Стивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство» | Forbes.ru
сюжеты
$56.66
69.34
ММВБ2286.33
BRENT68.62
RTS1270.92
GOLD1335.31

Стивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство»

читайте также
+213 просмотров за суткиБерлин, Венеция, Краснодар: кому московские меценаты дают деньги +32 просмотров за суткиУльви Касимов: «Если музей принимает твой дар, это подтверждение качества твоей коллекции и качества тебя самого» +62 просмотров за суткиСпасти пять миллионов детей. Билл Гейтс рассказал, как изменить мир +383 просмотров за суткиКому помогают миллиардеры. 10 крупнейших пожертвований 2017 года +86 просмотров за суткиМода на благотворительность: как «Делись добром» стал главным волонтерским проектом года +30 просмотров за суткиЧто делать во Владивостоке: сокровища новой культурной столицы +35 просмотров за суткиЗа 2017 год Третьяковка получила в дар 1936 работ послевоенного и современного искусства +4 просмотров за сутки€20,3 млн в год: кто, где и за сколько продает современное российское искусство Как продать «Родину»: бизнесмены помогли Виноградову-Дубосарскому писать картину Марк Цукерберг рассказал о «магии технологий» в борьбе с болезнями +23 просмотров за суткиРежиссер Димитрис Папаиоанну: «Обнаженное тело — повод для восхищения» Открытка от художника — дорогой подарок на Новый год +8 просмотров за суткиПродает и показывает Владивосток: современное искусство с молотка, недорого Что покупать начинающему коллекционеру на Art Basel Miami Beach BMW запускает дроны в небе над Майами От Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо +7 просмотров за суткиЛичный фактор: как миллиардеры борются с болезнями Япония: что смотреть, где есть и как себя вести. Путеводитель Forbes Life Дары мадридского двора: Третьяковка получила Буха Ирландский миллиардер помогает странам Карибского бассейна восстановиться после ураганов

Стивен Дюкар, экс-директор музея Tate Britain: «Я знаю, как собрать £7 млн на искусство»

Елена Федотова Forbes Contributor
Стивен Дюкар Фото DR
Один из главных специалистов по сбору денег на искусство в Британии об искусстве фандрайзинга

Стивен Дюкар более десяти лет возглавлял один из лучших музеев мира — галерею Tate Britain.  Последние семь лет он работает директором Фонда поддержки искусства (Art Fund), который уже более 100 лет собирает средства на покупку произведений для британских музеев. Бесценным опытом музейного фандрайзинга Стивен Дюкар поделился на лекции «Новые модели филантропии как путь к процветанию музеев в XXI веке» в ГМИИ имени Пушкина в рамках фестиваля «Пятницы в Пушкинском».  Музей теперь не редко организует лекции директоров ведущих культурных институций. О том как фонду удается собирать  £7 млн ежегодно и кто решает, как распределять пожертвования Стивен Дюкар рассказал Forbes Life.

На сайте Фонда поддержки искусства (ArtFund) есть информация, что ежегодно фонд тратит £5 млн на приобретение работ для музеев и галерей. Как вам удается собирать такую сумму?

На самом деле информация устарела, потому что сегодня эта сумма составляет около £ 7 млн. Большая часть суммы приходит от 125 000 донаторов, которые покупают членские карточки нашего фонда.

Назовите самые значительные приобретения, сделанные фондом за последнее время.

Если говорить о финансовой стороне вопроса, то последние самые значительные приобретения – две работы Тициана из коллекции Герцога Сазерлендского, которые мы помогли приобрести для Национальной галереи, и коллекция знаменитой компании по производству фарфора — Wedgwood. Полный архив компании –это практически все, что когда-либо производились под брендом Wedgwood. На приобретение Тициана были собрано  £2 млн, около  £15 млн — на коллекцию Веджвудского фарфора. Разумеется, не все деньги поступили из нашего фонда, были и другие источники. Справедливости ради стоит заметить, что не всегда ценность того, что мы приобретаем для музеев, определяется деньгами.

Мы помогаем многим небольшим региональным музеям, расположенным далеко от Лондона. Их процветание так же важно для Фонда, как и развитие крупных музеев.

Как вы решаете, кому дать деньги, а кому нет? Кто это решает?

В наш попечительский совет входят специалисты в разных областях искусства и в музеологии. Они способны оценить, насколько работа важна с художественной точки зрения. Но это не единственный критерий присуждения гранта. Мы смотрим, действительно ли музею нужна именно эта работа. Важно понимать, как посетители музея выиграют от того, что мы купим работы.

Вы могли бы назвать, кто входит в попечительный совет? Может какие-то известные люди?

Два художника — Ричард Дикон и Айзек Джулиан. Лорд Смит —  председатель попечительского совета, он когда-то был госсекретарем по культуре (аналог министра культуры – прим.). Другие пятнадцать человек  — специалисты в разных областях: от профессора археологии из Оксфордского университета до директора музея Ван Гога в Амстердаме.

Еще до того, как вы пришли работать в Фонд, будучи директором Tate Britain, вы возглавляли кампании по приобретению эскиза росписи потолка Банкетного зала во дворце Уайтхолл работы Рубенса и  акварели Тернера «Голубая Риги». Как вы убедили людей жертвовать деньги?

Когда при участии Фонда поддержки искусствамы развернули кампанию по покупке акварели Тернера, мы придумали лозунг «Купи один мазок художника». Таким образом, давая небольшую сумму денег, жертвователь покупал небольшой кусочек картины. На Рубенса было собирать сложнее. Мы должны были разъяснять, почему эта вещь нам необходима. Эта работа — подготовительный эскиз к великолепному потолку знаменитого Банкетного зала, который имеет большое историческое и архитектурное значение.

Есть ли у ваших жертвователей какие-то привилегии?

Раньше мы говорили: «Становитесь нашим членом, потому что это благое дело». Сейчас сама по себе такая мотивация не работает, потому что много других обращений за помощью «на благое дело», и часто вопрос касается жизни и смерти. Поэтому мы нашли другую мотивацию и предлагаем: «Покупайте членскую карточку нашего Фонда, и вы получите множество скидок и преимуществ». То есть мы признаем, что благотворители  также и потребители. Они дают нам деньги, но  взамен приобретают право входа в музеи и на выставки в Великобритании либо бесплатно, либо со значительными скидками.

У тех, кто жертвует много, есть какие-то еще преимущества?

Самые большие благотворители получают не только маленькую карточку. Для них важна связь с музеями, которые мы поддерживаем, и это само по себе помогает. Но мы также прикладываем усилия, чтобы поддерживать постоянную связь с нашими крупнейшими донорами, приглашаем их на наши мероприятия и так далее.

Какое самое крупноепожертвование было сделано?

Если вы имеете ввиду прямое пожертвование нашему Фонду, то это более £3 млн, оставленные нам по завещанию. Там не было прописано какой-то специальной цели, деньги передавались на поддержку нашей деятельности в целом. Крупнейшее пожертвование с нашей стороны — на приобретение коллекции Wedgwood мы дали £1 млн, а также аккумулировали пожертвования от других организаций и частных лиц, включая Фонд Национальной лотереи, который выделил £10 млн. Люди покупают лотерейные билеты, и 30% от продажи каждого билета поступает в этот Фонд на благотворительные цели. Полученные деньги распределяется между музеями, театрами и другими институциями.

Давайте поговорим об истории Фонда поддержки искусства. Он был основан в 1903 году. Кто стоял у его основания и почему возникла такая необходимость?

Это была маленькая группа интеллектуалов и деятелей культуры, заинтересованных в том, чтобы искусство и музеи служили общественному благу,– коллекционер, критик, директор Национальной галереи и еще несколько человек. На пороге ХХ века появилась  опасность, что многие произведения искусства окажутся заграницей. Картины из частных коллекций, находившиеся в британских загородных дворцах, стали распродавать, и их покупали иностранные коллекционеры, в особенности американцы. И вот эта маленькаягруппа начала собирать деньги, чтобы помочь музеям покупать произведения, опережая американцев! С самого начала цельюбыло вовлечение как можно большего числа людей для сбора значительных сумм.

Художница Любайна Химид из Танзании стала лауреатом премии Тернера 2017

Сейчас мы примерно представляем, как собираются деньги – в основном через интернет. А как это было раньше?

В газетах публиковались объявления о сборе: «Помогите нам собрать £10000, чтобы эта работа не уехала в Нью-Йорк. Пожалуйста, присылайте чек в Фонд Национальной коллекции через Национальную галерею». А сейчас вы можете использовать  смартфон, чтобы послать пожертвование.

Давайте поговорим о вашей работе в галерее Tate Britain.  При вашем руководстве там прошло много выставок-хитов: «Тернер и старые мастера», ретроспектива Уильяма Блейка, групповая выставка «Тернер, Уистлер, Моне». За время вашего руководства посещаемость увеличилась на 60 процентов. Как вам это удалось?

Я всегда понимал, что нельзя привлечь публику только за счет основной коллекции. Музеи должны организовывать выставки и специальные события,  и я верю, что в Tate Britain мы смогли создать впечатляющую программу.

Вы возглавляли жюри Премии Тернера в 2008и 2009 годах, и вам пришлось защищать премию от нападок,потому что вокруг нее происходило много скандалов.

Я участвовал в организации Премии Тернера с 1998 года, когда пришел в Tate Britain. Я уже тогда должен был защищать выставку от нападок в прессе и не только,  так же как участвовать в создании ежегодных выставок претендентов на премию. Главной задачей во всех смыслах было убеждать британскую публику, что надо смотреть не только на то, что мы уже знаем и любим, но и на самые новые и радикальные произведения искусства.

 

 

 

 

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться