его сына Дэвида Рокфеллера-мл. и его дочь Пегги Дулани, они душеприказчики Дэвида Рокфеллера-ст.», — рассказала Карла фон Трапп Хантер. 

«Сегодня семья Рокфеллеров более всего известна обществу своей филантропией, нежели другими видами деятельности, — считает автор вашингтонского журнала The Chronicle of Philanthropy (главный отраслевой журнал в США) Мария ди Менто. — Дети и внуки Дэвида Рокфеллера с раннего детства уяснили, что крупный бизнес и активная социальная роль невозможны друг без друга». В общей сложности Рокфеллеры отдали более $900 млн на благотворительные проекты в сфере науки, культуры и искусства.  

По завещанию Дэвида Рокфеллера-ст. семейное собрание предметов искусства будет продано на аукционе Christie’s весной 2018 года.

Средства, полученные от аукциона, пойдут на поддержку The Giving Pledge — филантропической кампании, организованной богатейшими людьми планеты, которые жертвуют большую часть своего личного богатства на благотворительность. Инициаторами The Giving Pledge стали Билл Гейтс и Уоррен Баффет, в России к ней присоединился Владимир Потанин. Часть выручки от торгов получат Гарвардский университет (при жизни Рокфеллер пожертвовал своей альма-матер $100 млн) и филантропические организации, связанные с деятельностью Дэвида Рокфеллера-ст.

Наследники Дэвида Рокфеллера не получат ни цента от $700-миллионной коллекции. Но как говорил основатель династии Джон Дэвисон Рокфеллер: «Если ваша цель — стать богатыми, вы никогда не достигнете ее». 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться